Комментарий | 0

Болезнь Праслова (Действие первое. Картины 5 - 7)

 
 
 
 
КАРТИНА ПЯТАЯ
 
            Гостиная. Жанна как будто протирает пыль. Грохотов в кресле наблюдает за Жанной.
Входит маленький тучный человек в видавшем виды костюме с огромным букетом. Костюм великоват, и толстячок, не смотря на серьезный вид, выглядит смешным. А может быть он смешон не из-за костюма,  а как раз ввиду этой самой серьезности. Одним словом, появляется такой вот смешной серьезный человек лет сорока пяти по имени Гримм. Федор Иванович Гримм. Музыкальных дел мастер. Так он называет себя. На самом деле Федор Иванович – настройщик. Хотя, если вдуматься, почему настройщик не может именовать себя музыкальных дел мастером? 
 
ГРИММ          (Обращаясь к Жанне.) Ты очень похожа на ангела, голубушка. Да, очень. Я всегда задавал себе вопрос, что в тебе дьявольского, вроде бы все как у всех, ан, нет. Вот это самое сходство с ангелом. Как я раньше не рассмотрел.
ГРОХОТОВ   Вы суровы.
ГРИММ          Гримм.
ГРОХОТОВ   Простите?
ГРИММ          Федор Иванович Гримм. Музыкальных дел мастер.
ЖАННА         Настройщик.
ГРИММ          Музыкальных дел мастер. Я совсем не суров. Будьте осторожны с этой девочкой. Эта девочка съест вас и меня в придачу.
ГРОХОТОВ   Да вы шутите?
ГРИММ          Я никогда не шучу. Я лишен чувства юмора, о чем сожалею, но, уж, каков есть. Я очень прямой человек. Некоторые (Многозначительно смотрит на Жанну.) считают меня занудой. Но я не зануда, я прямой человек. Постарайтесь не обращать на меня внимания, если в чем-нибудь покажусь излишне резким.
ГРОХОТОВ   Грохотов. Сергей Юрьевич Грохотов. Врач.
ГРИММ          Это очень хорошо.
ГРОХОТОВ   Это плохо.
ГРИММ          Что же в этом плохого?
ГРОХОТОВ   Вы станете рассказывать мне про свои болячки.
ГРИММ          Я совершенно здоров. Об этом знают все, с кем я знаком. И, если уж мне придется обратиться к врачу, я предпочту кого-нибудь посерьезнее вас.
ГРОХОТОВ   Мы с вами знакомы?
ГРИММ          Теперь, да.
ГРОХОТОВ   Вы слышали обо мне что-то плохое?
ГРИММ          Нет.
ГРОХОТОВ   Тогда почему же?..
ГРИММ          Я вижу, что вы заигрываете с этой девочкой.
ГРОХОТОВ   Вам привиделось.
ГРИММ          Я предупреждал, что очень прямой человек. (Усаживается в кресло.)
Пауза.
ЖАННА         (Грохотову.) Федор Иванович – мой ухажер.
ГРИММ          Ничего подобного. Не слушайте ее.
ЖАННА         Федор Иванович – мой ухажер. Эти цветы он принес мне.
ГРИММ          Ничего подобного.
ЖАННА         Вы отказываетесь от того, что принесли мне цветы?
ГРИММ          Отказываюсь, потому что эти цветы предназначались не тебе.
ЖАННА         А кому предназначались эти цветы? Вы полюбили другую, Федор Иванович?
ГРИММ          Зачем ты так?
ЖАННА         А как вы со мной?
ГРИММ          Объяснись, сделай одолжение!
ЖАННА         Вы сами отлично знаете.
ГРИММ          Да что же такого я сделал, скажите на милость?
ГРОХОТОВ   Действительно, как-то неучтиво, вы входите в гостиную с цветами, перед вами ангел…
ГРИММ          А вы не вмешивайтесь. Не имейте такой привычки, вмешиваться! А ты – не ангел. Ты – не ангел!
ЖАННА         Разве я не ангел?
ГРИММ          Нет, ты – человек.
ГРОХОТОВ   А вы наверное знаете?
ГРИММ          Знаю. Вот вы опять вмешиваетесь.
ГРОХОТОВ   А как вы можете знать наверное, вы видели ангелов?
ГРИММ          Я не видел ангелов, но она – не ангел.
ГРОХОТОВ   А мне так кажется, что истинный ангел.
ГРИММ          (Жанне.) Он тебе льстит. Он добивается своей цели.
ГРОХОТОВ   У нее за спиной крылышки. Присмотритесь.
ГРИММ          Нет у нее за спиной крылышек, а если и есть, то не те крылышки.
ГРОХОТОВ   Да как же вы можете знать, те или не те?
ГРИММ          Ангелы невидимы.
ГРОХОТОВ   Тогда о чем речь?
ЖАННА         Не связывайтесь с ним. Продолжайте, вы так интересно рассказывали. Я никогда бы не подумала, что мороз можно попробовать на вкус. (Гриму.) Сергей Юрьевич рассказывает про Сибирь. Так интересно.
ГРИММ          Это невозможно.
ЖАННА         Что?
ГРИММ          Мороз нельзя попробовать на вкус. (Пауза.) Позвольте, а где же рояль?
ЖАННА         Артур Александрович распорядился увезти за город.
ГРИММ          Что?
ЖАННА         Артур Александрович распорядился увезти за город. Он больше не может переносить присутствие рояля в доме.
Пауза.
ГРИММ          Как,  за город?!
ЖАННА         Очень просто, на дачу.
ГРИММ          Не верю. Не верю тебе. Ты хочешь убить меня… Это твое право, не любить меня, но убивать-то зачем?
 
Гримм роняет цветы. Жанна тут же подбирает их и несет в вазу.
 
ЖАННА         Ах, как пахнут!
ГРИММ          Где Праслов?
ЖАННА         Давно не видела.
ГРИММ          То есть как? Где Праслов?!
ГРОХОТОВ   Господи, да что же вы так кричите? Голова и так раскалывается.
ГРИММ          Я плевать хотел на вашу голову.
ГРОХОТОВ   Ужасно.
ГРИММ          Подайте мне Праслова !
ГРОХОТОВ   (Жанне.) А мне рюмашечку водки, сделайте одолжение, ангел мой.
ЖАННА         Давно бы уж сказали. (Подходит к буфету. Наливает водки. Подает Грохотову.) Обещайте мне тут же раздеться.
ГРОХОТОВ   Обещаю.
 
Грохотов выпивает водки и выходит в прихожую.
 
ГРИММ          Он что, еще спит?
ЖАННА         Не знаю. Наверное.
ГРИММ          Пойду разбужу его.
ЖАННА         Не советую.
ГРИММ          Я плевать хотел на твои советы!
ЖАННА         Не будите спящего зверя.
ГРИММ          Действительно, зверство. Уничтожить рояль! Да, зверство! И спит при этом.
ЖАННА         Может быть, и не спит.
ГРИММ          Что же он делает?
ЖАННА         Сидит себе и смотрит в одну точку.
ГРИММ          Почему не идет к нам?
ЖАННА         Ему с нами неинтересно. Он нас не любит. Он никого не любит. Ему в ссылку хочется.
ГРИММ          Куда?
ЖАННА         В ссылку.
ГРИММ          Как понимать эти слова?
ЖАННА         А так и понимать. Хочет в Сибирь. Как всякий творческий человек. Место каждого творческого человека – в ссылке. Там покой и мудрость.
ГРИММ          Его место – в сумасшедшем доме, голубка.  Вот-вот, голубка, не ангел, а голубка, так будет точнее.
ГРОХОТОВ   (Из прихожей.) А хорошо стало. Нет ничего полезнее для русского человека. Такое тепло, такой уют для измученного сердца. (Входит в гостиную.) А вы, любезнейший не желаете водки? Нервы успокаивает.
ГРИММ          Я не пью водки.
ГРОХОТОВ   Жаль. Потому и злитесь. Ваша желчь мечется, никак не найдет себе применения.
ГРИММ          (Отмахивается рукой как от назойливой мухи.) Да как же он мог?! Он что же и в самом деле думает, что он сам сделался пианистом? Этот рояль сделал его пианистом. Когда бы этот рояль не захотел, ничего бы не было. Ничего!
ГРОХОТОВ   Был бы другой рояль.
ГРИММ          Нет, уверяю вас, нет, и еще раз нет. Только этот рояль произвел на свет Артура. Но как он мог?!
ГРОХОТОВ   Его поступок вполне объясним.
ГРИММ          Это – подлость, это – хуже подлости! Он – страшный человек. Теперь его следует бояться.
ГРОХОТОВ   (Смеется.) Бояться Праслова?
ГРИММ          Да, именно, бояться Праслова. Нет ничего страшнее пианиста, у которого отняли возможность играть.
ГРОХОТОВ   Напротив, теперь ему требуется внимание, сочувствие.
ГРИММ          Не знаю, не знаю, сможете ли вы найти в себе силы сочувствовать человеку, который генерирует разрушительную энергию.
ГРОХОТОВ   Разрушительную энергию?
ГРИММ          Конечно. Он теперь погубит все, что находится рядом. Раньше здесь была музыка, а теперь – только его отчаяние. Смею вас уверить, если бы сейчас он находился здесь, цветы тут же завяли бы. (Пауза.) Я знаю, почему он разделался с роялем.  Это – зависть. 
ГРОХОТОВ   Ничего подобного. Это – невроз. Уверяю вас, милый Гримм, он любит свой рояль не меньше вашего. Но, теперь, когда, в силу болезни, он более не способен играть, напоминание о том  чего уж не будет никогда, ранит его, и серьезно ранит, так что он принял единственно правильное решение. Кто-то из них должен был отправиться на дачу. Либо рояль, либо Праслов сам. Учитывая тот факт, что теперь холодно…
ГРИММ          Что же, на даче никого нет? Позвольте, там никто не топит?
ЖАННА         За дачей присматривают соседи.
ГРИММ          Что за люди? Как можно с ними связаться?
ЖАННА         Туда можно только поехать. Электричка. Или грузовик. Легковая машина не пройдет. 
ГРОХОТОВ   А что? Вы поезжайте, Федор Иванович.
ГРИММ          И поеду.
ГРОХОТОВ   Конечно. Что же так мучиться?
ГРИММ          Отдавайте мои цветы назад.
ГРОХОТОВ   Вы что же, цветы роялю приносили?
ГРИММ          Да, представьте себе.  Можете смеяться. Вам этого не понять.
ГРОХОТОВ   Боже мой, да вы обыкновенный сумасшедший? Это скучно.
ЖАННА         Нет, с ним бывает весело.
ГРИММ          Да, я принес цветы роялю. Для вас это, быть может, неодушевленный предмет, вещь, а когда вы не умеете играть, вещь неодушевленная. Для меня же старинный мой приятель. Мой друг. И мой пациент. У вас, доктор, есть любимые пациенты?
ГРОХОТОВ   Не знаю, не думал об этом. Нет, пожалуй. Интересные – да, есть пациенты, которыми я горжусь, но назвать их любимыми? Нет. Я, Федор Иванович, женщин люблю. Себя, прежде, а потом – женщин. Раньше было наоборот. Жизнь внесла некоторые коррективы. Выпейте водки.
ГРИММ          Отвратительно.
ГРОХОТОВ   Ангел, налейте мастеру водки.
 
Жанна повторяет свой экскурс к буфету. Протягивает водку Гримму.
 
ГРИММ          Совсем не умею пить.
ГРОХОТОВ   Это пройдет.
ГРИММ          Наверное, теперь нужно что-нибудь сказать?
ГРОХОТОВ   Не обязательно.
 
Гримм, морщась, выпивает.
 
ГРОХОТОВ   А теперь закусить. Принесите что-нибудь, Жанночка.
ГРИММ          Не нужно. Я не закусываю.
ГРОХОТОВ   О-о. Может быть еще?
ГРИММ          Пожалуй. (Улыбается.) Что-то не раскушал.
ГРОХОТОВ   (Изумленно.) Жанна, вторую мастеру.
 
Жанна приносит графин, наливает. Гримм опрокидывает и вторую рюмку.
 
ГРОХОТОВ   Бог любит троицу?
ГРИММ          Довольно. Дьявол вы, а не человек. У меня горе. Я нес цветы… своему другу.
ГРОХОТОВ   Роялю?
ГРИММ          Да, роялю.
ГРОХОТОВ   Так, так, интересно, продолжайте.
ГРИММ          А его уничтожили.  
ГРОХОТОВ   А зачем, позвольте полюбопытствовать, вы несли цветы? У него какой-нибудь праздник? День рождения?
ГРИММ          Юбилей.
ГРОХОТОВ   А вы ничего не путаете?
ГРИММ          Нет. Я всегда точен.
ГРОХОТОВ   А, может быть, все же, юбилей-то не у рояля, а у Артура Александровича? Я, к примеру, располагаю именно такой информацией. Только у Праслова он прошел. Третьего дня.
ГРИММ          Да. А вы были там?
ГРОХОТОВ   Нет, меня, к сожалению, не было в городе.
ГРИММ          Врете, были вы в городе, вам некуда деться. Просто вас никто не пригласил. Таких, как вы не приглашают.
ГРОХОТОВ   Ничего подобного, таких, как я приглашают первыми.
ГРИММ          На следующий день, когда сердце прихватывает.
ГРОХОТОВ   А зачем вам это?
ГРИММ          Так просто. Проверяю свою проницательность.
ГРОХОТОВ   Вас, как я понимаю, тоже не было?
ГРИММ          Я не хожу на подобные мероприятия. И вообще, я сюда прихожу не к Праслову.
ГРОХОТОВ   Жанна говорила.
ГРИММ          Жанна. При чем здесь Жанна? У меня здесь друг. У друга – юбилей, понятно вам?
ГРОХОТОВ   (Жанне.) Вторая была лишней. (Гримму громко.) Юбилей был у Праслова, Федор Иванович.
ГРИММ          У Праслова. Но и у рояля тоже. И в первую очередь у рояля.
ГРОХОТОВ   Ну, эту вашу бредовую идею вы уже излагали.
ГРИММ          Да, я бредовый, пусть, но я плевать хотел…
ГРОХОТОВ   Повторяетесь.
ГРИММ          Жанна, подай мне цветы и сама одевайся.
ЖАННА         Я?
ГРИММ          Да, ты едешь со мной.
ЖАННА         С какой стати?
ГРИММ          Подай мне цветы.
 
Жанна вынимает цветы из вазы и подает их Гримму.
 
ГРИММ          (С цветами в руках становится на колени перед Жанной.) Прошу быть моей женой. (Пауза.) Что же ты молчишь? Я прошу тебя быть моей женой и ехать со мной немедленно. Немедленно… Как декабрист… Как декабрист… (Без чувств падает на пол.)
ГРОХОТОВ   Творческий человек. Тоже о ссылке мечтает. Однако в ссылке пока только рояль. Русская классика. (Смеется.)
 
 
КАРТИНА ШЕСТАЯ
 
            В гостиной те же и Наталья Андреевна Праслова, статная шатенка лет сорока. При ней Жанна старательно протирает пыль. Гримм спит в кресле. Наталья Андревна несколько взволнована.
 
ПРАСЛОВА   (Мы уже слышали этот низкий голос в самом начале действия.) Зачем вы дали ему водки?
ГРОХОТОВ   Он требовал. Здравствуй, Натали. Я и представления не имел, что он может быть таким. Просто как лев, Наташа, просто как лев. Зашел тихий, спокойный, а увидел, что в доме нет рояля, просто зверем стал. Подай ему водки и все.
ПРАСЛОВА   Ему совсем нельзя пить. Он это знает. И ты, Жанна, знаешь это. Я тебя просила.
ЖАННА         Это все – Сергей Юрьевич.
ПРАСЛОВА   Ты можешь обмануть меня своим старанием, девушка, но ты не обманешь гостиную. Никогда!
ЖАННА         (Со слезами на глазах.) Я не обманываю, я никого не обманываю.
ПРАСЛОВА   Не нужно истерик. Я тебе – не мама. И пыль протирать нужно не в тот час, когда в гостиной люди. Ну, подожди, скоро вернется демон.
ГРОХОТОВ   А разве Елизавета Теофиловна не в отъезде?
ПРАСЛОВА   В отъезде, в отъезде! У нас каникулы-с! Гуляем-с!
ГРОХОТОВ   (Смеется.) У нее или у вас?
ПРАСЛОВА   (Смеется.) У нас, у нас.
ГРОХОТОВ   (Подчеркнуто громко.)  Наталья Андреевна, дорогая моя, что- то я никак не могу взять в толк, что у вас здесь с этой гостиной.
ПРАСЛОВА   А что с гостиной?
ГРОХОТОВ   (Громко.) Говорят, аномалия какая-то.
ПРАСЛОВА   А кто говорит? 
ГРОХОТОВ   (Громко.) Да я уж и не припомню.
ПРАСЛОВА   (Принимает игру. Громко.) Что-то за гранью. Елизавета Теофиловна чуть не погибла. Жанна, заткни уши.
 
Жанна  исполняет приказ.
 
ПРАСЛОВА   С гостиной – старуха придумала. Глупость, конечно, но девочка побаивается. Кажется, верит. Она до чрезвычайности глупа, но своенравна.  Пусть хоть чего-нибудь опасается.
ГРОХОТОВ   Эта девочка далеко не глупа, поверь моему опыту.
ПРАСЛОВА   Но она, на самом деле чего-то боится здесь.
ГРОХОТОВ   Так уж и боится?
ПРАСЛОВА   Хотелось бы.
ГРОХОТОВ   Ой, Натали! Она же дитя неразумное. Ангел.  
ПРАСЛОВА   Падший. Уже с зубками. И еще кое с чем.
ГРОХОТОВ   Перестань.
ПРАСЛОВА   Ты знаешь что у нее на уме?
ГРОХОТОВ   Нет.
ПРАСЛОВА   И я не знаю. Но ситуацию контролирую. Пока что. (Смеется.)
ГРОХОТОВ   Бедная Натали. 
ПРАСЛОВА   Да, бедная.
ГРОХОТОВ   Бедная ревнивая Натали.
ПРАСЛОВА   Не то, чтобы ревнивая…
ГРОХОТОВ   О чем ты? Это же Артур!
ПРАСЛОВА   И на Артура бывает проруха.
ГРОХОТОВ   Немного не в рифму.
ПРАСЛОВА   Не важно.
ГРОХОТОВ   Не смеши.
ПРАСЛОВА   Кто вас, мужиков, знает?
ГРОХОТОВ   Ну и что? Если вдруг такое и случится? Это – к лучшему, Натали, поверь мне.  
ПРАСЛОВА   Не нужно нам этого.  
ГРОХОТОВ   Ну, знаешь, это уже жадность.
ПРАСЛОВА   Да, я узурпатор, как все женщины… Просто не хочется грязи.
ГРОХОТОВ   Неужели ты можешь хоть на минуту допустить, что Артур?..
ПРАСЛОВА   А что если мужчина в нем не умер, а только спит?
ГРОХОТОВ   Так это было бы замечательно...
ПРАСЛОВА   Это было бы смертельно… Нет, только не это! Упаси Бог! (Пауза.)  Впрочем, этого не может быть. Старуха задавила в нем мужчину еще в колыбельке. Он – все еще мальчик. Сопливый мальчик на высоком стульчике за пианино. (Пауза.) Конечно, если бы не ее старания, может быть, все было бы иначе…
ГРОХОТОВ   Да, но в таком случае он не стал бы великим музыкантом.
ПРАСЛОВА   Ну, не стал бы он великим музыкантом…
ГРОХОТОВ   Не гневи Бога! Если бы не его музыка, ты бы не имела всей этой роскоши.  А можно и по-другому сказать. Если бы не его мужская несостоятельность…
Пауза.
ПРАСЛОВА   Да, ты прав, за все нужно платить. И все же я – несчастная женщина! Сережа, я же все еще фиалка! Жертва эгоизма бесчувственного человека…
ГРОХОТОВ   Он тоже платит. Ведь у него кроме музыки…
ПРАСЛОВА   Музыки?! Вот теперь у него ничего нет! Бог отнял вместе с рассудком. И знаешь за что? За то, что он разрушил меня, ангела.
ГРОХОТОВ   Просто какой-то слет ангелов.
ПРАСЛОВА   Сережа, он сжег меня как Жанну Д’Арк!
ЖАННА         (Отнимает руки от ушей.) Звали?
ПРАСЛОВА   Нет.
ЖАННА         (Снова затыкает уши. Вздыхает.) Сами не знают, чего хотят.
ГРОХОТОВ   (Прасловой.) А ты его ненавидишь.
ПРАСЛОВА   Ненавижу!.. Не знаю. Не уверена. Может быть, я его как раз люблю. Такой вот необычной любовью. Кстати, он способен только на необычную любовь. (Пауза.) Анекдот. (Смеется.) На юбилее он, вдруг, ни с того ни с сего, стал проявлять ко мне «чуйства». Что-то в нем этакое проснулось. Вдруг. Ему, представь себе, захотелось  меня. В этой комнате, на рояле, на своей святыне. (Смеется.) Ты можешь себе такое представить? Он даже ударил меня.
ГРОХОТОВ   Ты придумала.
ПРАСЛОВА   Нисколько. Он начал раздевать меня прямо при гостях. Тащил за руку.
ГРОХОТОВ   Так это же страсть, Натали! Ай, да Артур! Поздравляю! А ты говоришь! 
ПРАСЛОВА   Да нет, это был первый приступ. Может быть, и не первый. Он ничего не помнит. (Пауза.) Вообще это отвратительно, Сережа! Он в душе – садист. Мамочка воспитала его садистом. Конечно, гаммы сутки на пролет с ремнем вместо заборов и футбола. Как же ему полюбить людей? Он их и не знает, людей-то.
ГРОХОТОВ   Напрасно. Он влюблен в музыку. Это, видишь ли, дар. Деформация. Врожденная. Художественный паралич. Так что, мамочка здесь не главная фигура. Хозяин повыше рангом будет. 
ЖАННА         (Не отнимая рук.) Можно уже слушать?
ПРАСЛОВА   Рано.
ЖАННА         (Не отнимая рук.) Какие секреты?
Праслова смеется.
ГРОХОТОВ   Может быть ей одеваться поскромнее?
ПРАСЛОВА   Нет уж, пусть лучше голая ходит. Так она вся на виду. (Пауза.) У нее действительно красивые ножки. (Жанне громко.) Можешь слушать. Хотя, ты и так все слышала.
ЖАННА         Нет, не слышала, ни словечка.
ПРАСЛОВА   Еще и лживая.
ЖАННА         Я ничего не слышала, честное слово.
ПРАСЛОВА   (Безразлично.) Ну и хорошо.
 
Гримм шевелится в кресле.
 
ПРАСЛОВА   Зачем ты дал ему водки? Ты же доктор.
ГРОХОТОВ   Откуда мне было знать?
ПРАСЛОВА   Ну, да Бог с ним. Мне-то и дела нет. Вот для Артура Александровича это зрелище явилось бы ударом.
ГРОХОТОВ   А где, собственно, Артур… Александрович?
ПРАСЛОВА   Спит.
 
Грохотов подходит к креслу с Гриммом, некоторое время наблюдает за спящим.
 
ГРОХОТОВ   Может быть его спрятать от греха? Где-нибудь в дальней комнате или в чулане?
ПРАСЛОВА   Да пусть себе.
ГРОХОТОВ   А если Артур проснется?
ПРАСЛОВА   Он теперь в таком состоянии, что…
ГРОХОТОВ   Слушай, с Артуром нужно же что-то делать. Давай я договорюсь со специалистом.
ПРАСЛОВА   Ты понимаешь, что начнется?
ГРОХОТОВ   Я найду такого, что будет молчать.
ПРАСЛОВА   Повременим. Может быть, все само собой…
ГРОХОТОВ   Так не бывает. Поверь, если бы я что-то в этом понимал…
ПРАСЛОВА   Все обойдется. Старуха вернется, травок заварит, пошепчет…    
ГРОХОТОВ   (Кивает на Гримма.) Чудной. Цветы принес. Говорит – роялю.
ПРАСЛОВА   Роялю?
ГРОХОТОВ   Ну да, у рояля, говорит, юбилей.
ПРАСЛОВА   У рояля юбилей?
ГРОХОТОВ   Ну да. (Усаживается в кресло.)
ПРАСЛОВА   Эх, Сережа! Если бы так. Было бы так – полбеды. Он эти цветы не роялю нес. Хочешь кофе?
ГРОХОТОВ    Не откажусь.
ПРАСЛОВА    Жанна, сделай нам кофе.
 
Жанна уходит.
 Праслова направляется к Грохотову и усаживается к нему на колени. Точно так же, как некоторое время назад усаживалась Жанна. Только в движениях Жанны был порыв, ребячество, Праслова же делает это царственно и со значением.
Грохотов крайне смущен.
 
ПРАСЛОВА   Знаешь, кому он принес эти цветы?
ГРОХОТОВ   Жанне?
ПРАСЛОВА   Чушь. (Пауза.) Мне захотелось присесть тебе на колени. Ты не возражаешь?
ГРОХОТОВ   В общем-то нет, но вот как-то… неожиданно…
ПРАСЛОВА   Женский каприз.
ГРОХОТОВ   Да, но…
ПРАСЛОВА   Тебе неприятно?   
ГРОХОТОВ   Гримм может проснуться. Жанна вернется.  
ПРАСЛОВА   А разве мы делаем что-нибудь предосудительное? 
ГРОХОТОВ   Не нужно. (Пауза.) Может войти Артур.
ПРАСЛОВА   Он не войдет.
ГРОХОТОВ   Почему ты так уверена?
ПРАСЛОВА   Не войдет и все. Я знаю.
Пауза.
ГРОХОТОВ   Артур как себя чувствует?
 
