Комментарий | 0

Спящие драконы Клуиндина (5)

 

30 строк отрешённого сознания
 
Параллельных небес отрешённым сознанием –
Не заманивай ты меня, друг, не заманивай!
Как ручьи вытекают из скрытых источников,
Так мы все возникаем – на плоскости – точками.
А на небе ли, в бездне – какая нам разница!..
Точки могут в любые цвета перекраситься,
Но при этом останутся – подлинно – точками;
Не грибами, не листьями тиса, не почками...
Так имеет ли смысл их всю жизнь перекрашивать?..
Своей жизни причину – искать, переспрашивать?..
Ведь для точек весь смысл – сознавать себя – точками;
Не мышиного кала сухими кусочками,
Не брильянтами в поисках лучшей оправы, и
Не Чеширским Котом с валерьянными травами,
А всего лишь какими-то жалкими точками, –
Восхитительно-яркими, звёздными, сочными,
Исчезающе-мелкими, скромными, тощими,
Сокрушительно-сильными, грозными, мощными,
Совершенно-понятными, ясными, точными,
И – вообще никакими, и даже не точками...
Так – течёт, изменяется русло сознания, –
В медитации, в споре, в самадхи, в незнании,
В просветлённом – любом – состоянии разума, –
Там, где разума нет, лишь вибрации разные...
Реки в море впадают, и мысли им следуют.
Мысль впадает – куда? – Нету смысла исследовать.
Видишь, друг, твои мысли – моими становятся,
Как вода, что в различных сосудах покоится.
Ведь вода – как и мысли – одна, без названия, –
В параллельных небес отрешённом сознании.
 
 
 
 
 
Формы неба в капле мысли
 
В капле неба распластавшись,
Чайка – динозавра отпрыск –
Превращается в стилетик,
Чтоб засесть в моей сетчатке...
Ты, как фальшивомонетчик,
Видя самородков россыпь,
Не желаешь ждать – отставших
Слов и мыслей отпечатки.
 
В синеве – такой текучей –
Чуть трепещут, отражаясь,
Души сосен и дельфинов.
Зеркалом полупрозрачным
С тонкой плёнкой парафина –
Ждёт созвездий урожая
Океан... На всякий случай
Признаю, что смысл – утрачен.
 
Золотистой полусферой
Искривляется пространство,
Становясь лягушкой в клюве
Странной птицы, вроде цапли.
Относительные люди
С неуклонным постоянством,
Гномоны зачем-то сверив,
Исчезают – в неба капле.
 
Перестань же быть субстратом
Для мицелия идей и
Осознай, что нет – ни смерти,
Ни – в буквальном смысле – жизни.
Кто тебя в ладонях вертит
Под аспектом Водолея,
Как в бегущем поле – атом?.. –
 
Просто мысли.
Чьи-то мысли...
 
 
 
 
Утровечер неподсудного дня
 
Потоки тёплые несли
Гудящих женщин-насекомых
Над чревом вянущей земли –
Тугим, зовущим, незнакомым...
О, эти женщины-шмели!
 
Стараясь их не отпускать,
Звучали золотые струны,
Плескался розовый закат.
Всплывающий подсолнух лунный
Сиял – оттенками песка.
 
Проклюнувшись, иная жизнь
Тотчас же множилась, при этом
Роящиеся миражи
Дробились шариками света,
И запах осени кружил.
 
А перелётная листва
Вплеталась в стаи братьев меньших.
Денницей новый день вставал,
Дарящий мёд – шмелей и женщин,
И эти самые слова.
 
 
 
 
 
Невозвращение на Итаку
 
И, всё равно, я доверяю.
И беспокоиться не буду.
 
Пусть не даётся жизнь вторая,
Снуют опасности повсюду,
Но, всё равно, я улыбаюсь.
И безмятежно жду – что будет.
Пускай принёс меня не аист,
Вскормили – не волчицы груди...
Я выбираю, что осталось.
Мой дом – везде, где я присяду.
Я эгоизма поломал ось, –
И целый мир мне стал наградой.
 
Хотя ни крошки не положишь
Теперь ни в сумку, ни в карманы,
А безнадёжность дней – похожих –
Несёт меня по океану,
Как самый мелкий, утлый ялик –
Из тростника ли, пенопласта.
В бездонном небе – крики чаек,
Под килем футов полтораста...
Здесь волн киты и клочья пены,
Штормит от края и до края,
И ждёт погибель неизменно...
 
И, всё равно, я доверяю.
 
 
 
 
Сонет пути дхармы
 
От южных башен до северных – долог путь,
И многие дни, а, может, годы – идти.
Кто выбор сделал, тому уже не свернуть;
Осталось – всему на свете крикнуть: «Прости!..»
 
Ни старой лампы, ни посоха нет, – и пусть!
И лишь далеко, на небе, слабо блестит
Созвездий кожа... А не проникая в суть,
Зачем тебе знать – где можно что-то найти?..
 
Пусть на западном склоне горы снова выпал снег...
Я сижу – и смотрю на луну сквозь ткань облаков.
Два монаха бредут через ночь, вдалеке от всех.
 
Тело Будды им не отыскать во веки веков.
Так и я: всё ищу, без надежд – на отдых, успех...
Для чего?.. – Не проси объяснить: мне не хватит слов.
 
 
 
 
 
Возвращая эхо Лу Ю
 
разум подобен запруде
 
когда осознание тонет
в зеркале тихой воды
видишь пустое пространство
суть плодотворно-пустое
и мономолекулярный
водораздел между полем
самости и абсолютом
нежностью и совершенством
силой внутри и снаружи
миром и подлинным миром
 
всё озаряется светом
спелым покойным и ровным
 
ветер не морщит поверхность
тёмной лагуны пруда
слабая рябь возникает
там где вершины деревьев
видят себя отражёнными
зная что верх это низ
 
ветви и корни одно
воздух и почва одно
небо и карма одно
нет одиночества в мире
есть нежелание видеть
есть замутнённость и слабость
есть изолированность
 
если всё время поёшь
услышишь ли голос растений
если всё время плескаться 
пройдёшь ли по лунной дорожке
если разбрызгать луну
даже на тысячи капель
в каждой она сохранится
оставшись такой же луной
 
тот кто сидит на горе
глядя на озеро ночью
знает о том что нет дна
даже под мелкой водой
 
помнишь ты тоже бродил
в илистых заводях тёплых
шлёпал вдоль берега кромки
вспугивал стаи мальков
думал уйдёшь далеко
шёл много лет и заметил
что возвратился к началу
 
завтра встречая зарю
не удивляйся китам
 
 
_________
Лу Ю (1125-1210) был выдающимся сунским поэтом, написавшим следующие строки:
 
Разум подобен озёрной воде,
Покойной в отсутствие ветра;
Молча сидишь, внемля бесчисленным вздохам;
Полночь, но не смущайся вида китов,
Что волны вздымают,
Приветствуя солнца восход.
 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS