Швейцер против Бродского (Фрагмент частного письма) Николай Болдырев (05/10/2020)
Красота формы произведения воздействует на наши эстетические рецепторы, но вовсе не на рецепторы этики. Эту трагическую истину вполне ощутили, пожалуй, только в двадцатом веке. Что же такое этика? Эта субстанция в наше время как-то ускользает от осознания и "визуализации", ты не находишь? Ритм внутри пшеничного зерна? Причина существования мира? Логос внутри каждой вещи? А если проще? Законы этики? А что мы знаем о них, мы – рабы эстетики? Ведь мы тотальные ее рабы.
Игра или духовный опыт? Глава из книги <Страсти по Андрею> (Окончание) Николай Болдырев (04/12/2006)
Тяжко - быть вовлеченным в некое непромысленное, неосознанное, невнятно-косноязычное коллективное почитание существа, тебе знакомого, бывшего рядом с тобой во плоти.
Игра или духовный опыт? Глава из книги <Страсти по Андрею> (Продолжение) Николай Болдырев (29/11/2006)
...Тарковскому принадлежит гениальное определение нашей цивилизации как протезной, ибо она испытывает доподлинное недоверие и почти отвращение ко всему естественному и доподлинную страсть ко всему, что придумывает машинное <рацио>, включая рационализированное искусство и рационализированный эрос.
Игра или духовный опыт? Глава из книги <Страсти по Андрею> (Продолжение) Николай Болдырев (28/11/2006)
...акты адекватного восприятия великих произведений искусства случаются немного раз в столетье, но это проблема не <слабости искусства>, а слабости современного человека, окуклившегося в своем коконе, сквозь который почти ничего из творящих энергий не проходит.
Игра или духовный опыт? Глава из книги <Страсти по Андрею> (Продолжение) Николай Болдырев (24/11/2006)
...вспоминаются слова Лу Саломе, много жившей в России и писавшей в 30-х годах ХХ века, что хотя русские все еще относятся к языку как к чуду, <все же я часто говорю себе: среди этих самых людей, даже в них самих, живут немейшие из немых. От тех, кто нем, потому что почти не мыслит, до тайных и лукавых мыслителей, которые не пускают слово в глубины своей души, а отбрасывают его на поверхность, как блестящий предмет, как игрушку, к которой они равнодушны, - чтобы их собственная самость, как у деревьев или зверей, вызревала в глубоком мраке>.
Игра или духовный опыт? Глава из книги <Страсти по Андрею> (Продолжение) Николай Болдырев (22/11/2006)
...Тарковский планировал воспроизвести на экране целую череду в высшей степени ярких отречений: бегство из Ясной Поляны Льва Толстого, уединение от мира в пустынь аскета - святого Антония, уход в мир своих внутренних <подлинников> Эрнста Амадея Гофмана, полифонную цепочку отречений датчанина Киркегора: вплоть до Голгофы Иисуса из Назарета с его тотальным отречением и полной трансформацией.
Игра или духовный опыт? Глава из книги <Страсти по Андрею> (Продолжение) Николай Болдырев (15/11/2006)
...что есть созерцание? Полнота внимания не к <смыслам>, а точнее - не к стереотипам <понимания>, а к тому, что есть, что просто ествует, магически присутствует в истине-естине, волхвует, истекает тайной.
Игра или духовный опыт? Глава из книги <Страсти по Андрею> Николай Болдырев (09/11/2006)
А. Михалков-Кончаловский: <Я считаю бесконечно претенциозным и <Зеркало>, и <Сталкера>, и <Ностальгию>, и <Жертвоприношение>. Считаю, что это скорее поиски самого себя, а не истины в искусстве:>
Страсти по Андрею Николай Болдырев (07/11/2006)
<...Всю жизнь я стучал в эти двери, и мне очень редко удавалось проникнуть туда, где он пребывает так естественно:> (Ингмар Бергман)
X
Загрузка
DNS