Комментарий | 0

ПИАНИЗМ. Освобождение примет (8)

 
 
 
 
 
 
85
 
                                             Вал. Ю. Никулину
 
Все вне стихов - молчание. В обыденных словах,  
Как в тишине кромешной, разговор на пальцах
Присутствует, озвученный причмокиванием и страхом
Быть обнаруженным невольно или же остаться
 
Вне этой тишины, что равносильно наготе
На площади, которая сама есть памятник
Молчанию с немыми в пустоте, по суете,
Напоминающий живое чрево маятника.
 
Все вне стихов - поэзия. Точнее свет, который остается
От них, подобно свету, что забыл хозяин,
Который вышел за вином и не вернется
Уж никогда, а лампочка горит и тайно, 
 
Со всею осторожностью, чуть слышно, изо всех углов
К ней собирается пространство, ежась от значения
Оставленных предметов, запахов и бабочек из снов
Потерянных и мокрых на свету как пробуждение. 
 
 
 
 
86
 
Вот - дом. Был домом. Женщина внутри
Была когда-то. Свет. К ней офицеры
Хаживали, что придавало свету синевы. Три
Офицера. Кошки не было, и нет, но отчего-то шорох и манеры
 
Остались. В дому. Особенно, когда темнеет,
И холодок бежит по занавескам. Больше света нет,
Как нет той женщины. Нет никого. Левее
Запорошенного окна на корточках буфет
 
Следит за отражением украдкой и играет
С ним точно с мышью, или с женщиной, когда б
Она как платье время примеряла,
Но не муар, метель ее материей была б,
 
Та самая, что за окном теперь и дом заносит,
Не терпит пустоты, не терпит пустоты,
И прячет в наволочку, точно дед Мороз
И женщину, и офицеров. В наволочку. Всю остыв -
 
Шую и остывающую жизнь. И кошку.
В наволочку. Точней ее повадки. Снежинок круговерть
В окне. Все в наволочку. Кошку,
Дом, женщину, буфет и офицеров тоже
Троих, и смерть, смерть, смерть, смерть, смерть…
 
 
 
 
 
87
 
Молитва в городе, что, согласитесь, редкость,
Что есть и птица, и ее полет крестообразный,
Что, согласитесь, тоже редкость, будто клетка
Крестообразная на окнах с несвободой - не изнанка,
 
Но небо города и космос, и предел, как будто
В самой крестообразности ее полет, а птицы -
Не птицы вовсе - сдоба, прянички и булки,
И пар из булочных - тот, что резвится
 
На поводке коротком у сырого молодца
С изюмом вместо глаз, и есть предмет обмана,
Иллюзия доступности небес и самого Творца
И что кончается колодцем и туманом,
 
Молитва в городе, что, согласитесь, редкость
Нема и значима как миг…
 
 
 
 
 
88
 
Красный, телесный, малиновый, розовый, красный,
Красный, оттенки его, все оттенки его вплоть до красного,
Темные, более темные, вплоть до гула, до грехопадения,
Рыжие, вплоть до провала, до бездны, до самого дна,
Светлые, более светлые, белые, мел, онемение,
Обморок, все оттенки его, мошки голода, искры вина,
Красный во всех вариациях в женщине - тема ухода. 
 
Красный во всех вариациях в женщине - тема ухода,
Угроза и влажная нежность, тон послушания, ток послуша-
Ния, мука готовности в гроте разлучных ног, в румянце испуга,
В румянце холодном на белом чуть слышно и чуть дыша,
Розовая паутинка живая, дрожит паутинка красная. Вдруг
Крик, сразу крик, сразу красный крик. Не увидеть разреза?
 
Крик, сразу крик, сразу красный крик. Не увидеть разреза
Глаз? Не увидеть, не прочитать этих глаз, всех разрезов
Женщины, этой женщины красных, кричащих разрезов сразу,
Опасных как бритва, сразу, восточных, как бритва, которая
Их научила кричать, уходя, оставаясь на век, уходя, этих глаз,
Красным кричащих на самом дне, далеко от Земли, 
Уходя. На четыре стороны. На все четыре стороны
Отпускаю твой цвет и тебя, и иные приметы любви.
 
 
 
 
 
89 ОБЕЩАНИЕ   РАЯ
 
 
Стремясь к серебру, как другие живые когда-то стремились на сушу,
Невольно делая больно, веселыми становясь подчас, шествуют, только по малому кругу,
Не задумываясь над тем, что и малый круг - всего лишь маленькая игра,
Не задумываясь над тем, что так вот кривляясь, невольно передразнивая свою душу,
В двух шагах оказываются, как любовники, стремящиеся войти друг в друга,
В двух шагах от того, чтобы остаться там навсегда.
 
Шествуют. Не принимая значение вымысла во внимание,
Так смотрящийся в зеркало не знает, что он такое, скажем, с затылка,
Не задумываясь о том, что и черепаху, скажем, Бог создавал,
Шествуют, делая больно, веселыми становясь подчас, вплетая как запах Писание
В придорожный пейзаж, так вплетается свет серебряной нитью в пыль.
Так должно быть отчетливо проступал сквозь закрытые веки при колесовании   
Друг дружке обещанный рай.
 
 
 
 
 
90 РАЙ
 
По прошествии шествия, хода, хода, ходынок и очередей,
После ветхого бега по хрусту ракушек в обездвиженной слякоти дней,
После азбуки Морзе, грозы, озноба в потемках скамейки и голых
Как шары отдаляющихся голосов, после мятного плеска зверей и детей
Навсегда в перспективе как берег, как сладость, как бал и елка
 
Оставленных. После всех этих праздников, празднеств и брызг любви,
После пряных брызг и ваты, откуда-то, откуда-то мертвенной ваты в карманах, поминок и проч. 
Одним словом, за сорок дней до второго пришествия, где-то в районе Крыма, не так далеко от земли,
Если на спину лечь, перевернуться и на спину лечь, перевернуться и на спину лечь, можно увидеть ночь.
Настоящая ночь удивительно хороша, особенно если в небе летчик.
 
 
 
 
91
 
Когда бы этот дождь соизмерял помарки
Даров, не примиряя жесты и шаги,
Когда бы ни растрачивал блаженство арок,
Вобрав в равновеликие круги
 
Их постояльцев золотистых, их провалы и следы
Разнообразные по вдоль и невпопад,
Наполненные топким блеском пустоты
Или опасности, что не одно и то же, за
 
Геометрией воды, когда бы ни скрывал бессвязность
Большого случая. За разговором спрятанных жильцов,
Приглушенным по случаю, когда б их разность
Не обращалась в плен сиамских близнецов
 
На час хотя б. Когда б не повторений
Покой, когда б не вдохновенье многоточий,
То не было б даров, и не было б спасения,
В негромких каплях света, следующих в ночь.
 
 
 
 
 
92
 
Не путешествует,  не струится,
Стоит точно зеркало с  глянцевым привкусом мяты
Сентябрь. Не умеет, как август дробиться
Спросонок на жемчуг Сера и на даты.
 
Головокружительно невесома,
Как будто зависла во тьме неземным притяжением
Спальня с потрескивающим бельем.
Спиртовой дрожит синевой в ожидании снега
 
Раннее утро. Подернуто сеткой
Холодной. Не тюлем, осмысленным этим свечением.
Будто в дом по прошествии множества лет
Память вернулась и будущий свет
Как нагота не имеет значения.
 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS