Комментарий | 0

Спящие драконы Клуиндина (2)

 

 
О главном
 
 Теперь я знаю, что такое счастье.
И мне открылась радостная весть.
За окнами осеннее ненастье,
И время – в ванну тёплую залезть.
Я открываю кран с водой горячей
И лью жемчужной пены колпачок... –
И демоны печали, бед и плача
Пускаются – мгновенно – наутёк.
 
Как Архимед, я погружаю тело.
Мурашки... Волны... Стаи пузырьков...
Меня так нежно обнимает пена, –
От счастья задохнуться я готов.
И я в воде вытягиваю ноги
И, запрокинув голову назад,
Смеюсь над непонятностью дороги –
Своей и мира. В сущности, я рад
 
Сейчас, что эта слякотная осень
Разбрасывает сети холодов,
Что вечереет в пять, светает – в восемь,
Что день – от анемичных облаков,
В которых не осталось капли краски, –
Озяб и, как потерянный щенок,
Повизгивает – тихо и с опаской –
И сиротливо вертится у ног...
 
Я счастлив в глубине душистой ванны,
И мне плевать на зимы и мороз.
Не повторяй, что настоящей манны
Небес – мне испытать не довелось.
О душ родстве, призванье, сопричастье,
Любви и дружбе – мне не говори.
Теперь я знаю, что такое счастье.
Всё очень просто. – Вот оно.
– Бери!..
 
 
 
 
 
Сутра десяти дорог
 
У перекрёстка десяти
                                         исхоженных дорог
Я нахожу себя. Куда,
                                         куда они ведут?..
И почему, бредя с толпой,
                                         ты мал и одинок?..
И что за смысл – предполагать,
                                         что воз и ныне тут?..
 
Когда простишься с багажом,
                                         то воз исчезнет сам.
Когда расстанешься с толпой –
                                         не будешь одинок.
Лишь потеряв себя, найдёшь
                                         того, кого спасал, –
У перекрёстка десяти
                                         заваленных дорог.
 
И, не спеша отправясь в путь
                                         нехоженой тропой,
Где только осторожный лис
                                         да сов вечерний крик,
Ты обнаруживаешь – свет
                                         и радостный покой,
И в глубине замшелых скал –
                                         молчания родник.
 
Лишь ветерок качнёт листву.
                                         Медовая луна
Встаёт за соснами... Вода –
                                         и звёзд неяркий свет
Поверхность бороздит... Смотри! –
                                         У озера нет дна.
Ты не успел задать вопрос –
                                         и получил ответ.
 
 
 
 
 
Медные осы осени
 
Кто сейчас остановится – дождь или я?
Кто останется – я или ветер?
Так легко и прозрачно сквозь осень скользя,
Но глазами и мыслями – в лете...
 
Кто поднимет завесу спадающих утр?..
Вечеров безысходную тяжесть?..
Может, «Флейта Железная»?.. Чтение сутр?..
Или – бабочек стая бумажных?..
 
Медных ос полосатых – скорее сюда,
Жёлтый рой!!
Ядом, пламенем – жги!!!
Мы исчезнем, как в топке котельной слюда,..
И останутся –
                           ветер...
                                         дожди...
 
 
 
 
 
Дао быть Женщиной и Луной
 
                                                                Дао выраженное словами
                                                                Не есть истинное Дао.
                                                                (Лао Цзы, Дао Дэ Цзин)
 
О!
Эта волшебная сила
Хлопка в ладоши одной руки.
 
Я забавна.
Я удивляюсь...
Отчего-то я замедля-я-я-яюсь...
 
Милый, я удлиняюсь,
Вытягиваясь – в бесконечность...
Я удаляюсь, милый, –
По воде... По воздуху...
 
Вечность
Обнимает меня за плечи.
Я расстаюсь со смыслом...
Я исчезаю – мыслью.
Нет меня. Нету...
 
Вечер.
Хижина в горной глуши.
Нежно звучит струна,
Тихо ей вторят флейты.
 
Шелест и слабое тренье
Тонких стеблей бамбука.
Так изящны узкие листья,
Так длинны вертикальные тени...
 
Луна.
Комаров сонное пенье.
Ни жилья вокруг, ни движенья.
 
Я возникаю – звуком,
Я продолжаюсь – вечно...
Я возвращаюсь в тело.
Я остаюсь одна...
 
О, если бы я захотела! –
Кто захотел?..
 
Вина
Полупустая бутылка
Стоит на циновке рядом.
Я весела.
 
И вечер
– Ясен, тих, бесконечен –
С не смущающим, долгим взглядом.
 
Я весела.
Легко мне.
Дела нет, ничего не надо...
 
Становлюсь я легче и легче,
Легче воздуха,
Даже легче
 
Мечты
О неясной встрече,
Легче самой пустоты.
 
И, внезапно, становятся резче,
Проявляясь – вне фокуса речи –
Все подробности
Красоты...
 
И взрывается – вдруг – без звука
Внутри у меня
Нечто.
 
И врывается – вдруг – без стука,
Поглощая всё,
Всё на свете, –
Запредельный солнечный ветер...
 
...............................................
 
Умолкает внутри струна.
Холодит ночная прохлада –
Не сердце моё,
Не душу,
 
Не чувства.
Далёкое – рядом...
Ничто мне,
Никто не нужен.
Я сама себе не нужна.
 
И, лишь только протянешь руку –
Открытую, – и ладонью
Гладишь линию горизонта,
 
Упругую,
Без провисания,
Где так тени деревьев легки,
 
И – без трепета,
Без желания,
Лишь с намерением осознания –
 
Принимаешь всю силу молчания,
Событий связной цепи прерывания,
Не-делания, не-существования,
Не-жизни, не-умирания, –
 
Хлопка в ладоши одной руки.
 
 
 
 
Пустующее стадо
 
...а ещё бывает, что накатит
чувство удивительно-пьянящее, –
и летишь, как птица на закате,
прочь – от боли, прочь – от настоящего,
прочь – от несгустившихся печалей,
что могли бы стать... вполне могли бы стать,
но не опылились и увяли –
пустоцветной вязью на краю листа.
 
и такая лёгкость под лопаткой,
будто не рождался, истин не искал, –
просто наблюдаешь за лошадкой,
что пасётся в поле, позади леска,
а за ней – пустующее стадо
в синеве невероятных градусов...
 
как же далеко (хотя и рядом)
любящим – до настоящей радости!..
 
 
(Продолжение следует)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS