Комментарий | 0

В темноте

 
 
 
- Ты видишь что-нибудь?
- Нет, ничего.
- Тебе не кажется это странным?
- Странным что?
- Темнота. Сейчас разве должно быть темно? Как мы здесь оказались?
- Ты что, забыл?
- А я помнил?
- Так вчера и оказались.
- Добровольно сюда пришли?
- Так не пришли, приплыли. На лодке. Прождали ее часа два.
- И что, было светло, когда мы сюда прибыли?
- А какая разница?
- Ну да, ну да… Могли что-то увидеть, если было светло, разглядеть это место.
- Нет, темно.
- Как сейчас?
- Это начинает раздражать.  Да, как сейчас.
- Странно, я ничего не помню. И тебя не помню, и даже себя. А ты меня помнишь?
- В смысле?
- Ну можешь описать меня, рассказать, как я выглядел, когда ты меня увидел.
- Когда?
- Вчера, когда ты увидел меня первый раз.
- Первый раз я увидел тебя давно.
- Когда это – давно?
- Не помню. С какой стати мне помнить тебя. Мы здесь по делу.
- По делу? Ты говоришь, что мы сидим в этой темноте не просто так, не по чьей-то злой воле, не по нелепой случайности, а намеренно? Это мы сами так захотели? Это было нашим добровольным решением?
- Да, так оно и было.
- А откуда ты знаешь?
- А почему ты не знаешь?
- Может у меня потеря памяти? Деменция? Я, наверное, старик?
- Как посмотреть. С виду ты не похож на старика. Да и будь ты стариком, здесь, наверное, не оказался бы.
- Значит, я не старик.
- ...
- И ты не старик?
- Нет, я вообще никакой тебе не старик. У меня ребенок – младенец.
- Где? Здесь?
- Ты видишь младенца?
- Нет, я здесь ничего не вижу, даже тебя. Может я ослеп?
- Нет, не ослеп. Я тебя тоже не вижу. Слишком темно.
- Так ты считаешь, раз у тебя ребенок-младенец, ты молод?
- Нет. Я молод и у меня ребенок-младенец.
- Так где он? Покажи! Хочу увидеть твоего младенца! Хочу хоть что-то увидеть!
- Ты что дурак? Младенец со своей матерью.
- А где он со своей матерью?
- Там, откуда мы прибыли.
- Я сейчас протяну руку в твою сторону, на твой голос.
- Зачем?
- Хочу коснуться тебя.
- Не выйдет, я уже пробовал.
- И что?
- Кажется, мы можем только слышать друг друга.
- Да, действительно, не могу тебя нащупать. Да и вообще, ничего не могу нащупать.
- Говорю, я уже пробовал. Вокруг пустота.
- Пустота значит. А ты что-нибудь слышишь, кроме моего голоса?
- Как тут услышишь, ты же рта не закрываешь.
- ...
- ...
- А сейчас?
- Что сейчас?
- Когда я замолчал.
- Замолчи снова, я прислушаюсь.
- ...
- Нет, тишина.
- Именно! О чем я и говорю! Темнота и тишина!
- Наверное, нас распределили на первую линию.
- Кто распределил?
- Опять ты за свое. Те же, кто нас наняли.
- Так это у нас работа такая?!
- Не за бесплатно же на такое дерьмо соглашаться.
- Логично. А нас осведомили о функциях?
- Чьих функциях?
- Наших, что-то типа инструкций ­– что можно, что нельзя, что обязаны ...
- Не особо помню. Сказали, что нас сменят, как придет время.
- А когда придет это время?
- ...
- Ты уснул?
- Нет.
- Почему молчишь?
- Я на вахте. Не до болтовни.
- Но что мы делаем?
- Передаем сведения.
- Мы связисты?
- Можно и так сказать.
- А кого и с кем мы связываем?
- Этого нам знать не положено.
- Кажется, у меня нос чешется.
- Так почеши.
- Не могу нащупать его.
- …
- Слушай, можешь рассказать что-нибудь?
- Что?
- Все равно. Я слишком опустошен. Может быть то, что ты скажешь, поможет мне вспомнить что-то про себя. Я же могу говорить, значит, могу мыслить. Но почему не могу ничего вспомнить?
- Ты слишком болтлив. Твоя память не успевает за твоим языком.
- А где мой язык? Я не чувствую его. И не могу почесать свой нос. Вообще, есть ли у меня нос? Или то, чем его чесать? Точно! Есть ли у меня руки? А у тебя?
- У меня есть все, что нужно для вахты. Всем обеспечен. Но может быть ты уже заткнешься? Каждый раз с тобой одно и то же: не помню, не знаю, кто я, где я. Пора бы привыкнуть.
-  Так я не первый раз здесь?
- Нет.
- Второй?
- ...
- Третий?
- ...
- Десятый?
- Никто не считал. Если бы ты мог иначе зарабатывать, был бы в другом месте.
- Каком месте?
- Не знаю, я там не бывал. Ни разу.
- О, Господи!
- Что?
- Кажется, у меня текут слезы! Я прям буквально чувствую это. Как они вытекают из моих глаз. Но где мои глаза? Где все остальное, что должно быть у человека?
- О, так ты человек? Буду знать.
- А ты разве нет?
- Нет.
- Может и я не человек?
- Тебе виднее.
- Так здесь же ни черта не видно! Как я могу видеть? Как знать?
- Хватит истерить. Ты ж мужик.
- А откуда ты знаешь?
- По работе. Женщин пока не берут.
- Но ты ж не человек.
- Я пошутил.
- А я поверил.
- ...
-...
- Обиделся что ли?
- Не знаю. Вялость какая-то. Вроде как спать хочется.
- Так и поспи.
- Разве можно?
- А почему нет? Облака рваные, ветер южный, осадков не ожидается.
- Откуда ты это знаешь?
- Не знаю. Это я передавал.
- Кому?
- Тебе.
- И я что теперь с этим делать должен?
- Не знаю. Это не моя задача. Твоя.
- А если я ее не знаю?
- ...
-А если я не знаю?!
- ...
- ...
- ...
- Белое пространство настолько белое, что кажется черным. Видимость нулевая. Полное расщепление целого. Неизвестность. Если долго молчать, можно различить очертания двух сущностей, которые невидимы даже для самих себя. На подступах к неведомому выставлены патрули, но места их дислокации утеряны раньше, чем определены. Таков нынче хаос.
Молчание.
Молчание.
Молчание.
- Звук!
- ...
- Принято.
Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS