Occupy wall street, следуя тропе кочевника

 

 Длительность и масштабы движения «Occupy Wall Street» , сокращенно OWS, позволяет предположить, что речь идет о коллапсе существующего символического порядка и возникновении проблем пересмотра взаимоотношений граждан и общества и самоидентификации самих граждан.

 

На официальном сайте движения OWS, приводится информация о возникновении и целях OWS.

13 июля 2011 года, в условиях усиливающегося экономического кризиса, AdbustersMediaFoundation, канадская некоммерческая, анти-консьюмеристская, экологическая организация  опубликовала лозунг: OccupyWallStreet! В знак солидарности с этим лозунгом, в США была создана сетевая группа единомышленников OccupyWallSt.org для обеспечения поддержки протестному движению OWS, которое началось 17 сентября 2011 г. на площади Свободы в финансовом квартале Манхэттена и распространилось в более 100 городах США и более 1500  городах всего мира. Движение ставило целью борьбу против засилья в экономике крупных банков и международных корпораций, приведшего к мировому экономическому кризису, и против социальной несправедливости, когда 1% богатейших людей планеты диктуют свои условия всему миру.

Инструкция, опубликованная на сайте OWS, рекомендовала производить оккупацию территорий во всем мире с использованием инструмента коллективного принятия решений, известного как «народное собрание». Обращение, представленное на сайте OWS, заканчивается словами:

«Наша нация, наш человеческий род и наш мир находится в кризисе. США играет ключевую роль на планете, и мы не можем более позволить алчным корпорациям и продажным политикам определять политику нашей страны.

Мы, народ Соединенных Штатов Америки, в условиях кризиса выступаем за передачу суверенного контроля над страной  в наши руки.

Солидарность навсегда!»

Представляется, что в случае с OWS мы имеем дело с процессом, определяемым Жаком Деррида как деконструкция, которая осуществляется в символическом пространстве коллективного бессознательного, и заключается в стремлении обрести новые желания, новые смыслы, новые структуры символического порядка в условиях утраты прежних желаний и смыслов, распада и дисфункции прежних структур, подлежащих деконструкции.

Если, ранее, следуя традиции логоцентризма , картина мира человека представала как единый глобальный рынок, и означающее «капитализм» было незыблемым центром истины и смысла, вокруг которого центростремительно разворачивалась деятельность человека, то сейчас эта картина начинает размываться центробежным процессом рассеивания, диссеминации в терминологии Деррида, означающих, что соответствует частице «де» в слове «деконструкция». Этот процесс направлен на создание новой картины мира с новым символическим порядком, что будет уже соответствовать частице «кон» в том же слове.

Можно ли сделать предположения относительно возможной новой картины мира, к которой может привести движение OWS ?

Мне кажется, что здесь уместно обратиться к понятию «номадизма», представленного в работах Жиля Делеза и Феликса Гваттари. По их мнению, господствующая картина мира  может быть метафорически представлена в форме дерева-мира, которое строится на оппозициях корня и ветвей, единства и различия, универсального и партикулярного, оригинала и копии.  Иными словами, дерево-мир – это упорядоченный в соответствие с единым принципом хаос, то есть, иначе говоря, «космос» древних греков. «Древовидная»  парадигма мышления исходит из первичности исходного принципа единства – глубинного «корня», которое репрезентирует себя в многообразных формах поверхностных различий, в «ветвях». В частности, человеческое сообщество как глобальный рынок исходит из единого для него универсального принципа – капитализма, который транслируется во все формы публичной и приватной жизни его сограждан. 

Делез и Гваттари считают, что в наше время, когда «космос» стремительно превращается в хаос, происходит замена «древовидной» парадигмы на новую, можно сказать, «ризомовидную» парадигму. Ризома в биологии обозначает сетевую структуру, которая имеет не один корень, а множество корней. Делез и Гваттари рассматривают переход к такой децентрированной сетевой структуре как трансформацию картины мира «космоса», с одним «корнем», в картину мира «хаоса» с множеством «корней».  На основе парадигмы «ризомы» строилась в историческом прошлом сообщество кочевников, «номадов», которые существовали вне государственной структуры, постоянно перемещаясь в географическом пространстве, не имея исторического прошлого и не располагая проектами на будущее.

Можно отметить ряд  свойств, характерных для «ризомовидной» парадигмы, которые могут быть перенесены во все сферы человеческого сообщества и которые можно уже наблюдать, в какой-то мере, в движении OWS. Структуризация пространства «ризомы» осуществляется через горизонтальные равноположенные объединения элементов «ризомы», формирование которых происходит на основе установления отношений «связи» между ними, а не основе списка атрибутов, характерных для вертикальных иерархических объединений «дерева». Иными словами, социальная иерархическая стратификация людей, исходя из списка располагаемых ими материальных атрибутов, характерная для «древовидного» общества, может меняться для современных людей на объединения, строящихся на основе нематериальных связей, возникающих между ними.                                                                                          

Иллюстрацией этого являются многочисленные сетевые сообщества, существующие в Интернете, в том числе и единомышленники OWS.

Функционирование «ризомы» строится на принципах «самоорганизации», в противоположность принципу «организации» для «дерева». То есть все процессы кодирования, репрезентации, трансляции знаков в символическом пространстве «ризомы» имеют плюралистический, ситуативный  характер, а не обуславливаются принципом универсальности и системности, репрезентированным в форме определенного «проекта»,  как в случае «дерева».                                                                                                                                        

В качестве примера, можно привести акцию, проведенную в рамках движения OWS, по изъятию гражданами своих вкладов в банках, несущих, по их мнению, ответственность за текущий кризис, и их последующему переводу в кредитные кооперативные сообщества. Такая акция, небольшой масштаб которой позволил избежать коллапса существующей банковской системы, является спорадической формой протеста, которая еще не имеет кода в существующем законодательстве и, следовательно, не может преследоваться по закону.

Стратегия экспансии «ризомы» строится на картографическом принципе в отличие от принципа «кальки» у «дерева», при котором «дерево» в ходе своего роста все время воспроизводит, калькирует генетический код «корня». Согласно картографическому принципу «ризома» не воспроизводит, а производит себя, рассматривая символическое пространство как открытое, где возможно нанесение любых демаркационных линий, набрасывание любых карт своего расширения, с которыми можно экспериментировать  и которые можно менять. Отсутствие фиксированной картографии предполагает ее потенциальную множественность.                                                                                                                 

Например, в одном из интервью участники OWS заявили, что они не имеют четко определенной программы развития своего движения, подчеркивая его спонтанный, ситуационный и релятивистский характер. Ален Бадью предполагает, что дорожной картой для современных протестных движений может быть коммунистическая гипотеза, которую он рассматривает как родовое свойство человечества, желание человеком равенства, фрагментарная трансляция которого на Западе осуществлялась трижды через разрыв греческой философии с мифологическим мирозданием, разрыв христианства с языческим миром, разрыв современной демократии с традиционным авторитаризмом.  Однако, Бадью не берется описать в какой форме дорожной карты может выступить эта гипотеза на современном этапе.

Взаимоотношения «мира» и «картины мира» строятся по-разному у «дерева» и «ризомы». Если «дерево» в качестве «картины мира» претендует на некоторый свой параллелизм с «миром», то есть определенную степень своей адекватности «миру», которая предположительно увеличивается со временем по мере накопления «знания» о мире, то «ризома» как «картина мира»  не претендует на это и рассматривает «картину мира» и «мир» не параллельно, а совместно, в паре.  Такой непараллельный симбиоз предполагает взаимопроникающие процессы их совместной трансформации в форме процессов «территориализации» и «детерриториализации», то есть, соответственно, процессов по захвату и оставлению «территорий», топосов, занимаемых «картиной мира» и «миром» в символическом пространстве. Делез и Гваттари для иллюстрации этого положения приводят пример  биологической  «ризомы» осы и орхидеи:  "Орхидея детерриториализируется, создавая образ, калькируя осу; а оса в этом образе вновь территориализируется. Тем не менее, она детерриториализируется, становясь частичкой аппарата размножения орхидеи; но она же вновь территориализирует орхидею, разнося пыльцу.»                                                                                                                                        

Таким образом, «картина мира», не являет собой образ «мира», а составляет с ним «ризому», в рамках которой происходитих непараллельное  всегда возобновляемое становление, привнесение смысла в символическое пространство – «картина мира» обеспечивает «детерриториализацию» «мира», а «мир» способствует «территориализации картины мира» и т.д. Результатом этого генезиса смысла является не один определенный смысл, а множество смыслов.                                                                                           

Процессы «территориализации» и «детерриториализации» мы можем наблюдать в современной социальной жизни как ширящиеся процессы социальной дестратификации и рестратификации, когда люди теряют свои, казавшиеся такими незыблемыми «территории» обитания как  нация, государство, семья, пол, но, при этом, они также создают и захватывают совершенно новые для них территории такие, как многочисленные «сетевые сообщества» в Интернете, деревенские коммуны  «переселенцев» из городов в сегодняшней России, и, конечно, рассеянные по всему земному шару территории, оккупируемые участниками OWS.

X
Загрузка