Комментарий | 0

Блуждающие (Действие первое)

 

Пьеса в двух действиях

 

Афарин Саеди Голова женщины

 

 

Действующие лица
 
 
Летягин Андрей Александрович, коммерсант, под 50
Магель Юлиан Эдуардович, врач, под 50
Валерия, за 30
Нина, подруга Валерии, за 30
Бретузов Алексей Николаевич, ее гражданский муж, ближе к 80
Козельскис Иван Иванович, бизнесмен, под 50
Крылоконь Игорь Петрович, врач «Скорой помощи», под 60
Угрюмов Захар, полицейский, около 40

 

 

 

Дом Летягина.

На диване Валерия, не шелохнется.

Сам Летягин на подоконнике, в крайней растерянности теребит красный от крови носовой платок. Коротко с опаской поглядывает в сторону бездыханной гостьи, но тут же отводит взгляд.

Тишина.

 
 Действие первое
 
Картина первая
 
 
Телефонный звонок. Летягин хватает трубку.
 
ЛЕТЯГИН      Что? что? где? где ты ходишь, Магель?!
 
Продолжительный звонок в дверь.
Летягин срывается с подоконника, устремляется в невидимый коридор.
 
ГОЛОС ЛЕТЯГИНА Закрывай скорее, ради Бога!
ГОЛОС МАГЕЛЯ     Что с тобой?
ГОЛОС ЛЕТЯГИНА В любую минуту могут явиться.
ГОЛОС МАГЕЛЯ     Кто?
ГОЛОС ЛЕТЯГИНА Закрывай, говорю тебе!
ГОЛОС МАГЕЛЯ     Успокойся!
ГОЛОС ЛЕТЯГИНА Все, Юлинька, конец!
ГОЛОС МАГЕЛЯ     Угомонись, истеричка!
ГОЛОС ЛЕТЯГИНА Юлинька, это – конец!
ГОЛОС МАГЕЛЯ     На кого ты похож?! Нельзя же так, честное слово.
 
Летягин и Магель входят в комнату.
Магель рассматривает Валерию. Летягин изучает реакцию Магеля.
Магель невозмутим.
 
ЛЕТЯГИН      Ну, что ты молчишь? Скажи что-нибудь!
МАГЕЛЬ        Выпить у тебя есть?
ЛЕТЯГИН      Что выпить? Зачем выпить?
МАГЕЛЬ        Я бы от коньячка не отказался.
ЛЕТЯГИН      О чем ты говоришь?
МАГЕЛЬ        О коньяке.
ЛЕТЯГИН      Ты вообще понимаешь, что происходит?
МАГЕЛЬ        Не совсем.
ЛЕТЯГИН      Юлик, я тебя прошу, умоляю тебя…
МАГЕЛЬ        Успокойся, говорю тебе!
ЛЕТЯГИН      Как «успокойся»? Как можно успокоиться?
МАГЕЛЬ        Очень просто. Например, предложи другу выпить. Например, коньячку. Вот именно. 
ЛЕТЯГИН      Но это какой-то абсурд, Юлик!
 
Летягин подходит к шкафу, достает бутылку коньяка, бокал, протягивает  Магельу.
 
МАГЕЛЬ        А почему один бокал, Андрюша? Сам пить не будешь?
ЛЕТЯГИН      Какое пить, какое там пить?!.
МАГЕЛЬ        Ну, как знаешь. А я, с вашего позволения...
 
Магель, потомив во рту первый глоток, пьет подчеркнуто медленными глотками.
 
ЛЕТЯГИН      Но это какой-то абсурд, Юлик!
МАГЕЛЬ        Возможно. И скорее всего. А времена нынче такие, Андрюша. Абсурд одержал окончательную и бесповоротную победу. Прогрессивное человечество торжествует.
ЛЕТЯГИН      Ты – свинья!
МАГЕЛЬ        Так уж сложилось.
ЛЕТЯГИН      Свинья!
МАГЕЛЬ        Между тем, прекрасный коньяк! Напрасно ты отказываешься. (Рассматривает этикетку.) Армянский. Кто бы сомневался.
ЛЕТЯГИН      Юлиан, прошу тебя, прекрати этот цирк! Не та ситуация.
МАГЕЛЬ        А что за ситуация?
ЛЕТЯГИН      Я же тебе вкратце описал. Ситуация безвыходная.
МАГЕЛЬ        Не бывает безвыходных ситуаций. Довольно расхожая фраза, но суть отражает.
ЛЕТЯГИН      И тотчас полиция, «Скорая», родственники, понятые…
МАГЕЛЬ        Ты о чем?
ЛЕТЯГИН      Имей совесть.
 
Пауза.
 
МАГЕЛЬ        Уже вызвал?
ЛЕТЯГИН      Кого?!
МАГЕЛЬ        Полицию, «Скорую»?
ЛЕТЯГИН      Типун тебе на язык! Никого я не вызывал, разумеется… Тебе позвонил, и все, разумеется…  Вообще о чем ты говоришь?! Я даже не знаю, кого сначала вызывают, как вызывают. Что? что? что делать, Магель?
МАГЕЛЬ        Для начала прийти в себя…
ЛЕТЯГИН      Пропади ты пропадом!
МАГЕЛЬ        …и даже немного расслабиться.
ЛЕТЯГИН      Ты алкоголик, Магель! Ты это знаешь?
МАГЕЛЬ        А сам?.. Ай, хорош коньяк! Какое послевкусие! Шоколадом отдает.
ЛЕТЯГИН      Алкоголик и свинья!.. И циник!..
МАГЕЛЬ        Циник? Наверное. Так уж сложилось. Да я, в общем-то, и не скрываю. Вот именно… А знаешь, люди в белых халатах таковы в большинстве своем. Нет, мы, конечно народ благородный, самоотверженный, но с годами наступает усталость, как бы это лучше сказать? помутнение, что ли. Сумерки или туман, в зависимости от времени суток. Черты милых людей первоначально тускнеют, затем и вовсе стираются. Все делаются похожими друг на друга. Как близнецы. Вот и тебя я сейчас с трудом узнаю. Как будто бы это ты, а с другой стороны – не ты. Снеговика напоминаешь. Весной. Понимаю, что заблуждение, но отделаться от этого ощущения не могу. И никаких эмоций по этому поводу не испытываю. Снеговик? Ха! Пусть будет снеговик…. Хотя немного страдаю.
ЛЕТЯГИН      (С иронией) Страдаешь?
МАГЕЛЬ        Вот именно. Не сказать, чтобы сильно, но все же немного грустно.
ЛЕТЯГИН      Что ты мелешь, Магель? Глупости какие-то.
МАГЕЛЬ        Отвлекаю тебя. Тебя, себя. Пытаюсь отвлечь.
ЛЕТЯГИН      Форменным образом издеваешься.
 
Летягин забирает у гостя коньяк, возвращает его в шкаф.
 
МАГЕЛЬ        И ни один мускул на суровом его лице не дрогнул, заметь… Ну, что, приступим к осмотру, раз уж ты настаиваешь.
 
Магель, потирая руки, подходит к Валерии.
 
МАГЕЛЬ        Нуте-с, что мы имеем?
 
Щупает пульс, прикладывает ухо к груди, возвращается, усаживается на стул.
 
ЛЕТЯГИН      Что там? что?!
МАГЕЛЬ        Что да что? Да ничего… Давай, звони.
ЛЕТЯГИН      Куда?
МАГЕЛЬ        В «Скорую» для начала.
ЛЕТЯГИН      Что с ней?!
МАГЕЛЬ        Ничего… хорошего.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Жива?
МАГЕЛЬ        Нет.
ЛЕТЯГИН      Как это?
МАГЕЛЬ        Умерла.
 
Пауза.
ЛЕТЯГИН      Почему?
МАГЕЛЬ        Пока не знаю. Быть может, внутреннее кровотечение, возможно, травма. Вариантов много. Сейчас трудно понять… У тебя кровь на платке. Откуда?
ЛЕТЯГИН      Это мое. Это у меня кровь носом шла. Разволновался… Ошибки быть не может?
МАГЕЛЬ        Ошибки быть не может.
ЛЕТЯГИН      И что теперь будет?
 МАГЕЛЬ        Что-нибудь да будет. Вот именно.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Это – конец!
МАГЕЛЬ        Для нее – да.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Я теперь сяду в тюрьму?
МАГЕЛЬ        Не знаю.
ЛЕТЯГИН      Сяду?
МАГЕЛЬ        Не знаю.
ЛЕТЯГИН      Сяду. (Пауза.) Как звонить?
МАГЕЛЬ        Куда?
ЛЕТЯГИН      В «Скорую».
МАГЕЛЬ        Ноль три.
ЛЕТЯГИН      Знал же.
МАГЕЛЬ        Конечно, знал.
ЛЕТЯГИН      Растерялся немного.
МАГЕЛЬ        Вот именно.
 
            Летягин набирает «ноль три».
 
            ЛЕТЯГИН      Да, здравствуйте. Карету, пожалуйста… «Скорую», да. Улица Красных фонарей, простите, вырвалось, это мы так шутим неумело, вырвалось от волнения, простите… Красных партизан, дом восемьдесят три, квартира одиннадцать, пожалуйста… Женщина лет тридцати… восемьдесят три, да… Красных… Женщина… Не знаю… внутреннее кровотечение или травма… Нет, не врач, но мой друг – врач, он говорит… он психиатр, но он все равно… но он все равно медицинский институт заканчивал… Не могу с уверенностью сказать, но не исключено, что мертва… но я могу ошибаться… Он тоже может ошибаться, он психиатр, а это несколько иное… Я надеюсь очень, очень… Не дышит, кажется… Пульса нет, кажется. Но так бывает. Мне доводилось сталкиваться. Видите ли, я сам в прошлом ученый, физик… (Магелю.) Бросили трубку.
            МАГЕЛЬ        Приедут?
            ЛЕТЯГИН      Не знаю. Бросили трубку. (Пауза.) Черт его знает, откуда она взялась! Вылетела прямо из кустов. Сумерки, ничего не видно… Сумерки, понимаешь?.. Да, к делу не подошьешь... Я же у Козельскиса был. Ну, выпил. Даже не выпил – пригубил. Глоток шампанского, один глоток. Но им же все равно, глоток – не глоток…
МАГЕЛЬ        Кому?
ЛЕТЯГИН      Ментам… Я Козельскису говорил, пить не буду. Но он слышать ничего не желал. Ты же знаешь Козельскиса. Как банный лист, честное слово… Господи, зачем все пьют! Все время что-нибудь пьют. Все. Откуда такая жажда? Вроде бы не в пустыне живем…
МАГЕЛЬ        Сам не пьешь?
ЛЕТЯГИН      Бывает.
МАГЕЛЬ        Мы – русские люди, Летягин. Ментальность. Всякая борьба, а также нытье по сему поводу не имеют перспектив.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Еще ирландцы.
МАГЕЛЬ        И ирландцы.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Говорят, мы похожи.
МАГЕЛЬ        Чрезвычайно похожи.  
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Я же не знал, что насмерть, думал, она только сознание потерла. Хотел в больницу, разумеется, разумеется. Потом, думаю, а что больница? А надо было в больницу. А я хотел как лучше… Думал, придет в себя, денег дам. Думал, тебе позвоню, ты ее подлечишь… ей денег дам. Так думал. Скверно думал.
МАГЕЛЬ        Вот именно.  
 
            Магель поднимается, вновь подходит к Валерии, щупает пульс, прикладывает ухо к груди, возвращается.   
 
ЛЕТЯГИН      Нет?
МАГЕЛЬ        Нет.
ЛЕТЯГИН      Ужас, ужас! (Пауза.) Может, отнесем куда-нибудь, положим?
МАГЕЛЬ        Как это?
ЛЕТЯГИН      Ну, отнесем куда-нибудь, положим.
МАГЕЛЬ        Куда?
ЛЕТЯГИН      Куда-нибудь.
МАГЕЛЬ        Так ты же уже позвонил.
ЛЕТЯГИН      Куда?
МАГЕЛЬ        В «Скорую».
ЛЕТЯГИН      Как?
МАГЕЛЬ        Ты в «Скорую» звонил?
ЛЕТЯГИН      Черт! Черт!.. Черт бы побрал этого Козельскиса.
МАГЕЛЬ        Козельскис ни при чем. Козельскис угостить хотел, угодить.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Скажем, не было никого. Показалось, привиделось…
МАГЕЛЬ        Кому скажем?
ЛЕТЯГИН      Кто явится первым, тому и скажем.
МАГЕЛЬ        А я куда смотрел?
ЛЕТЯГИН      Как понять?
МАГЕЛЬ        У тебя видения, я, врач, бездействую. Видения как раз по моему профилю.
ЛЕТЯГИН      Ты все шутишь?
МАГЕЛЬ        Следую твоей логике, не более того.            
ЛЕТЯГИН      А тебя спрячем… В ванную… Нет, они же захотят руки мыть. Этажом выше поднимешься, переждешь…
МАГЕЛЬ        Сам-то себя слышишь?
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Скажем, да, действительно была такая женщина. Действительно, плохо чувствовала себя. Мы, действительно, испугались. А потом водички попила, оклемалась и ушла.  Попила водички, оклемалась, взяла деньги, ушла… А ее спрячем покамест... В ванную.
МАГЕЛЬ        Этажом выше отнесем, у батареи положим.
ЛЕТЯГИН      Почему у батареи?
МАГЕЛЬ        Там батарея.
ЛЕТЯГИН      Да, точно… При чем здесь батарея?
МАГЕЛЬ        Так просто вспомнил.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Попила водички, оклемалась, взяла деньги, ушла.  
МАГЕЛЬ        Деньги – лишнее.
ЛЕТЯГИН      Лишнее?
МАГЕЛЬ        Лишнее.
ЛЕТЯГИН      Да, о деньгах, пожалуй, не стоит. Действительно, при чем здесь деньги? Дались мне эти деньги!
МАГЕЛЬ        Бред.
ЛЕТЯГИН      Бред?
МАГЕЛЬ        Бред.
ЛЕТЯГИН      Хорошо, давай рассмотрим версию бреда. Допустим, я – алкаш. Неделю пил беспробудно, вот тебе и бред, и видения. С кем пил? С Козельскисом, например.  А он подтвердит. Мы его научим, и он подтвердит. А ты, как психиатр, засвидетельствуешь... Слушай, Магель, забери меня к себе, а? Точно, забери, Юлик. Пожалуйста.
МАГЕЛЬ        Куда?
ЛЕТЯГИН      В больницу.
МАГЕЛЬ        Зачем?
ЛЕТЯГИН      Лечить.
МАГЕЛЬ        От чего?
ЛЕТЯГИН      От запоя, от видений. Ты же только что говорил, что я запойный.
МАГЕЛЬ        Я о запоях не говорил.
ЛЕТЯГИН      Но я действительно часто выпиваю, Юлик. Практически каждый день. А у нас по-другому не получается. Все какие-то терки, стрелки. Всем улыбаюсь, руки жму, анекдоты рассказываю. До изнеможения. Меня с души воротит от их рыл, а надо улыбаться. Этаким бодрячком выглядеть. Иначе скажут, сдулся. Не скажут, так подумают. А этого нельзя. А мне уже невмоготу. Понимаешь?
МАГЕЛЬ        Понимаю.
ЛЕТЯГИН      Терки, стрелки, терки, стрелки. Понимаешь?
МАГЕЛЬ        Понимаю. Веретено.
ЛЕТЯГИН      Что?
МАГЕЛЬ        Веретено.
ЛЕТЯГИН      Да, да… Нет, они хорошие. Терпят меня, жалеют… От меня же разит, бывает… Вот как с этим запахом бороться? Вечно как заяц. А они терпят, жалеют. А я, вместо благодарности видишь что?  
МАГЕЛЬ        Имеешь право.
ЛЕТЯГИН      Растратился. Жизнь свою растратил. По сусекам и папертям.
МАГЕЛЬ        Началось.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Люблю их… Люблю, люблю, люблю. Так себе говорю. Убеждаю себя… Нет, действительно люблю. Что я без них? Что и кто? (Пауза.) А дверь открытой оставим… Вот они приедут…
МАГЕЛЬ        Кто?
ЛЕТЯГИН      «Скорая», полиция, кто угодно. Приедут, ее, конечно, найдут. Где хозяин? А хозяина нет. Где же он? В сумасшедшем доме, чего и следовало ожидать. А женщина как здесь оказалась? Да мало ли? Дверь открыта была, вот и зашла. А потом легла на диван и умерла… Предположим.
МАГЕЛЬ        Так не возьмут тебя в больницу-то.
ЛЕТЯГИН      Почему?
МАГЕЛЬ        Ибо здоров как бык.
ЛЕТЯГИН      Где же здоров?!
МАГЕЛЬ        В зеркало посмотрись.
ЛЕТЯГИН      А что там?
МАГЕЛЬ        Ты, Андрюша, пышешь благополучием как колобок в духовке.
ЛЕТЯГИН      Да?
МАГЕЛЬ        Именно.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Послушай, Магель, я ведь и покончить с собой могу. Между прочим, промелькнула такая мысль.
МАГЕЛЬ        Ты мне этого не говорил, а я не слышал.
ЛЕТЯГИН      Промелькнула. Кроме шуток.
МАГЕЛЬ        Ты мне этого не говорил, а я не слышал.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Послушай, Магель, я – робкий, совестливый человек…
МАГЕЛЬ        (Смеется.) Ты?
ЛЕТЯГИН      Робкий, совестливый человек. Слабый человек. Согласись, это – патология. В наше время слабость – патология.
МАГЕЛЬ        Видишь ли, Андрюша, у нас не идиоты работают.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      А мы денег дадим.
МАГЕЛЬ        Не возьмут
ЛЕТЯГИН      Нет? МАГЕЛЬ        Нет.
 ЛЕТЯГИН      Почему?
МАГЕЛЬ        Тебе в тюрьму хочется?
ЛЕТЯГИН      Нет. Категорически. Что ты?! В тюрьму?! Ни за что!
МАГЕЛЬ        Им тоже не хочется.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Но это какой-то абсурд, Юлик!.. А если много денег?
ВАЛЕРИЯ      А Козельскис – это кто?
 
 
Картина вторая
 
 
Летягин, Магель, Валерия.
 
ЛЕТЯГИН      (Магелю шепотом.) По-моему она заговорила.
МАГЕЛЬ        (Летягину шепотом.) Да, что-то такое показалось.
ЛЕТЯГИН      То есть, ты тоже слышал?
МАГЕЛЬ        Как будто слышал.
ЛЕТЯГИН      Кошмар! Теперь она все расскажет.
МАГЕЛЬ        Не исключено. Если помнит.
ЛЕТЯГИН      Может не помнить?
МАГЕЛЬ        Вполне.
ЛЕТЯГИН      Но, по крайней мере она жива.
 
Пауза.
 
МАГЕЛЬ        Полегчало?
ЛЕТЯГИН      Не то слово! Ой, Юлик, я тебе так благодарен.
МАГЕЛЬ        За что?
ЛЕТЯГИН      Ты что-то такое сделал. Не знаю, что ты такое сделал…
МАГЕЛЬ        Да ничего я не делал.
ЛЕТЯГИН      Гипноз.
МАГЕЛЬ        Не говори глупости.   
ВАЛЕРИЯ      А Козельскис – это кто?
МАГЕЛЬ        (Валерии.) Один смешной человек. Добрый вечер. Вы должны его помнить. С бородкой такой, заикается. 
ВАЛЕРИЯ      Смешной человек?
ЛЕТЯГИН      Очень, очень смешной.
МАГЕЛЬ        Обхохочешься. Вы должны его помнить.
ВАЛЕРИЯ      Нет, не помню.
ЛЕТЯГИН      Мы трое – друзья с детства. С раннего детства. Практически с рождения. Козельскис, Магель и ваш покорный слуга…
ВАЛЕРИЯ      Не помню Козельскиса.
МАГЕЛЬ        А нас помните?
ВАЛЕРИЯ      Смутно. Как я здесь оказалась?
ЛЕТЯГИН      Пришла. Точнее, я вас привел.
ВАЛЕРИЯ      Ты тоже был у Шумского?
ЛЕТЯГИН      Да… тоже… у Шумского.
ВАЛЕРИЯ      Ты знаешь Шумского?
ЛЕТЯГИН      Не совсем. Точнее, совсем не знаю. Я был у соседей.
ВАЛЕРИЯ      У Шумских соседей нет. У них коттедж.
ЛЕТЯГИН      Я был в соседнем коттедже.
ВАЛЕРИЯ      У Марголенов?
ЛЕТЯГИН      Нет, у других. У Козельскисов. Это имя уже звучало сегодня. Совсем недавно. Три друга, помните? Я вам рассказывал.
ВАЛЕРИЯ      Смутно. Голова болит.
ЛЕТЯГИН      Скорее всего, вы их не знаете… Козельскисы вам знакомы?
ВАЛЕРИЯ      Нет.
ЛЕТЯГИН      Вот видите. Но это не имеет значения… Вот я погостил у Козельскисов, и вышел от них, чтобы как раз поехать домой. И в это время вы как раз вышли от Шумских. Вам было плохо. Вы упали и сильно ударились. Вот я вас поднял, ну и привез к себе.
ВАЛЕРИЯ      Зачем?
ЛЕТЯГИН      Ну, как же?
ВАЛЕРИЯ      Зачем?
ЛЕТЯГИН      Вызвать врача… И вот я вызвал врача. Вот, кстати, прошу любить  жаловать, Магель Юлиан Эдуардович, хороший врач. Очень хороший врач. Юлиан Эдуардович. Друг детства. Один из тех трех друзей. Прошу любить и жаловать. (Наиграно смеется.) Буквально как три мушкетера. Козельскис, Магель и ваш покорный слуга… Мушкетеров помните?
ВАЛЕРИЯ      Да, было что-то такое. Давно.
ЛЕТЯГИН      А я – Летягин. Андрей Александрович. Прошу любить и жаловать. Можно запросто Андрей. Я люблю, когда запросто. Немного наивно. Немного наивный такой человек. Я. Волнуюсь немного. (Смеется.) Так и не повзрослел, наверное. Вы нас полюбите, вот увидите.
ВАЛЕРИЯ      Кого?
ЛЕТЯГИН      Всех.
 
Пауза.
 
ВАЛЕРИЯ      (Магелю.) Вы действительно врач?
МАГЕЛЬ        Вот именно… Действительно врач. Магель Юлиан Эдуардович.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Не могу сказать, что детство выдалось трудным, но, если не лукавить, было непросто. В детстве…
ВАЛЕРИЯ      Валерия.
МАГЕЛЬ        Как?
ВАЛЕРИЯ      Меня звать Валерия.
ЛЕТЯГИН      Очень, очень хорошее имя. Редкое. Очень приятно, Валерия. Очень… К слову, я у Козельскисов не пил. Нисколько. Козельскисы настаивали, но я – ни-ни.
ВАЛЕРИЯ      Что так?
ЛЕТЯГИН      Ну, как же? За рулем. Я, когда за рулем, ни грамма не позволяю себе. Ни при каких обстоятельствах.
ВАЛЕРИЯ      А я позволяю себе.
ЛЕТЯГИН      Это плохо. Это очень плохо. Знаете, мне приходится много работать. С документами, цифрами, схемы сложные, чудовищно сложные схемы, устаю зверски, и вот я заметил…
ВАЛЕРИЯ      А я не понимаю, что такое «плохо».
ЛЕТЯГИН      Совсем?
ВАЛЕРИЯ      Совсем. (Магелю.) А вы врач?
МАГЕЛЬ        Врач, да. Магель. Юлиан Эдуардович.
ЛЕТЯГИН      Прошу любить и жаловать.
 
Пауза.
 
ВАЛЕРИЯ      Магель, Магель… Да, что-то такое припоминаю.
МАГЕЛЬ        Серьезно?
ВАЛЕРИЯ      Да, что-то такое припоминаю.
МАГЕЛЬ        Вот и хорошо… Не хотел говорить, но ваше лицо мне тоже показались знакомым, Валерия. Больных много, милые черты со временем стираются, все как в тумане, однако что-то остается в памяти. Так, отдельные фрагменты. Брови там, губы… Ваши глаза запомнил, Валерия. Запоминающиеся глаза.
ВАЛЕРИЯ      Вы – циник?
МАГЕЛЬ        Что?
ВАЛЕРИЯ      Андрей говорил, что вы циник.
МАГЕЛЬ        Не знаю, не знаю.
 
Пауза.
 
ВАЛЕРИЯ      Магель?
МАГЕЛЬ        Юлиан Эдуардович.    
ВАЛЕРИЯ      Нет, не то. Ошиблась. Сначала показалось что-то знакомое, а потом поняла, что ошиблась. То был Вагель, не Магель. Вагель, кажется. И он – не врач… А вы в карты играете?
МАГЕЛЬ        В каком смысле?
ВАЛЕРИЯ      В прямом.
МАГЕЛЬ        Разве что в дурачка. Крайне редко.
ВАЛЕРИЯ      А я гадаю. Иногда. Дурная привычка. У меня много дурных привычек… Мне кажется, вы должны хорошо играть. Циники хорошо играют. Я немного знакома с этой публикой.
МАГЕЛЬ        (Смеется.) Нужно будет попробовать.
ВАЛЕРИЯ      Только не жульничайте. Это опасно. И это – не ваше. Вы и так будете выигрывать.
МАГЕЛЬ        Полагаете?
ВАЛЕРИЯ      Уверена.
МАГЕЛЬ        Нужно будет попробовать.
ВАЛЕРИЯ      Непременно попробуйте… Знаете, у меня очень болит голова, Юлиан Эдуардович. Не надо было шампанское пить. У меня после шампанского всегда так… Я к Шумскому больше не пойду.
МАГЕЛЬ        И правильно сделаете.
ВАЛЕРИЯ      А у вас, доктор, есть что-нибудь от головной боли? 
МАГЕЛЬ        Коньяк. Я в таких случаях рекомендую коньяк.
ВАЛЕРИЯ      Вы, действительно, алкоголик?
МАГЕЛЬ        Разве чуть-чуть.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      (Валерии.) А вы давно пришли в себя?
ВАЛЕРИЯ      А я была не себе?
ЛЕТЯГИН      Не знаю.
ВАЛЕРИЯ      Разве дремала немного. (Магелю.) Коньяк убьет меня.
МАГЕЛЬ        Что вы? Коньяк? Ни в коем случае.
ВАЛЕРИЯ      Не боитесь, доктор, что коньяк убьет меня?
МАГЕЛЬ        Ни в коем случае.
ВАЛЕРИЯ      Видите, что со мной шампанское сделало?
МАГЕЛЬ        Коньяк и шампанское ни путать, ни мешать не следует. Мой вам совет – всегда делайте выбор в пользу коньяка, Валерия. От шампанского решительно откажитесь.
ВАЛЕРИЯ      Отказаться?
МАГЕЛЬ        Решительно.
ВАЛЕРИЯ      А я люблю. Иногда. Но, вероятно, вы правы.
МАГЕЛЬ        Чистый яд. Кто его вообще придумал, это шампанское!
ЛЕТЯГИН      Французы. Судя по названию. И потому, что пенится.
МАГЕЛЬ        (Валерии.) А вам доводилось бывать во Франции?
ВАЛЕРИЯ      Каждое лето. (Летягину.) Я теперь так живу, Андрей.
ЛЕТЯГИН      А я о Франции только мечтаю. Не имею возможности. Так уж случилось. Своего рода невыездной. Кредиты, долги, прочие обязательства. Ирония судьбы. Обожаю Францию, а поехать не могу. Сейчас уже не так, а прежде очень хотелось. Знаете, Валерия, одно время меня чрезвычайно интересовала биография Бернадотта. Его взлет, если помните, начинался во Франции…
ВАЛЕРИЯ      Не помню.
ЛЕТЯГИН      Я в молодости увлекался историей. Я в молодости был совсем другим человеком. «Другим» можно опустить, правильно сказать – был человеком. Без «другим». Но судьба-злодейка сложилась таким образом… Еще в детстве, а детство, не сказать, чтобы выдалось трудным, но…
ВАЛЕРИЯ      Очень интересно, но если можно – в следующий раз… Извини ради Бога. Голова раскалывается.
ЛЕТЯГИН      Нет, никаких обид. Разве я не понимаю? Я все понимаю.
ВАЛЕРИЯ      В следующий раз ты непременно поведаешь мне биографию Брабанта…
ЛЕТЯГИН      Бернадотта.
ВАДЕРИЯ      … биографию Бернадотта, мне любопытно.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Только вы мне напомните.
ВАЛЕРИЯ      Обязательно.
МАГЕЛЬ        И все же, что с вами случилось, Валерия?
ВАЛЕРИЯ      Когда?
МАГЕЛЬ        У Шумских.
ВАЛЕРИЯ      Перепила шампанского.
МАГЕЛЬ        И только?
ВАЛЕРИЯ      Возможно что-то еще. Возможно, ударилась.
ЛЕТЯГИН      Или кто-то ударил?
ВАЛЕРИЯ      Ударил? Да, пожалуй… Нет. Не знаю. Очень болит голова. И я бы хотела умыться.
ЛЕТЯГИН      Я вас провожу.
ВАЛЕРИЯ      Не нужно, я помню, где ванная.
 
Валерия поднимается, выходит из комнаты.
 
ЛЕТЯГИН      Как она сказала?
МАГЕЛЬ        «Хочу умыться».
ЛЕТЯГИН      Она сказала, что помнит, где находится ванная.
МАГЕЛЬ        И что?
ЛЕТЯГИН      Значит, она бывала здесь раньше?
МАГЕЛЬ        Брякнула, не подумав.
ЛЕТЯГИН      Нет, Юлик, здесь что-то не так.
МАГЕЛЬ        Похоже, с памятью у нее проблемы.
ЛЕТЯГИН      Не мудрено.
МАГЕЛЬ        Вот именно.
ЛЕТЯГИН      И что теперь делать?
МАГЕЛЬ        Ничего не делать.
ЛЕТЯГИН      (Пытается смеяться.) Ничего не делать. Это я люблю. (Улыбается.) Видишь, уже могу шутить. Хороший признак, правда?
МАГЕЛЬ        Очень.
ЛЕТЯГИН      Вот уж сколько раз ты выручал меня
МАГЕЛЬ        Перестань.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      А что, если она действительно была здесь? Что если знает меня? Обращается на «ты». Обратил внимание?.. В каком году я купил эту квартиру, не помнишь? Может быть, она путает меня с прежними хозяевами?
МАГЕЛЬ        Не о том ты, Андрюша, толкуешь.
ЛЕТЯГИН      Нет?
МАГЕЛЬ        Сейчас главное выяснить, помнит ли она, кто ее убил.
ЛЕТЯГИН      Как «убил»? Что значит «убил»? Она ходит, разговаривает. Ты же видишь.
МАГЕЛЬ        Шучу, шучу. Ты шутишь – я шучу. Шутим. Хорошо.
ЛЕТЯГИН      Хороший признак?
МАГЕЛЬ        Очень.
ЛЕТЯГИН      Твоими бы устами да мед пить.  
 
Возвращается  Валерия. На ходу сушит голову полотенцем, улыбается.
 
ВАЛЕРИЯ      Совсем другое дело.
МАГЕЛЬ        (Валерии.) К столу, к столу, будем пить коньяк.
 
Валерия садится за стол. Летягин достает коньяк, организует закуски.
Магель наполняет бокалы.
 
ВАЛЕРИЯ      Не узнала себя в зеркале. Какая-то другая женщина на меня смотрит. Забавно и жутко одновременно. Это все шампанское?
МАГЕЛЬ        Несомненно. Яд.
ВАЛЕРИЯ      Сколько раз говорила себе, не пей шампанского, но Шумский…
МАГЕЛЬ        Мерзавец.
ВАЛЕРИЯ      Именно, мерзавец.
МАГЕЛЬ        Он отравил вас. С какой целью?
ВАЛЕРИЯ      А вы знаете Шумского?
МАГЕЛЬ        Никак нет. Бог миловал.
ВАЛЕРИЯ      (Летягину.) Андрюша, а ведь ты должен знать Шумского.
ЛЕТЯГИН      Кто?
ВАЛЕРИЯ      Ни «кто», а «кого». Шумских ты должен знать. Во всяком случае, Илью. Или я с ними познакомилась уже после тебя?
ЛЕТЯГИН      В каком смысле, «после тебя»?
ВАЛЕРИЯ      Уже после того, как ты меня бросил.
ЛЕТЯГИН      Я… вас? Бросил? Простите, вы меня с кем-то путаете, Валерия.
МАГЕЛЬ        Предлагаю выпить за непредвиденные приятные знакомства и прочие чудеса, коими так щедро дарит нас судьба. За вас, прекрасная Валерия.
ВАЛЕРИЯ      Благодарю.
ЛЕТЯГИН      Но это какой-то абсурд.
 
Выпивают.
 
ЛЕТЯГИН      (Валерии.) Мне показалось, вы намекали на то, что мы с вами уже встречались.
ВАЛЕРИЯ      Можно и так сказать.
МАГЕЛЬ        Ложные воспоминания, ложные радости. Знаете, долгие годы практики привели меня к следующему умозаключению. Мы проживаем свою жизнь, как бы это лучше выразиться? в бессознательном состоянии. Что мы помним? Так, отдельные фрагменты. Отцовскую порку, первый звонок, какие-нибудь незначительные мелочи –моченые яблочки, фибровый чемодан или занавеску в горошек. Никчемные ситуации, бессмысленные поступки. Грешки тоже, конечно, помним, но выборочно. В целом – марево. Бродим по неведомому миру сомнамбулами. А что-то важное, значительное, напротив, опускаем, точно не было того и этого. Притом беды и радости чужих людей пестуем и лелеем, как будто это случилось с нами. Иногда кажется, будто невидимая вуаль покрывает всех нас. Этакая коллективная совесть, что ли. Или тоска. Скорее, тоска, вот именно… Что такое сочувствие? Кто его знает?.. Что он Гекубе? Что ему Гекуба?.. Как там у Шекспира? Весь мир – театр, а люди в нем – актеры? Не актеры – блуждающие огни. Нет, не огни, погасли огни – просто блуждающие. 
ВАЛЕРИЯ      Нечто невообразимое вы изрекли, Юлиан Эдуардович. Понять невозможно, а плакать хочется. А мне не привыкать. Мой теперешний гражданский муж, в известном смысле философ, еще сложнее изъясняется. Бретузов Алексей Николаевич. Может быть слышали?  Значительный человек. Он в высших сферах за стратегию отвечал. Теперь на пенсии, но стремления и связи сохранил. Значительный человек.
ЛЕТЯГИН      Коллективная совесть. Да, есть такое… Вот я вам расскажу. Однажды я украл монеты. У соседа своего, товарища. Он с отцом жил. Мать у них умерла, и они жили вдвоем, товарищ мой и его отец. Сколько мне было? Годика три, не больше. Сосед был намного старше. Было ему, наверное, лет пятнадцать. Я с ребятишками постарше водился, смышленым рос. Вот я был приглашен в гости, где мне была представлена коллекция трофейных монет. Австрийских, немецких, всяких. Я такой роскоши никогда не видел! Огромный короб!.. Как-то рука сама потянулась – одну, другую за пазуху, когда никто не видел. Про себя думаю, монет много, хозяева не заметят. Ребенком смышленым рос… Очень захотелось. Всепоглощающий импульс. Вне желания и сильнее, чем желание.  Кража – острое ощущение. Смесь страха и восторга.  До тошноты… Словом, украл. И что вы думаете? В коридоре, при прощании, когда я наклонился, чтобы обуться, монетки посыпались из меня как из худого мешка. Какой стыд я испытал в то мгновение! Кажется, даже уменьшился в размерах. Да точно уменьшился. Вот они возвышаются надо мной. Они и так высокими были, метра под два ростом, а мне в то мгновение показалось – метров пять. Вроде бы ничего не говорят, а я как будто слышу их голоса. – Стыдно, маковое зернышко. Стыдно, маковое зернышко! Почему маковое зернышко?.. Я это к чему? В словах их читается осуждение, в интонации же – ни  презрения, ни осуждения. Скорее растерянность. Точно такая же, что и у меня. Даже сочувствие, показалось. Даже понимание, показалось… Стыдно, маковое зернышко. Так странно… Это позже они принялись шантажировать меня. Дня через три. А первоначально растерянность и стыд. То же, что и у меня…
МАГЕЛЬ        Шантажировали?
ЛЕТЯГИН      Я родителей очень боялся, так что… Шантажировали, да. Не упустили случая, как говорится. Но, справедливости ради, длилось это недолго. Получили свое, и отстали… Но это – потом, а сначала растерянность и стыд. То, что ты говоришь – коллективная совесть.  Но это быстро проходит. Быстро прошло. У них. А у меня осталось. На всю жизнь.  
ВАЛЕРИЯ      А что они хотели от тебя?
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      С тех пор, при виде денег, в особенности большого количества денег, не важно, монеты это или банкноты, я испытываю в точь такую же тошноту. Как тогда в коридоре… Даже если это какие-нибудь счета или что-то в этом роде, бумаги, где деньги только упоминаются… С тех пор они не отпускают меня, деньги. Деньги – мое наваждение. (Улыбается.) Так я сделался рабом. И это уже навсегда.
ВАЛЕРИЯ      Ты не рассказывал.
ЛЕТЯГИН      Нельзя такое рассказывать. Это сейчас. Разволновался… Наверное, не надо было.
МАГЕЛЬ        Вот она, деталь, и вот она вуаль.
ЛЕТЯГИН      Деталь и вуаль.
 
Пауза.
 
МАГЕЛЬ        Пример, конечно, не совсем удачный…
ЛЕТЯГИН      Уж столько лет прошло, а у меня эта история из головы не выходит. А прежде? когда мы жили по соседству? а мы долго жили по соседству. Можешь себе представить. Мы же с ними каждый день виделись. Почти что каждый день… Иногда они улыбались. Самое отвратительное – их улыбки…
 
Пауза.
 
МАГЕЛЬ        И куда тебя занесло, брат Летягин?
ЛЕТЯГИН      Не знаю. Вспомнилось. Переволновался.
МАГЕЛЬ        А я тебе говорил – прими коньячку.
ЛЕТЯГИН      (Магелю.) Нет, это не жизнь. Подумай, как я живу, Юлик?
МАГЕЛЬ        Нормально живешь.
ЛЕТЯГИН      Какое там!
МАГЕЛЬ        Забудь.
ЛЕТЯГИН      Какое там!
 
Пауза.
  
МАГЕЛЬ        А ты не задался вопросом, какую цель преследовали эти большие люди, когда тебе, ребенку, показывали свои сокровища?
ЛЕТЯГИН      Просто показали.
МАГЕЛЬ        А я тебе так скажу, вводили в прелесть. Вот именно…
ЛЕТЯГИН      Не знаю, не знаю.
МАГЕЛЬ        Они же фактически изнасиловали тебя.
ЛЕТЯГИН      (Взрывается.) Не говори так!.. Никогда больше так не говори!
МАГЕЛЬ        Прости.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Это моя жизнь! И только моя!.. И никогда больше так не говори!
МАГЕЛЬ        Прости. (Пауза.) Может быть, примешь коньячку?
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      Это ты меня прости.
МАГЕЛЬ        Давай забудем.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      А хочешь знать, чем я себя успокаивал? Тебе – как психиатру… Говорил себе так – настоящие воры свои преступления продумывают. Действуют хладнокровно, расчетливо. Нет, - говорил я себе. – То, что со мной произошло – другое. А однажды прочитал или услышал спасительную фразу – «бес попутал». Ах, какая роскошная фраза! Бес попутал. Как просто, подумать только! На все случаи жизни. Бес попутал. И все! И никаких проблем… Но, откровенно говоря, что-то не получается. Так, чтобы окончательно отпустило, не получается.
ВАЛЕРИЯ      И тогда ты возненавидел людей.
ЛЕТЯГИН      Нет, что вы? Я людей люблю. Вот и тех своих обидчиков, кажется, полюбил. Странное дело, но что-то такое…
МАГЕЛЬ        Стокгольмский синдром.
ЛЕТЯГИН      Не знаю. Может быть. Тебе виднее, какой там синдром… Люблю. Даже какого-нибудь пешехода или попутчика. Всякого проходимца понять пытаюсь. Приходится. Я, по долгу службы, дело имею, главным образом, с проходимцами… Подаю всегда. Нищим, бродягам. Непременно подаю… Обидчиков прощаю. И щеку подставлю. Вот я как раз тот человек, что щеку подставит. И даже с легкостью. Хотя в Бога не верю. Не воспитали. Да и не складывается как-то. Ну, тут уж что-то одно, или Бог, или мамона… Нет, нет, людей люблю. Не сказать, чтобы до невозможности, но люблю. И прощаю. И готов жертвовать. Наверное. Просто не приходилось. Так, чтобы всерьез. (Пауза.) Вот что это было со мной, кто скажет?.. Я – о той приснопамятной краже. Наваждение, испытание, проверка на вшивость, перст судьбы? 
МАГЕЛЬ        А что, если, в самом деле, бес попутал?
ЛЕТЯГИН      Говорю же – не верующий.
МАГЕЛЬ        Беда.
ЛЕТЯГИН      Думаешь?
МАГЕЛЬ        Беда, беда.
 
Пауза.
 
ВАЛЕРИЯ      (Летягину.) А сейчас чем ты занимаешься, Андрей?
МАГЕЛЬ        (Смеется.) Ворует.
ЛЕТЯГИН      (Магелю.) Зачем ты?
МАГЕЛЬ        Шучу, шучу, шучу.               
 
Пауза.
 
ВАЛЕРИЯ      (Летягину.) Скажи, только честно, ты за мной следил?
ЛЕТЯГИН      Как следил? зачем следил?
ВАЛЕРИЯ      Не бойся, я не в осуждение. Даже напротив.
ЛЕТЯГИН      Не понимаю.
ВАЛЕРИЯ      Все ты понимаешь. Но дело твое, если хочешь, не говори.
ЛЕТЯГИН      Вы меня с кем-то путаете, Валерия. Вы меня, конечно, извините, но…
ВАЛЕРИЯ      Да успокойся, я зла на тебя не держу. Если хочешь, будем делать вид, что не знаем друг друга. Это даже романтично.
ЛЕТЯГИН      Не понимаю.
ВАЛЕРИЯ      А что ты делал у коттеджа? Никаких Козельскисов там нет, и не было никогда. (Пауза.) А знаешь, Андрей, я даже рада, что ты меня бросил. Я как будто возродилась. Первое время переживала, конечно, как переживала бы всякая женщина, которую практически нагишом выставили за дверь.
МАГЕЛЬ        (Смеется.) Летягин? За дверь нагишом? Исключено.
ВАЛЕРИЯ      Нагишом в том смысле, что у нас ничего не было. Денег он не зарабатывал. Я – тоже. Так что, можно сказать, ходили голыми. А знаете, как выставил? Замолчал. То есть совсем замолчал. Физики и так народ неразговорчивый, а здесь за два года ни единого слова. Можете себе представить?.. Однажды, когда я мыла пол, наступил мне на руку, и так стоял. Как будто в задумчивости. Долго. Я кричала, от боли слезы из глаз катились, а он стоял не шелохнувшись. Очень долго. Целую вечность. Я даже подумала. – А что если это навсегда? Вот после этого окончательно решилась уйти.
 
Пауза.
 
МАГЕЛЬ        Жуткая история.
ВАЛЕРИЯ      Запросто могла лишиться руки.
МАГЕЛЬ        Жуткая история.
ВАЛЕРИЯ      Согласны со мной? (Пауза.) А иногда приходит в голову, может быть, он и не хотел меня обидеть, на самом деле задумался.
ЛЕТЯГИН      Вот.
ВАЛЕРИЯ      Физики так задумываются, я знаю. А иначе они бы атомную бомбу не изобрели. И на Луну бы не полетели… Физики, композиторы… мечтатели. Они же все со странностями. С другой стороны больших странностей я за Андреем не замечала… Бывало, и я задумываюсь, не без этого… А вы, бывает, задумываетесь, Юлиан Эдуардович?
МАГЕЛЬ        Обязательно.
 
Пауза.
 
ВАЛЕРИЯ      Скорее всего, я ему опротивела.
ЛЕТЯГИН      Это все не про меня. Физиком я только числился. Получил соответствующее образование, но, собственно физиком никогда не был. Задумываются, Валерия – это когда идея какая-нибудь, гипотеза, а у меня идей никаких не было, и быть не могло. К сожалению, я бездарен и ленив. На это мне еще в студенческие годы указывали. И педагоги, и сокурсники. Так что это вы меня перепутали с кем-то, уважаемая Валерия.
 
Пауза.
 
ВАЛЕРИЯ      Ребенка нашего, Андрюша, я не доносила, потеряла.  А был златокудрый мальчик. Похож на тебя, как две капли воды, только златокудрый и красивый, прости за подробности… Но все к лучшему. Теперь наши жизни устроены. Мы – состоятельные люди, не так ли?.. Ты состоятельный человек, Андрюша?
МАГЕЛЬ        Состоятельный. Очень. Вот именно.
 
Пауза.
 
ВАЛЕРИЯ      Что было дальше?.. Стала выпивать. Крепко. Мальчика пришлось отдать на воспитание хорошей бездетной паре.
МАГЕЛЬ        Простите, но вы, кажется, сказали, что случился выкидыш.
ВАЛЕРИЯ      А это уже другой случай. Другой ребенок. От другого мужчины. Тоже Андрюша. Златокудрый. Чем-то на тебя похож, Андрей, только красивый.  (Магелю.) У меня все дети на Летягина похожи, вне зависимости от того, кто природный отец. Вот, кстати, почему так, доктор?
МАГЕЛЬ        Любовь, детка.
ВАЛЕРИЯ      Я сначала тоже так думала, а потом пришла к выводу – глупости это все. Фантазии. Сами придумываем себе и любовь, и несчастья. Никто не виноват, кроме нас самих… Стала выпивать. Дело до больницы доходило… А потом пришла в себя, как ты говоришь, Андрюша, «оклемалась», занялась делом. Торговала, все такое. Немножечко разбогатела. Вот Шумский помогал и другие. Словом, встала на ноги… Я и Шумскому Андрюшку родила, но мы сделали так, что как будто это его жена родила. (Смеется.) Обманули ее. Ночью в кровать подложили ребеночка, она утром проснулась – сюрприз. Откуда ребеночек? Родился. Кто родил? спрашивает. Так ты же и родила. А как живот, все такое?.. Дикость, конечно, но… Материнский инстинкт сработал. Нашли врача, который объяснил, что так бывает. Редко, конечно, один случай на миллион, но бывает… А во мне материнский инстинкт как-то поугас. Стыдно признаться, но мне не их не жалко, деток моих… 
МАГЕЛЬ        (Смеется.) Да вы, Валерия, просто Медея какая-то.
ВАЛЕРИЯ      Кто такая Медея?
МАГЕЛЬ        Одна легендарная женщина. Трагическая история.
ВАЛЕРИЯ      Что вы? Самая обыкновенная история. Таких историй тьма-тьмущая. И финал замечательный – куча детей… Я и сейчас беременна. Будущий отец – очень хороший человек. В летах. Сильно в летах. Из высших эшелонов. Бретузов Алексей Николаевич. Может, слышали? Одно время его имя было не слуху. Стратег, философ, моя гордость. (Смеется.) Между прочим, тоже задумывается. Но на руку пока не наступал. А уже не наступит, у меня теперь домработница… Какая-то аномалия, честное слово. Рожаю и рожаю, рожаю и рожаю… Андреем назову… А у тебя, Андрюша, дети есть?
ЛЕТЯГИН      Не случилось.
ВАЛЕРИЯ      Хочешь, я и тебе рожу? (Смеется. Магелю.) Только взгляните на его лицо. Как будто гадюку проглотил. (Летягину.) Дети – это хорошо, Андрюша. Очень хорошо… Ну, все! Забыли, забыли.  Кажется, я созрела для коньяка!
            МАГЕЛЬ        За детей!
 
            Выпивают.
           
ВАЛЕРИЯ      И, не смотря ни на что, я бы согласилась попробовать снова.
ЛЕТЯГИН      Что попробовать?
ВАЛЕРИЯ      Вернуть наши отношения, Андрей. Может быть, теперь мне удалось бы тебя разговорить. Я ведь толком и не пыталась. Ты молчишь, и я молчу. (Магелю.) Шесть лет молчали.
ЛЕТЯГИН      Шесть лет?
ВАЛЕРИЯ      Без малого. Кроме того, ты, пройдя свой скорбный путь, наверняка осознал, что наступать на руку женщине и стоять на той руке шесть часов негоже.
ЛЕТЯГИН      Валерия, вы замужем, позвольте вам напомнить.
ВАЛЕРИЯ      Это гражданский муж. То есть сожитель.
МАГЕЛЬ        Чудовищное слово «сожитель». Сродни таракану.
ВАЛЕРИЯ      Кроме того у него уже есть одна семья. Там шестеро детей.
МАГЕЛЬ        (Валерии.) Скажите, Валерия, что значит для вас число шесть?
ВАЛЕРИЯ      Ничего… (Летягину.) Я несчастлива, Андрей. Живу без надежды. 
ЛЕТЯГИН      Вы носите ребенка от него.
ВАЛЕРИЯ      От Бретузова? (Смеется.) Откуда тебе знать, чей это ребенок?.. Я часто вспоминаю наше прошлое. Слишком часто. Кроме того, мальчик все равно будет похож на тебя. Это только говорится, что мой последний гражданский муж – будущий отец. На самом деле он суррогатный отец. На самом деле все мои дети, Андрей – это твои дети…  Я рожаю только мальчиков. Согласись, это преимущество. Мужчины всегда мечтают о мальчиках. И назову я будущего ребенка Андреем Андреевичем. Думаешь, совпадение? Нет, Андрей, это – не совпадение… Разве тебе не хочется наследника?
ЛЕТЯГИН      Валерия, милая…
ВАЛЕРИЯ      Милая. Как приятно!
ЛЕТЯГИН      Зачем вам это? Я – порочный, безнравственный человек. Кроме того, я жадный…
ВАЛЕРИЯ      Нисколько не жадный.
ЛЕТЯГИН      Я люблю деньги. Ненавижу, но люблю. Более всего. Ваши бесконечные дети будут многочисленно страдать, то есть, ваши многочисленные дети будут бесконечно страдать. И что это за брак без чувств? Мы же больше не испытываем чувств. Ни вы, ни я, никто. Я понимаю, вы – жертва обстоятельств. Но и я – жертва обстоятельств. Если вдуматься, мы все – жертвы обстоятельств.
МАГЕЛЬ        Блуждающие.
ЛЕТЯГИН      Обидчики наши, слава Богу, здоровы, и кто знает, что случится с вами, со мной, со всеми нами? Завтра, послезавтра, через год?
ВАЛЕРИЯ      Не загадывай, Андрюша. Никогда не загадывай. Вот пока я загадывала – на меня одни только камушки сыпались. А как только загадывать перестала, тотчас Алексея Николаевича встретила,  стратегического человека.
ЛЕТЯГИН      Хороший?
ВАЛЕРИЯ      Хороший, но скучный.  
ЛЕТЯГИН      Не обижает?
ВАЛЕРИЯ      Тем и обижает, что скучный. Почему  должна жертвовать собой? Во имя чего?
МАГЕЛЬ        С годами я понял, друзья мои – не бывает отдельно обидчиков и жертв. Всяк одновременно является и обидчиком, и жертвой. Жертва провоцирует обидчика, тем самым выступая в роли обидчика, обидчик же является своего рода жертвой, ибо поставлен в такие условия, что не может не нанести обиды. Иными словами, загнан в угол. То же относится и к палачам. Палачей, напомню, никто не отменял.
ВАЛЕРИЯ      Вот, как раз, то – о чем я думаю.  
 
Входит Козельскис, громоздкий и хмельной. Обрушивает на стол бутылку шампанского. Шумно усаживается, вальяжно вытягивает ноги.
 
КОЗЕЛЬСКИС          (Слегка заикается.) Нет, нет, и еще раз нет, Магель! Ни за что не соглашусь с тобой. Я покуда раздевался в прихожей, невольно подслушал ваш разговор. Ни за что не соглашусь с тобой. Палач – это палач, а жертва – жертва. Полюса. Без полюсов мир просто перевернется как ржавая баржа. И еще раз перевернется. И так будет вертеться юлой, пока не потопнет окончательно. И не смотря ни на что, мы любим жизнь! Слава той женщине, что умудряется рожать детей в духовной тесноте. Слава! (Валерии.) Позвольте представиться – Козельскис Иван Иванович, друг этих вот двух охламонов.
ЛЕТЯГИН                 Как ты вошел?
КАЗЕЛЬСКИС          Так у вас дверь нараспашку.
 
      
Картина третья
 
 
Летягин, Магель, Валерия, Козельскис.
 
КОЗЕЛЬСКИС          (Летягину.) Послушай, Андрей, только умоляю, не торопись меня перебивать. А что, если, в самом деле?
ЛЕТЯГИН      Что?
КОЗЕЛЬСКИС          Что, если, в самом деле, тебе покончить со своей холостой жизнью? Скажу откровенно, мне девушка нравится. (Валерии.) Валерия?
ВАЛЕРИЯ      Валерия.
КОЗЕЛЬСКИС          (Летягину.) Мне Валерия нравится. Девушка бойкая. Сколько можно бобылять, питаться хлебными крошками и выть на луну? Будем дружить домами, пить шампанское по пятницам. (Валерии.) Вы любите шампанское?
ВАЛЕРИЯ      Очень.
КОЗЕЛЬСКИС          И я обожаю. (Летягину.) Будем по пятницам пить шампанское, играть в лото, а если хочешь, в подвижные игры на свежем воздухе. Уже пора, знаешь, в нашем возрасте начинать как-нибудь двигаться. Кроме того, насколько я понял, вас связывает какое-никакое прошлое. Да, не всегда удачное, но это была, как говорится, проба пера. Вы были молодыми и нищими. Были лишены радости, вот что я тебе скажу. А юность без радости – это как ласточка без ног. Этой теме даже стихи посвящены. Мне очень нравится. Когда слышу, невольно слеза наворачивается. Хотя стихи детские. Летать, вроде бы может, а на веточке передохнуть уже не получается. Или на проводах. Они обыкновенно на проводах живописно так устраиваются. Обожаю. И молодость обожаю! А, между тем, впереди старость Андрей. Захочется моченых яблочек, а кто их вымочит? кто подаст?.. Подумай хорошенько. Пойдут, действительно, детки. Захочется детского топота, безудержного смеха. А дома тишина как в склепе. Куда годится? Невольно рука к рюмке тянется. Разве не так? (Валерии.) Скольких детей вы обязуетесь родить Андрею?
ВАЛЕРИЯ      Да хоть шестерых.
МАГЕЛЬ        (Козельскису.) Зачем ты, Ваня?
КОЗЕЛЬСКИС          Что?
МАГЕЛЬ        Зачем дразнишь его?
КОЗЕЛЬСКИС          А что такого я сказал? Оказывается, у него была семья. Я лично не знал. Ты знал?
ЛЕТЯГИН      У меня не было семьи.
КОЗЕЛЬСКИС          Нет?
ЛЕТЯГИН      Нет.
КОЗЕЛЬСКИС          На нет и суда нет… Подумалось, может быть что-то изменить. Исключительно из добрых побуждений.
МАГЕЛЬ        Ты дурак?
КОЗЕЛЬСКИС          Все, сняли тему… И что так возбуждаться? Или вы меня не знаете? Язык мой – враг мой. 
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      (Магелю.) Юлик, я реально схожу с ума.
 
Пауза.
 
КОЗЕЛЬСКИС          Нет, все же скажу. (Магелю.) Он же в одиночестве сопьется. (Летягину.)  Ты же в одиночестве сопьешься, Летягин. Вот ведь я о чем. Не более того. Вино – планида одиноких сердец.
МАГЕЛЬ        Козельскис!
КОЗЕЛЬСКИС          Сняли тему… И что я вечно лезу со своими советами? Дороже обходится, честное слово.
 
Пауза.
 
ЛЕТЯГИН      (Козельскису.) Ваня, пойми, Валерия – случайная женщина. У нас, разумеется, ничего не было, разумеется…
ВАЛЕРИЯ      Кто случайная женщина?
ЛЕТЯГИН      (Козельскису.) И, как ты знаешь, быть ничего не могло… Требует пояснений?
ВАЛЕРИЯ      Я – случайная женщина?! (Летягину.) Если у нас ничего не было, зачем, в таком случае, ты пытался меня убить? (Козельскису.) Он, Иван Иванович, пытался меня убить.
КОЗЕЛЬСКИС          Зачем?
ВАЛЕРИЯ      Вот и я задаюсь вопросом, зачем. И не нахожу ответа. Убить беременную женщину, это нужно иметь серьезный мотив… Может быть, ревность?
КОЗЕЛЬСКИС          (Летягину.) Ревность?
ЛЕТЯГИН      Какая ревность? При чем здесь ревность?!
КОЗЕЛЬСКИС          Валерия утверждает, что ты ее ревновал… Если в ее словах есть хотя бы доля правды, выбрось это из головы, Андрей. Раз и навсегда. Ревность чрезвычайно опасна. Из ревности жуткие преступления совершаются. Наш с тобой дворовый дружок Алимов, помнишь такого с заячьей губой? Первоначально себя порезал, показалось мало, домочадцев порезал. Соседей порезал, сапожника в сапожной будке порезал. Слушай, собаку порезал, уличная собака не сумела убежать. Можешь себе представить?.. Слушай, вернулся, облил дом бензином. Но  поджечь не успел – кровью истек. Все кровью истекли… Пожарных порезал, они на запах бензина слетелись, а уж потом кровью истек. Слава Богу, поджечь не успел, а то быть пожару. (Валерии.) А как именно он хотел убить вас, Валерия?
ВАЛЕРИЯ      (На глазах слезы.) Раздавил меня машиной.
КОЗЕЛЬСКИС          (Летягину.) Андрюша, это правда?.. Но это уже никуда не годится. Никто не лезет в твою личную жизнь, но это – слишком. (Валерии.) Может быть, случайно?
ВАЛЕРИЯ      Да это не важно. И то, что раздавил меня – не важно. Но он не хочет признать меня.
КОЗЕЛЬСКИС          Не хочет признавать?!
ВАЛЕРИЯ      Не хочет.
КОЗЕЛЬСКИС          (Летягину.) Андрей, почему ты не хочешь признать Валерию?
ЛЕТЯГИН      Потому что Валерия – случайная женщина. Я тебе уже говорил. Случайная женщина случайно оказалась в моем доме. Я ее не знаю.  
КОЗЕЛЬСКИС          Да как же «не знаю», когда мы уже час сидим с ней за одним столом, болтаем о том, о сем?! Как же «не знаю»?!
МАГЕЛЬ        Иван!
КОЗЕЛЬСКИС          (Магелю.) Отстань! (Валерии.) Упрямствует... А знаете, Валерия, давайте так порешим – пусть, как хочет. На шута он нам сдался? Видите, какой он недотрога. (Летягину.) Ты – недотрога. Слышал?.. Что молчишь?.. Я тебе, Андрей, так скажу. Случайностей в природе не бывает. Это только кажется, случайность. На самом же деле – промысел, провидение.  И если Валерии или нам с Магелем, или любому другому человеку было предписано оказаться здесь и сейчас, значит, так тому и быть. И вот тебе доказательство – мы здесь. И сейчас. Не вчера, слышишь, не завтра, а именно здесь и сейчас. И происходит движение судеб исподволь, незаметно. Как будто само по себе. Так, сидим, болтаем о том, о сем. И Валерия, конечно, с нами. Хорошая девушка, очень хорошая. Лично я бы к ней присмотрелся. А ты – как знаешь.  
 
Козельскис шумно откупоривает шампанское, наполняет бокалы.
 
КОЗЕЛЬСКИС          За его величество случай!
МАГЕЛЬ        С языка снял.
 
Выпивают.
 
МАГЕЛЬ        Судьба судьбой, но все же человек иногда, пусть не часто, может пытаться совершать выбор, принимать решения и совершать самостоятельные поступки. По крайней мере, пытаться.
КОЗЕЛЬСКИС          Пытаться может. Почему нет? На здоровье, пусть пытается. Но если судьбе угодно, черта с два попадет.
МАГЕЛЬ        Куда попадет?
КОЗЕЛЬСКИС          Да хотя бы кончиком нити в игольное ушко.
МАГЕЛЬ        Если не с похмелья, может и попасть.
КОЗЕЛЬСКИС          А это уже если судьбе будет угодно. Видишь, как получается?
МАГЕЛЬ        Мне кажется, ключиком от этого замочка служит бескорыстность. Правильность выбора предопределена степенью бескорыстности.
КОЗЕЛЬСКИС          Да, но всякая бескорыстность содержит в себе долю корысти.
МАГЕЛЬ        Не всегда.
КОЗЕЛЬСКИС          Всегда.
МАГЕЛЬ        А неосознанный порыв души?
КОЗЕЛЬСКИС          А что такое душа? Можно ли ее пощупать? Извлечь и представить, как субъект и объект?
МАГЕЛЬ        Усыновление.
КОЗЕЛЬСКИС          Как?
МАГЕЛЬ        Усыновление, удочерение…
КОЗЕЛЬСКИС          А вот я тебе расскажу историю из жизни неких Жовчуков.
МАГЕЛЬ        Так и сыплет анекдотами.
КОЗЕЛЬСКИС          Не анекдот – случай из жизни. Была такая семья Жовчуков. У них дача располагалась неподалеку от нашей. Шапочное знакомство. Так, пару раз на берегу озера встречались на рыбалке, здоровались, не более того.
МАГЕЛЬ        Судя по тому, как ты заранее открещиваешься от них, Жовчуки совершили что-то предосудительное.
КОЗЕЛЬСКИС          Ты слушай, не перебивай… Итак, Жовчуки эти усыновили мальчика. Долго оформляли документы, история, как ты знаешь, непростая. Те еще мытарства! Наконец, дело было сделано, и Егорка, так звали мальчика, обрел дом. Егорка был мальчиком неказистым. Горбатенький, с тиками. Заикался как я. Много хуже чем я. Разобрать, что он там лепечет, можно было, только приложив значительные усилия. Жовчуков предупреждали – мальчик из проблемной семьи. Его настоящий отец был чем-то наподобие колдуна. Его приглашали в поля изгонять змей. Ясное дело, змеям не нравилось, что их изгоняют, колдуна они не любили, всячески стремились избавиться от него. Так он и погиб от укуса гюрзы. Но не о том речь. Хотя история любопытная. Вот как он их изгонял? Какие-то заклинания, наверное? Какие-то ритуалы? Один сведущий в таких делах человек говорил, достаточно такому колдуну справить малую нужду на подорожник и гадюк как не бывало. Но речь не об этом. Вернемся к Егорке и его новоиспеченным родителям, Жовчукам то есть. Как я уже говорил, оформление документов на усыновление – процедура невозможно хлопотная. Да ты и без меня знаешь. Однако Жовчуки упорно занимались этим делом. Притом сами не то, чтобы нищенствовали, но близко к тому. Впроголодь жили, можно и так сказать. По тем временам многие так жили… Такая деталь – у них на двоих одна лыжа была. Как они зимой в лесу с одной лыжей управлялись?  Как-то управлялись. Не о том речь. Хотя деталь существенная. Так вот. Среди сирот встречались прекрасные дети, сущие ангелы. Однако Жовчуки выбрали, прямо скажем, уродца. Почему выбор пал именно на уродца? Разумеется, первая мысль, что приходит в голову – из жалости. Из жалости к кому? К Егорке как будто, то есть к тому безнадежно больному некрасивому мальчику. Бескорыстие?.. Что скажешь?
МАГЕЛЬ        Не знаю. Наверное.
КОЗЕЛЬСКИС          То-то и оно. Замечательно похоже. На деле же выяснилось – не из жалости к Егорке вся эта катавасия была затеяна, но с тем, чтобы посредством Егорки вызывать жалость к себе. Так на них, Жовчуков, никто внимания не обращал. Да они из дому-то не выходили, чтобы на них внимание обращать. А теперь что же они сделали? Нарядили Егорку в матросский костюмчик. Понятно, с тем, чтобы подчеркнуть его убогость. Я понимаю, когда в матросский костюмчик одевают мальчика ладного, миловидного. А здесь? Согласись, можно было бы подобрать что-нибудь попроще, поскромнее. Но у Жовчуков были иные цели и задачи. И далеко идущие планы. Итак, нарядили Егорку в матросский костюмчик. Уж лучше бы они ему купили костюм пожарного с касочкой. Мальчик мог бы играть в пожарного. Но об этом позже. Нарядили в матросский костюмчик. Явили контраст, так сказать. И принялись фланировать. Первоначально – по соседям ходить, как будто «на минуточку», а потом – и вовсе по незнакомым людям. Как будто за солью, или, например, справиться, когда свет отключат, когда машина за мусором приедет или еще что-нибудь в этом роде. Вот вам, Валерия, интересно будет. Вы-то уже не застали, ваше поколение не застало. В те времена за мусором специальные машины приезжали. В кузове размещался специальный механизм, наподобие пресса, и мусор превращался в этакую разноцветную массу. Очень любопытно было наблюдать, как это происходит. Я любил наблюдать… Между делом об отце-колдуне рассказывали. Егорке с этой целью даже змейку деревянную купили. Понятно, с тем, чтобы высветить его темное родство. А Егорка, надо сказать, отца своего совсем не помнил. Хотя и тянулся к нему изо всех сил… А такие змейки на черноморских курортах продавались. Курорты в те времена замечательные были… Вот вам, Валерия, интересно будет. Фонтаны, сталинский ампир. А мороженное? Какое было мороженное? Не о том речь. Заставляли мальчика стихи читать. Преимущественно Агнию Барто. Не трудно догадаться, какая там выходила мелодекламация. Невольные зрители рыдали. Не понаслышке знаю. Жовчуки с сынишкой и к нам как-то раз заглянули. Мальчик, когда услышал, что я немного заикаюсь, ручками ко мне потянулся. – Вы мой папа? (На глазах слезы.) Вы мой папа?.. Во мне все оборвалось. Точно молния по мне прошлась… Следовательно, хотя и образовались в Егоркиной жизни Жовчуки, как родителей своих он их не опознал, и бессмысленный поиск отца в душе продолжал…
МАГЕЛЬ        Ваня, очень долго.
КОЗЕЛЬСКИС          Что?  
МАГЕЛЬ        Чем дело-то кончилось?     
КОЗЕЛЬСКИС          Добрые люди стали Жовчукам давать деньги, провизию, одежонку, все такое. Аферисты, известное дело, округлились. И Егорка…
МАГЕЛЬ        Ваня-а-а!
КОЗЕЛЬСКИС          Кончилось все, конечно, печально. Такие истории непременно печально заканчиваются. Расплата не заставила себя ждать. Однажды ночью мальчонка добрался-таки до спичек, которые были ему категорически запрещены, и хату целенаправленно подпалил. Сгорели все. И Жовчуки, и сам Егорка. Как говорится, и белка, и свисток. И костюмчик, и змейка… Вот такая бескорыстность, и такое милосердие.
 
Пауза.
 
ВАЛЕРИЯ      Кошмар!
КОЗЕЛЬСКИС          Именно.
ВАЛЕРИЯ      Теперь они мне сниться будут.
КОЗЕЛЬСКИС          Не исключено. Мне часто снятся.
 
Пауза.
 
МАГЕЛЬ        Допустим, я соглашусь. Допустим. Эти истории с усыновлением часто с душком оказываются. Соглашусь. А вот, к примеру, кошка? Зачем кошек в дом тащат? Животное бессмысленное, мыши давно уже перевелись. А мы тех Мурок кормим, поим, лечим, чистим шерстку. Беседуем с ними. Пытаемся беседовать.
КОЗЕЛЬСКИС          Стоп!
МАГЕЛЬ        Что?
КОЗЕЛЬСКИС          Вот оно! Беседуем с ними. Ты сказал, не я. И тотчас попал в ловушку. Беседа, дорогой мой – это не тяп-ляп, беседа – это уже серьезно. Сущностная необходимость. То есть, подсознательно, приобретая кошку, мы рассчитываем на удовлетворение потребности в беседе.
МАГЕЛЬ        Да, но беседа в данном случае носит односторонний характер. С тем же успехом мы можем беседовать со шкафом или диваном. Вот именно.
КОЗЕЛЬСКИС          Передергиваешь карту.
МАГЕЛЬ        Не передергиваю.
КОЗЕЛЬСКИС          Что же ты никогда не слышал, как разговаривают кошки?
МАГЕЛЬ        Да разве можно невнятное «мяу» назвать речью?
КОЗЕЛЬСКИС          Невнятное?! Тысяча интонаций, голуба моя. Тысяча! И если человечество не умудрилось изучить их язык, это не означает, что его не существует. Равно, как и собачьего, птичьего, овечьего и прочих диалектов.
МАГЕЛЬ        Диалектов?
КОЗЕЛЬСКИС          Да, я бы назвал кошачий язык диалектом.
МАГЕЛЬ        Ну, это уже слишком.
КОЗЕЛЬСКИС          Не слишком.
 
Пауза.
 
ВАЛЕРИЯ      Нипочем не догадаешься, о чем они думают, эти кошки.
КОЗЕЛЬСКИС          И пока мы не разучимся врать себе, так и будет.
 
Пауза.
 
МАГЕЛЬ        Откровенно говоря, не хотелось бы поднимать тост за кошек.
КОЗЕЛЬСКИС          А я настаиваю! Именно тост, и именно за кошек. Воистину они никак не заслужили столь упорного отрицания.
МАГЕЛЬ        За кошек?
ВАЛЕРИЯ      За кошек!
КОЗЕЛЬСКИС          За кошек!
МАГЕЛЬ        Вот именно.
 
Выпивают.
В комнату врывается Нина.
 
НИНА             (Кричит, будто издалека.) Лера, что они с тобой сделали?!
ВАЛЕРИЯ      (Кричит, будто издалека.) Нина, наконец-то!
НИНА             Что они с тобой сделали?!
ВАЛЕРИЯ      Все хорошо, Ниночка, все хорошо!
НИНА             Лера, ты на себя не похожа!
ВАЛЕРИЯ      Знаю. Я видела себя в зеркале.
НИНА             Будто бы совсем другой человек. Лера, это ты?
ВАЛЕРИЯ      Это я, Нина.
НИНА             А где Валерия?
ВАЛЕРИЯ      Здесь. Это я, Нина.
НИНА             Это правда?
ВАЛЕРИЯ      Конечно.
НИНА             А что случилось?
ВАЛЕРИЯ      Голова болела.
НИНА             А теперь?
ВАЛЕРИЯ      Уже не болит.
НИНА             Как будто бы другой человек.
ВАЛЕРИЯ      Это после шампанского.
НИНА             Ты пила шампанское?
ВАЛЕРИЯ      У Шумских.
НИНА             Ты была у Шумских?
ВАЛЕРИЯ      Шумский угощал шампанским и бананами.
НИНА             Но ты на себя не похожа.
ВАЛЕРИЯ      У меня после шампанского всегда так.
НИНА             А почему ты кричишь? Ты не слышишь, Лера?
ВАЛЕРИЯ      Слышу.
НИНА             А почему кричишь?
ВАЛЕРИЯ      Ты кричишь – и я кричу.
НИНА             Как будто бы не слышишь меня.
ВАЛЕРИЯ      Слышу очень хорошо.
НИНА             Все хорошо?
ВАЛЕРИЯ      Все замечательно.
 
Нина усаживается за стол.
 
НИНА             Когда ты позвонила, у тебя был такой голос. Мне показалось, что-то случилось.
ВАЛЕРИЯ      (Сияет.) Нина!
НИНА             Голос у тебя был такой, как будто бы что-то случилось.
ВАЛЕРИЯ      Нина!
НИНА             У тебя ничего не случилось?
                       
Беззвучно входит Бретузов. Сделав пару шагов, становится таким образом, что присутствующие не видят его.   
Валерия поднимается из-за стола, подходит к Летягину, обнимает его плечи.
 
ВАЛЕРИЯ      А посмотри-ка, Нина, кто это?
НИНА             Кто?
ВАЛЕРИЯ      Не узнаешь?
НИНА             Нет.
ВАЛЕРИЯ      Ты его не знала?
НИНА             Нет.
ВАЛЕРИЯ      А это мой Андрейка.
НИНА             Андрейка?
ВАЛЕРИЯ      Андрейка.   
НИНА             Хороший Андрейка.
ВАЛЕРИЯ      Хороший?
НИНА             Очень хороший.
ВАЛЕРИЯ      Красивый?
НИНА             Очень.
ВАЛЕРИЯ      Он мой принц!  
 
Летягин освобождается от объятий Валерии, пытается встать.
 
ВАЛЕРИЯ      (Удерживает Летягина.) Андрей, не уходи, прошу тебя. Я больше не буду.
 
Валерия возвращается на свое место.   
 
ВАЛЕРИЯ      (Нине.) Смутился. И немного обиделся.
НИНА             Обиделся? На что?
ВАЛЕРИЯ      Не любит, когда я называю его Андрейкой.
ЛЕТЯГИН      Я не люблю, когда обо мне говорят в третьем лице.
ВАЛЕРИЯ      (Нине.) Хотел уйти.
ЛЕТЯГИН      Я не люблю, когда обо мне говорят в третьем лице.
НИНА             (Летягину.) Но вы вернетесь?
ЛЕТЯГИН      Я никуда не ушел.
НИНА             Вернетесь?
ЛЕТЯГИН      Вернусь.
ВАЛЕРИЯ      (Нине.) Обязательно вернется… Ой, да что же я? Нина, знакомься, это мои новые друзья – Юлиан Эдуардович Магель, доктор, а также Иван Иванович Козельскис… (Козельскису.) Простите, Иван Иванович, я не знаю вашей профессии.
КОЗЕЛЬСКИС          Бизнесмен. То есть, человек дела. Я, видите ли, сторонник русского языка. Так что «человек дела». По-моему звучит не хуже, чем бизнесмен. А, пожалуй, что и лучше.  
НИНА             А я – Нина.
КОЗЕЛЬСКИС          Простите, а по отчеству?
НИНА             Просто Нина… А какой у вас бизнес, Иван Иванович?
КОЗЕЛЬСКИС          Вы хотели спросить, каким делом я занимаюсь?
НИНА             Да.
КОЗЕЛЬСКИС          Признаться, уже и не помню. Запустились в лихих девяностых. Как говорится, запустили маховик. Оказалось, запустили удачно. С тех пор мелет и мелет, мелет и мелет…
МАГЕЛЬ        Маховик мелет?
КОЗЕЛЬСКИС          Маховик.
МАГЕЛЬ        Что мелет?
КОЗЕЛЬСКИС          Муку мелет. Все подряд мелет. Говорю же, не помню. Он – сам по себе. То есть, моего участия уже не требуется.
НИНА             А сейчас чем занимаетесь?
КОЗЕЛЬСКИС          Встречаюсь с друзьями, пью шампанское. Одним словом, живу.
НИНА             Разумеется, женаты?
КОЗЕЛЬСКИС          Разумеется. Но это ни о чем не говорит.
НИНА             О чем не говорит?
КОЗЕЛЬСКИС          Ни о чем.
НИНА             Ну да, ну да. (Летягину.) А вы, Андрей – бывший муж Валерии?
ЛЕТЯГИН      Я не знаю такую женщину. То есть, не знал до сих пор.
НИНА             Но теперь познакомились?
ЛЕТЯГИН      Теперь познакомились.
НИНА             Понравилась вам Валерия?
ЛЕТЯГИН      (Иронично.) Очень.
НИНА             А вы чем занимаетесь, Андрей?
ЛЕТЯГИН      А я – тот самый маховик.
НИНА             Выходит, работаете с Иваном Ивановичем?
ЛЕТЯГИН      Исключительно по части шампанского.
НИНА             Но уже успели полюбить?
ЛЕТЯГИН      Кого?
НИНА             Валерию.
ЛЕТЯГИН      Очень.
 
Бретузов выходит из своего укрытя. В руке пистолет.
 
БРЕТУЗОВ    (Валерии.) Вижу, ты недавно помыла голову?
ВАЛЕРИЯ      Болела.
БРЕТУЗОВ    Голова болела?
ВАЛЕРИЯ      Болела, да. Голова.
 
Пауза.
 
БРЕТУЗОВ    Вся помылась?
ВАЛЕРИЯ      Почему?
БРЕТУЗОВ    Приняла ванную?
ВАЛЕРИЯ      Нет, только голову помыла.
БРЕТУЗОВ    В предвкушении?.. Что молчишь?
ВАЛЕРИЯ      Не знаю, что сказать.
БРЕТУЗОВ    Правильно. Что тут скажешь? 
НИНА             (Бретузову.) Здравствуйте, Алексей Николаевич.
БРЕТУЗОВ    (Валерии.) Вот, собственно, и все. В подобной ситуации лишних слов, думаю, не требуется?.. Как там, Нина, у классика? Бац?
НИНА             Не знаю.
БРЕТУЗОВ    Ты же любишь классиков?
НИНА             Не знаю.
БРЕТУЗОВ    Как он там говорил?
НИНА             Кто?
 
Бретузов стреляет в Валерию.
Валерия падает.
 
БРЕТУЗОВ    Бац!
 
(Второе действие следует)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS