Лихачев Илья Александрович – управленец, статистик, экономист и организатор Вятской товарной биржи Александр Рашковский (19/09/2013)
Власть училищного начальства не ограничивалась стенами учебного заведения. Вечерами учителя обходили квартиры, в том числе и домашние, и следили за тем, что делали ученики. На квартирах велись особые книги, в которых учителя, при посещении, вносили свои замечания. Благодаря такому режиму в училище и на квартире, вся жизнь учащихся была поставлена в рамки... Перед нами были только начальство, домашнее начальство, церковь и ученье.
Скромный деятель театра и телевидения Александр Рашковский (26/07/2013)
...став главным режиссером, Михаил Наумович сразу открыл на телевидении театральную студию для подготовки молодежи к театральной деятельности. В то время ни один театр города не имел такой театральной студии. Конечно, занятия в этой театральной студии были бесплатные.
Быльев. Жизнь ленинградского художника в тыловом городе Кирове. (3) Александр Рашковский (11/06/2013)
Имей друзей поменьше \ Не расширяй их круг.\ И помни: лучше близких \ Вдали живущий друг. \ Окинь спокойным взором \ Всех, кто сидит вокруг. \ В ком видишь ты опору – \ Врага увидишь вдруг. (Омар Хайям)
Быльев. Жизнь ленинградского художника в тыловом городе Кирове. (2) Александр Рашковский (07/06/2013)
...вспоминаются дни блокады в Ленинграде в 1941 году. Художники были единственными, кто до последних минут жизни могли не терять и не теряли свое особое отношение к окружающему, не утрачивали своего художественного мышления, оставались художниками. Писатели этого не могли. Не хватало сил сосредотачиваться и конструировать мысли и слова, строить художественное произведение. Композиторы не писали, подавленные дистрофией.
Быльев. Жизнь ленинградского художника в тыловом городе Кирове. (1) Александр Рашковский (06/06/2013)
Евгений Чарушин... очень увлекается малярным аэрографом. ...Даже обычный граненый стакан превращает в художественное произведение, напоминающее художественное венецианское стекло. В течение месяца он не может отмыть свои руки от въевшейся нитрокраски. Однажды, в гостях у Евгения Шварца, он предложил хозяину расписать что-нибудь ему на память: «Женя, дай я что-нибудь тебе выкрашу». Шварц ответил: «Пожалуйста, выкраси свои руки в телесный цвет».
Алексей Алексеевич Боровой. Из дневника вятской ссылки. Александр Рашковский (16/05/2013)
Меня сверлит и сверлит Маяковский! Сегодня я проснулся точно от резкого толчка в сердце - так часто бывает - и у меня уже было какое-то беспокойство о Маяковском, точно я продолжал работу, начатую во сне. Он погиб жертвой - не нашедшего, не имевшего выхода гигантского лирического чувства.
Алексей Алексеевич Боровой. Из дневника вятской ссылки. Александр Рашковский (14/05/2013)
Смерть Маяковского! Я потрясён этой смертью. Она мне так же удивительна, непонятна, как если бы я сам решил уйти из жизни. Одно время я часто его встречал. Казалось мне, хорошо его чувствовал. Это было великолепное животное. Необычайной одарённости, физической мощи, самовлюблённости, лукавства, цинизма, даже хамства. Кто, что могло бы пробить эту забронированную против всех вер, теорий, слов – хищническую шкуру?
Алексей Алексеевич Боровой. Из дневника вятской ссылки. Александр Рашковский (13/05/2013)
"Все эти господа (Стасюлевич, Гончаров, Кони, Арцимовский, Плетнёв и пр. и пр.) (...) несмотря на безусловную порядочность и полную корректность всех этих либеральных джентльменов, непостижимое у меня отвращение к ним.
Любопытные подробности жизни в Вятском крае Александр Рашковский (25/04/2013)
В городе Малмыже, после Октябрьской революции, сложилась исключительная обстановка вследствие наплыва туда культурных сил.
Диалог неистовых поборников науки Александр Рашковский (10/04/2013)
"Постоянно приходится узнавать страшные вещи о гибели ценных библиотек, и каждое такое известие буквально причиняет боль (сгорела библиотека Киево-Печерской Лавры, не говоря уж о ранее сгоревшей библиотеке, точнее складе или базе старинных книг в бывшем Выдубицком монастыре). Сгорело старое здание Киевского университета, причем погибло много книг. В Горьком гибнут и растаскиваются книги XVIII века, сваленные в неотапливаемом помещении. Да и в Москве не лучше: давным-давно раскассированная библиотека Института мировой литературы лишилась 20.000 книг..».
X
Загрузка
DNS