Праслова целует Грохотова.
 
ГРОХОТОВ   (С трудом освободившись от поцелуя.) Вот теперь мы делаем нечто предосудительное.
ПРАСЛОВА   Разве?
Пауза.
ГРОХОТОВ   Артур как себя чувствует?
 
Праслова целует Грохотова.
 
ГРОХОТОВ   Почему ты не отвечаешь на мой вопрос?
ПРАСЛОВА   А что ты так разволновался? Если он войдет, что с того?
ГРОХОТОВ   Я понимаю, тебе хочется поиграть, но,  знаешь, мне, в отличие от тебя,  не хотелось бы сцен.
ПРАСЛОВА   (Смеется.) Сцен? И кто это будет устраивать сцену? Уж не Праслов ли?
ГРОХОТОВ   Не знаю, не хочу думать, все равно кто, не хочу. 
ПРАСЛОВА   А эта девочка?
ГРОХОТОВ   Что, девочка, какая девочка?..
ПРАСЛОВА   Ну, эта горничная Жанна, уже присаживалась к тебе на колени?
ГРОХОТОВ   Нет.
ПРАСЛОВА   Неправда, она ко всем садится на колени. Я бы давно ее рассчитала, но она какая-то дальняя родственница Артура Александровича. 
 
Гримм шевелится в кресле.
 
ПРАСЛОВА   (Поднимается, подходит к окну.) Я ей завидую, Сережа, как я ей иногда завидую. Я никогда не могла себе позволить… Не поверишь, сейчас я первый раз села мужчине на колени. (Пауза.) И знаешь, что случилось?
ГРОХОТОВ   Что?
 
Грохотов подходит к буфету, наливает себе водки, выпивает.
 
ПРАСЛОВА   Я не испытала стыда, я не испытала волнения, я не испытала ровным счетом ничего.
ГРОХОТОВ   Это я виноват.
ПРАСЛОВА   В чем?
ГРОХОТОВ   Не подыграл тебе. Испугался немного.
ПРАСЛОВА   Я не играла… Посмотри, там, за окном тоже никого нет. Здесь никого и там никого. Пустота… А ты говоришь, «игра»… Если бы ты знал, как я ненавижу эту пустоту… И внутри пустота. Как было бы чудно, если бы хоть что-нибудь заполнило ее. Любовь она не приняла. Музыку она отторгала. Я ненавидела звуки всем сердцем. Можешь себе представить, при этом, что такое прожить столько лет с музыкантом? Я была счастлива, когда ты сказал, что Праслов, вероятно, больше не сможет играть. Ну вот. Теперь тишина. Но тишину, как выяснилось, пустота тоже отторгает. Теперь кажется, может быть лучше бы он уж играл? Не знаю. В детстве больше всего мне нравилось быть одной. А теперь боюсь одиночества. (Смеется.) Вот и терплю вас всех. Гнать бы вас в шею, нахлебников. Однако же терплю. И даже скучаю без вас. (Пауза.) Представляешь, какая пустота?  (Пауза.) Уйду я от него. Это – ясно. Но вот, незадача, боюсь оставаться одна.  Один на один с этой самой пустотой. Кто-нибудь должен быть рядом. Спать одна боюсь.
ГРОХОТОВ   Может быть тебе съездить куда-нибудь на время, отвлечься? Все устаканится…
ПРАСЛОВА   Перестань. Праслова не люблю. Да он и сам забыл меня. Он и не помнил меня. Я и в первые-то  годы семейной жизни была для него не женой, не женщиной, а так, привкусом. Шопен, Скрябин – это вкус, а я – привкус. Этот привкус преследует его всю жизнь. Сама же я  осталась в трамвае. Разрумяненная девочка, возвращающаяся домой с катка, с коньками через плечо. Похоже, что так оно и есть. Так и катаюсь до сих пор в трамвае по кольцу. (Пауза.) Завести любовника что ли?  Как  думаешь, Сережа? 
ГРОХОТОВ   Недурная мысль. Кто же избранник?
ПРАСЛОВА   (Улыбаясь указывает на Грима.) Да вот, хотя бы Гримм.
ГРОХОТОВ    Очень хорошо. Хотя нет, не подходит. Музыкальных дел мастер, шило на мыло.
ПРАСЛОВА   Но он же не играет?
ГРОХОТОВ   Настраивает. Это – еще хуже. Вспомни эти звуки.
ПРАСЛОВА   (Смеется.) Ужас!
Гримм открывает глаза.
ГРИММ          Я проснулся. (Пауза.) Неужели я проснулся? Наталья Андреевна, голубчик, это вы? Вы мне не снитесь? Я действительно проснулся?
ПРАСЛОВА   Прекратите балаган.
ГРИММ          Балаган? Какой же балаган, мне показалось, что я умер. Да и лучше было бы, если бы я умер. Голова. Что с моей головой?
ПРАСЛОВА   Зачем вы пили водку?
ГРИММ          Водку?
ПРАСЛОВА   Водку, водку.
ГРИММ          Ах, вот оно в чем дело?
ГРОХОТОВ   А вы не помните?
ГРИММ          Решительно ничего не помню. Я только помню, что шел к вам. Помню, как поднимался по лестнице. Я нес для вас цветы, Наталья Андреевна, голубушка. Такие как вы любите. Да вот же мой букет. Уже в вазе. Я подарил вам цветы?
ГРОХОТОВ               Вы хотели подарить цветы роялю.
ГРИММ                      Роялю? Ах, да. Рояль. Вы убили инструмент. Артур убил его. Теперь я вспомнил. Теперь я вспомнил, почему выпил водки. Вспомнил. Печально. Очень печально. Но этого стоило ожидать. В Артуре это было всегда. Печально. Теперь и Артур умрет.
ПРАСЛОВА   Типун вам на язык!
ГРИММ          А вот увидите.
ПРАСЛОВА   Прекратите сейчас же! Какой вы, однако, злой человек.
ГРИММ          Я добрый. Я самый добрый. Добрее всех вас… Простите, простите меня, я еще не проснулся, вероятно.
Пауза.
ПРАСЛОВА   Скажите, Гримм, а сколько теперь может стоить наш рояль?
ГРИММ          Что?! Простите, я не расслышал.
ПРАСЛОВА   Сколько может стоить рояль Праслова?
ГРИММ          Ему нет цены.
ПРАСЛОВА   Перестаньте, цену имею даже я.
ГРИММ          Да что же вы такое говорите?
ПРАСЛОВА   Не желаете приобрести?
ГРИММ          Что?
ПРАСЛОВА   А все, что угодно. Хотите – рояль, а хотите – меня.
ГРИММ          Ах, вот оно в чем дело, вы расстроены.
ПРАСЛОВА   Вы можете меня настроить?
ГРИММ          Вы шутите. Вы же знаете, голубчик, что я не понимаю шуток.
ПРАСЛОВА   (Со вздохом.) Ничего я не шучу. К сожалению.
ГРИММ          Тогда, если вас не затруднит, разъясните мне ход ваших мыслей.
ГРОХОТОВ   Вы убивались по инструменту. Наталья Андреевна – человек добрый, отзывчивый, решила предложить вам забрать этот инструмент себе, посредством совершения покупки.
ГРИММ          Она хочет продать мне рояль?
ГРОХОТОВ   Именно. Хочет узнать, сколько бы вы дали за него.
ГРИММ          Ему нет цены. Это же всем роялям рояль.  Рояль Праслова! Космос!
ГРОХОТОВ   На это Наталья Андреевна резонно замечает, что цену имеет все, даже, простите, она.
ГРИММ          Но Наталья Андреевна – жена Праслова, насколько я знаю.
ГРОХОТОВ   Что же вы хотите, чтобы цену назначил Праслов?
ГРИММ          Цену чему?
ГРОХОТОВ   А что вам интереснее?
ГРИММ          Я не переношу шуток. Я не понимаю их. Я боюсь их.
ГРОХОТОВ   Да все вы отлично понимаете, только прикидываетесь этаким простачком.
ГРИММ          Наталья Андреевна, голубушка, что он говорит? что вы все говорите?! Я запутался. Вы что же, разводитесь с Артуром?
ПРАСЛОВА   А какое это имеет значение?
ГРИММ          Да как же, какое, не могу же я обсуждать подобные темы, когда у вас есть муж.
ПРАСЛОВА   А когда мужа не было бы, вы стали бы торговаться?
Пауза.
ГРИММ          Вы окончательно запутали меня. Я не знаю, что мне нужно говорить. Что мне нужно говорить?
ПРАСЛОВА   Комплименты. Женщинам, обыкновенно, вначале говорят комплименты.
ГРИММ          Да разве вы никогда не слышали от меня?
ГРОХОТОВ   Так покупаете вы рояль или нет?
ГРИММ          Рояль?
ГРОХОТОВ   Ну да,  хотя бы рояль.
ГРИММ          Рояль, ах, да, рояль… Видите ли, я живу в достаточно стесненных условиях. Со мной проживают…
ГРОХОТОВ   Вот вы и проявили себя.
ГРИММ          Да нет же, вы не выслушали меня до конца.
ГРОХОТОВ   На такие предложения отвечают незамедлительно, выражая полную безоговорочную готовность, или же, напротив, отказываясь, но сразу, одним махом.
ГРИММ          Это не так просто.
ГРОХОТОВ   Чего же проще?
ГРИММ          А что вы говорили о себе, Наталья Андреевна?
ГРОХОТОВ   Наталью Андреевну интересует,  кому вы несли цветы?
ГРИММ          Я обратился не к вам, а к Наталье Андреевне.
ГРОХОТОВ   Она тайно любит вас.
ГРИММ          Замолчите!
ПРАСЛОВА   Ничего. Простите меня, я, действительно пошутила. Я совсем забыла, что шутки вам неприятны.
ГРИММ          Отчего же, не все шутки. Когда вы шутите…
ПРАСЛОВА   Забудем.
ГРИММ          Вы же знаете, как я к вам отношусь. Я, конечно небогатый человек, всего лишь музыкальных дел мастер, но имею некоторые сбережения…
ПРАСЛОВА   Забудем.
ГРИММ          Вы можете рассчитывать…
ГРОХОТОВ   Всё уже. 
ГРИММ          Признаться, Наталья Андреевна, эти цветы действительно предназначались вам. Единственное, что мне не хотелось, чтобы кто-нибудь еще присутствовал…
 
Жанна вносит поднос с кофе.
 
ГРИММ          (Несколько испуганно.) Жанночка, здравствуй, голубушка. 
ЖАННА         Мы уже здоровались с вами.
ГРИММ          Разве? Ах, да, простите… Я, пожалуй, пойду. Зайду в следующий раз.
ПРАСЛОВА   Вам пока нельзя никуда ходить. Посмотрите на себя, вы весь бледный.
ГРИММ          Бледный?
ПРАСЛОВА   Как смерть.
ГРИММ          А где же посмотреться? У вас нет зеркала?
ПРАСЛОВА   Подойдите к шкафу.
 
Гримм подходит к шкафу, смотрится некоторое время, потом поворачивается к присутствующим. В его глазах ужас.
 
            ПРАСЛОВА   Что такое?
ГРИММ          Там Артур.
ПРАСЛОВА   Кто там? 
ГРИММ          Артур. Артур Александрович.
ПРАСЛОВА   Ах, да, Артур. Он здесь везде. Он разлит в воздухе как фимиам.
ГРОХОТОВ   Нет, Наталья Андреевна, в воздухе этого дома разлита любовь. Страстная, жертвенная любовь разлита в этом доме, как запах запретного плода.
ПРАСЛОВА   Ты, Сереженька, был бы поэт, когда бы не врожденный цинизм.
ЖАННА         Прелесть.
ПРАСЛОВА   (Жанне.) Ты еще здесь? Марш на кухню.
ЖАННА         Можно, я останусь? Сергей Юрьевич читает стихи, а я не могу жить без стихов.
ГРОХОТОВ   (Жанне.) Благодарю вас, прелестное дитя. (Прасловой.) Наталья Андреевна, позвольте девушке остаться. Она знает толк в настоящем искусстве. Так пусть же наслаждается. Она будет тиха и, за одно,  под присмотром.
ПРАСЛОВА   Последний аргумент убедителен.
ГРИММ          Он смотрел на меня через стекло. 
ГРОХОТОВ   Попробуйте еще раз, Федор Иванович.
ГРИММ          Нет уж, смотритесь сами, с меня хватит.
 
Грохотов подходит к шкафу. Смотрится.
 
ГРОХОТОВ   Действительно.
ГРИММ          И вы увидели?
ГРОХОТОВ   Конечно. Великолепная фотография. Но Топорова он почему-то отрезал. Они что, в ссоре?
ПРАСЛОВА   Он теперь со всем миром в ссоре.
ГРОХОТОВ   Топоров не был на юбилее?
ПРАСЛОВА   Топоров теперь в Англии.
ГРИММ          Не морочьте мне голову. Это был живой Праслов. Он шевелил губами. Мне страшно. (Пауза.) Много я выпил водки?
ЖАННА         Только две рюмки. Две маленьких рюмочки.
ГРИММ          Что это, доктор, белая горячка?
ГРОХОТОВ   Вы же не доверяете мне.
ГРИММ          Как можно сейчас… в такую минуту?
ГРОХОТОВ   Не думаю. Но вам не следует больше пить.
ГРИММ          Да я же не пью. Наталья Андреевна знает. Столько лет… мы знакомы столько лет.
ГРОХОТОВ   И к людям надо бы помягче относиться. Как к музыкальным инструментам. Точно так же. Понимаете?
ГРИММ          Да, вы правы.
ГРОХОТОВ   Вот вы напророчили Артуру Александровичу скорую смерть, а он возьми, да и выгляни на вас из шкафа. Осуждающе смотрел?
ГРИММ          Не нужно больше об этом, прошу вас!
ГРОХОТОВ   Посидите в кресле, отдохните. Кофе вам теперь не нужен, а вот если бы стрекоза согласилась сделать слабенького чая с медом и лимончиком, то было бы в самый раз.
ГРИММ          Поможет?
ГРОХОТОВ   Непременно.
ГРИММ          Сотвори такую любезность, Жанна, голубушка.
ЖАННА         А что, похожа я на ангела, Федор Иванович?
ГРИММ          Ангел, сущий ангел.
ЖАННА         То-то. (Выходит из гостиной.)
 
КАРТИНА СЕДЬМАЯ
 
            В больничном холле обедают. Накрыты столики, каждый на четыре человека. Некоторые столики сдвинуты и за ними сидят восемь, а то и двенадцать человек. Специфические звуки столовой: покашливание, сопение, тусклое постукивание ложечек о стенки стаканов, дрожь тарелок.  Уже  пьют чай. Больные похожи друг на друга как братья, как воробьи. Есть в них что-то от воробьев.
            Умароцкий ходит по столикам с большой банкой  и накладывает  порции меда.   
            Оживление. Можно разобрать отдельные голоса, фрагменты диалога. 
 
УМАРОЦКИЙ           Мед. Мед. Медок. Мед можно и без лимончика. Настоящий мед. Мед. Мед. Мед так нам необходим теперь. Мед, чтобы излечиться, чтобы совсем излечиться. Мед. Мед. Полезный мед. Сладкий мед. Мед. Мед.
1й ПАЦИЕНТ            …и оттого, что он, крошка, не слышал всего этого, не знал всего этого, он остался с ними один на один.
2й ПАЦИЕНТ            Совсем один?
1й ПАЦИЕНТ            Один-одинешинек.
2й ПАЦИЕНТ            Но он, по крайней мере любил их всех.
1й ПАЦИЕНТ            А можно ли любить всех, ответь? Можно ли любить сразу всех? Можно любить кого-нибудь одного, ну двух, ну трех человек, и то, это – перебор, это уже перебор. А любить всех – увольте. Такого и не было никогда.
2й ПАЦИЕНТ            Но может быть позже будет?
1й ПАЦИЕНТ            И не будет никогда… Погоди-ка, да ты вовсе и не слушаешь меня? Чем ты занят? Погоди, чем ты занят?
2й ПАЦИЕНТ            Я слушаю тебя.
1й ПАЦИЕНТ            А тогда скажи, о чем мы только что говорили?
2й ПАЦИЕНТ            О том, чего нет. И никогда не будет.
1й ПАЦИЕНТ            Но о чем все-таки? О чем все-таки?
2й ПАЦИЕНТ            О любви.
1й ПАЦИЕНТ            Это что же получается, любви не было никогда и не будет?
2й ПАЦИЕНТ            Ты сам только что говорил.
1й ПАЦИЕНТ            Я говорил это?
2й ПАЦИЕНТ            Но мне так показалось. Ты говорил так, что мне показалось. Может быть, ты говорил и не о том, но мне показалось, что о том. То, как ты говорил, приводит меня именно к этой мысли.
1й ПАЦИЕНТ            Я говорил тебе о том, что, в конечном счете, он остался совсем один. Это закономерно. Это случается однажды со всеми, кто преисполнен благодати.
2й ПАЦИЕНТ            А благодать – это любовь?
1й ПАЦИЕНТ            Любовь.
2й ПАЦИЕНТ            Что же тогда, по-твоему, наказание?
3й ПАЦИЕНТ            И что теперь в Англии?
4й ПАЦИЕНТ            Полная неразбериха.
3й ПАЦИЕНТ            Но там никогда не было неразберихи, там все определенно.
4й ПАЦИЕНТ            А теперь неразбериха. Полная неразбериха.
5й ПАЦИЕНТ            Нераз-бериха, не-разбериха , неразбе-риха.
3й ПАЦИЕНТ            Этот анализ не уместен.
5й ПАЦИЕНТ            Не-разбериха.
4й ПАЦИЕНТ            Уместен, неуместен, теперь мне кажется все уместно в этой неразберихе.
3й ПАЦИЕНТ            В Англии никогда не было неразберихи.
4й ПАЦИЕНТ            А туман? Куда ты прикажешь деть туман? С туманом-то что делать?
5й ПАЦИЕНТ            Туман, уман, ман.
3й ПАЦИЕНТ            Здесь анализ неуместен.
4й ПАЦИЕНТ            А как ты представляешь себе без анализа? Что без него та же Англия? Что, прикажешь делать с ней без анализа?
3й ПАЦИЕНТ            А ничего.
4й ПАЦИЕНТ            То есть, если я правильно тебя понял, ты предлагаешь оставить все на своих местах? И что же, в таком случае, Англия?
3й ПАЦИЕНТ            Она останется Англией.
4й ПАЦИЕНТ            И все?
5й ПАЦИЕНТ            И все? И все? И все?
2й ПАЦИЕНТ            Уж лучше ему было так и остаться девочкой.
1й ПАЦИЕНТ            Да он не был никогда девочкой. Он был мальчиком.
2й ПАЦИЕНТ            Все рождаются девочками, а только потом некоторые превращаются в мальчиков, как стрекозы в куколок.
1й ПАЦИЕНТ            Наоборот, как куколки в стрекоз.
2й ПАЦИЕНТ            Нет, нет, именно так, как я сказал, стрекозы в куколок. Вспомни  хорошенько.
1й ПАЦИЕНТ            И что, так бы и пропел стрекозой
2й ПАЦИЕНТ            Он так и пел, точнее, играл, он так и думал, что он стрекоза, всю жизнь. От этого все неудачи, и все болезни, и вся жестокость. Я вообще удивляюсь, что он выжил. Это чудо, что он выжил в этих условиях.
1й ПАЦИЕНТ            Да, это чудо, это действительно чудо.
 
УМАРОЦКИЙ           Мед, дивный мед, мед, мед, чтобы излечиться, чтобы никогда больше не болеть, мед, мед, дивный мед.
6й ПАЦИЕНТ            У меня, лапуся, боли усилились, лапуся.
7й ПАЦИЕНТ            Где боли?
6й ПАЦИЕНТ            В висках, лапуся, неистерпимые боли, лапуся.
7й ПАЦИЕНТ            В висках?
6й ПАЦИЕНТ            В висках, лапуся. В висках.
7й ПАЦИЕНТ            А когда появились?
6й ПАЦИЕНТ            В среду, лапуся, в среду, когда новенький к нам пришел.
7й ПАЦИЕНТ            Музыкант?
6й ПАЦИЕНТ            Музыкант, лапуся, именно что.
7й ПАЦИЕНТ            Странное дело. У меня то же самое.
6й ПАЦИЕНТ            У многих, лапуся, у многих.
7й ПАЦИЕНТ            А ты не Голикова наслушался?
6й ПАЦИЕНТ            Нет, лапуся, я никого не слушаю, лапуся, я только боль свою слушаю, лапуся.
7й ПАЦИЕНТ            А что за боль?
6й ПАЦИЕНТ            Как-будто музыка в висках, лапуся.
7й ПАЦИЕНТ            А что за музыка?
6й ПАЦИЕНТ            На пианино играют, лапуся, на пианино. У меня, лапуся, дочка на пианино играла, вот так же точно и играют, лапуся.
7й ПАЦИЕНТ            Хорошо играла?
6й ПАЦИЕНТ            Плохо, лапуся, она только начинала, одним пальцем, и у меня, лапуся, одним пальцем, день и ночь, день и ночь.
7й ПАЦИЕНТ            У всех по-разному играет.
6й ПАЦИЕНТ            А у тебя, лапуся, играют?
7й ПАЦИЕНТ            Бог миловал. Мне сейчас этого никак нельзя. У меня работа.
6й ПАЦИЕНТ            Что делать?
7й ПАЦИЕНТ            Врачу жаловался?
6й ПАЦИЕНТ            Жаловался, лапуся.
7й ПАЦИЕНТ            И что врач?
6й ПАЦИЕНТ            Ничего, лапуся, говорит, что это у меня от глупости.
7й ПАЦИЕНТ            Значит, от глупости.
6й ПАЦИЕНТ            Ты тоже так думаешь, лапуся?
7й ПАЦИЕНТ            А сам-то ты как думаешь?
6й ПАЦИЕНТ            Думаю, лапуся, так же.
7й ПАЦИЕНТ            А, может быть, ты музыкантом становишься?
6й ПАЦИЕНТ            А музыканты, лапуся, глупые?
7й ПАЦИЕНТ            Конечно. Разве умный человек стал бы музыкантом?
6й ПАЦИЕНТ            Значит, становлюсь, лапуся, становлюсь музыкантом, лапуся. А боль то пройдет, лапуся?
7й ПАЦИЕНТ            Выучишься играть и пройдет. Я так думаю, но лучше тебе с Голиковым поговорить.
УМАРОЦКИЙ           Мед, сладкий мед, чистый мед, мед, мед.
5й ПАЦИЕНТ            Мед, мед, мед, медный мед. Медицинский мед. Медный мед, медицинский мед.
4й ПАЦИЕНТ            …если одна женщина вышла замуж за буфет?
3й ПАЦИЕНТ            Как это может быть такое?
4й ПАЦИЕНТ            Очень просто, полюбила буфет и вышла за него замуж. Официально зарегистрировались. Как положено.
3й ПАЦИЕНТ            Кто же зарегистрировал их?
4й ПАЦИЕНТ            Ну, знаешь ли, я при сем  не присутствовал.
3й ПАЦИЕНТ            И это ты считаешь неразберихой?
4й ПАЦИЕНТ            А ты часто встречал такое?
3й ПАЦИЕНТ            Не встречал, но допускаю, что такое может быть.
4й ПАЦИЕНТ            И что, ты думаешь, у них смогут родиться дети?
3й ПАЦИЕНТ            Она уже не может родить. Совсем старушонка.
4й ПАЦИЕНТ            Старушонка?
4й ПАЦИЕНТ            Божий одуванчик.
3й ПАЦИЕНТ            Зачем же она замуж выходила?
4й ПАЦИЕНТ            Говорят, любовь, я же думаю – неразбериха.
3й ПАЦИЕНТ            Мне кажется, ни то, и не другое. Мне кажется, что кто-то хотел у нее этот буфет оттяпать.
4й ПАЦИЕНТ            Оттяпать буфет?
3й ПАЦИЕНТ            Сколько угодно.
4й ПАЦИЕНТ            Ну уж нет, это совсем неправдоподобно. Тогда уж любовь.
3й ПАЦИЕНТ            Любовь в Англии?
4й ПАЦИЕНТ            Любовь.
3й ПАЦИЕНТ            В Англии?
4й ПАЦИЕНТ            Я же говорю, неразбериха.
Пауза.
4й ПАЦИЕНТ            И все же, будь она помоложе, могли бы у них быть дети? Никак не могу выбросить этот вопрос из головы.
3й ПАЦИЕНТ            Это – серьезный вопрос.
4й ПАЦИЕНТ            То-то и оно, что серьезный.
3й ПАЦИЕНТ            В Англии?
4й ПАЦИЕНТ            Где же еще? Мы про Англию говорим то.
3й ПАЦИЕНТ            В Англии, думаю, могут.
4й ПАЦИЕНТ            И что же, интересно знать, родится?
3й ПАЦИЕНТ            Может быть, порядок? 
4й ПАЦИЕНТ            При такой-то неразберихе? 
 
            Пациент, именуемый «шестым пациентом» хватается за голову руками, страшно кричит и падает на пол. Все бросаются из-за своих столиков к нему и окружают плотным кольцом. Шум, суматоха. Безучастным остается только Праслов.  Санитар на всю громкость включает радиоприемник. Звучит Второй концерт для фортепиано с оркестром Рахманинова.
 
(Окончание следует)

 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS