Комментарий | 0

Лифт св. Марка. Стихотворения

 
 
                  Фрагмент картины Я. Тинторетто «Рай» (1588 - 1590). Дворец дожей, Венеция.
 
 
 
 
 
***
 
Гости – как снег на голову!
Каждый требует чашку чая.
А я стою перед ними
                ну, совершенно голый
И руками развожу, вопрошая:
«Вы все ко мне?»
Это, разумеется, во сне.
 
Приснилось на днях, будто вышел к гостям,
Что называется, в чем мать родила,
Чем ничуть не смутил разновозрастных дам
(Лишь одна из них бровью слегка повела).
А та, что когда-то разбудила во мне беса,
Подошла, подняла равнодушной рукой
И молвила без особого интереса:
«Вот он, оказывается, у тебя какой»,
На что мне не известный,
пришедший за компанию поэт
Разразился скоропортящимся экспромтом,
А не то что бы друг, скорее сосед,
Сказал, похлопав по плечу:
«Тебе пора заняться спортом».
После чего они шумно, гуртом –
А было их и вправду непривычно много –
Ввалились в мой обветшалый дом,
Оставив меня клацать зубами за порогом.
 
 
 
 
 
Андре Бретон играет в бадминтон
 
1. Андре Бретон играет в бадминтон.
Кто подает? Кокто? Марсель Дюшан?
Андре Бретон играет в бадминтон.
Его воланом сброшен с неба Фаэтон.
Волан перелетает океан.
 
А в океане погибает лайнер,
И пассажиры опрокидывают шлюпки.
В кафе на столике от стойки левом крайнем
Тарелка, полная воды, а в ней – скорлупки.
 
Андре Бретон играет в бадминтон,
В его движеньях удаль юности и стать.
Играть умеет в бадминтон Бретон
Не хуже, чем дельфин нырять,
а воин – умирать.
 
Но зритель, наблюдающий за матчем,
Не сразу узнает второго игрока:
По корту с грохотом безносый кто-то скачет.
Не в нем ли видит человечество врага?
 
Андре Бретон играет в бадминтон,
Насвистывая арию из Верди.
Он ошибается, и раздается стон…
Все как обычно – переход подачи к Смерти.
 
О, зритель этой жуткой пантомимы!
Не верь, что все процессы обратимы.
 
2. Джеймс Джойс садится в открытый роллс-ройс…
 
 
 
 
 
Лифт Св. Марка
 
1.
Говорят, рехнулся Тинторетто:
Однажды он всю ночь до рассвета,
 
Как помешанный, в лифте катался,
Стены лифта расписать пытался.
 
Все отшлифовав и проолифив,
Рай запечатлел он в старом лифте.
 
Засияли тусклым златом на обшивке
Кудри ангелов, кудлатых львов загривки.
 
Попытался повторить художник
Сумрачный шедевр Палаццо дожей
 
В лифте брежневской многоэтажки,
Но, увы, похоже, дал промашку.
 
Безответною любовью был он болен,
И поэтому работой недоволен.
 
Освещенье в лифте слишком резкое,
И совсем не смотрятся фрески.
 
2.
В этот лифт вошел я как-то ночью,
Вечеринкой шумной обесточен,
 
Пьян в дымину... Вдруг увидел фреску
И от скотства моего мне стало мерзко.
 
Захотел я рассмотреть ее получше –
Дух дышал в ней гордый и могучий –
 
Стал отступать, и вот, из лифта вышел.
По мастерству работ не видел выше.
 
Грезы дивные в башке моей роились…
Двери лифта неожиданно закрылись.
 
«Эту фреску должен рассмотреть я,
Укрепит она мне сердце в лихолетье!» –
 
Голос свой я в тишине услышал
И другой – он прозвучал гораздо тише:
 
«Рассмотреть мне эту фреску не удастся –
Двери будут постоянно закрываться…»
 
Полчаса еще, тоской убитый,
Я топтался под дверями лифта.
 
Вспомнил, – мне подружка рассказала, –
Как закончилась земная жизнь Шагала.
 
В этом лифте он неспешно поднимался,
Здесь навек с землею попрощался:
 
Тело его поднялось до последнего этажа,
А дальше ввысь полетела одна душа…
 
 
Офелия
 
Намылил руки, намылил массивную шею,
Намылил крылья, залез в остывшую ванну
И засопел, вспоминая свою Офелию,
Что не стала топиться,
а превратилась в дородную Марьиванну.
 
«Офелия, шла бы ты в монастырь», –
Советовала соседка по лестничной клетке. –
«До ручки тебя доведет этот хмырь.
Будешь биться в припадках, глотать таблетки».
 
И моя зазноба, собрав чемодан,
Выдвинула мне ультиматум:
Она завтра же отправится по святым местам,
Если я не брошу пить и ругаться матом.
 
На краешке раковины клочок
Упаковки какого-то неизвестного лекарства.
Унитаз барахлит – протекает бачок.
А главное, что обидно, – проиграно царство.
 
 
Нострадамус
Частушка
 
Под конец вечера Стелла
Встала и пропела a capello:
 
Нострадамус, Нострадамус,
Обойди нас стороной!
Натерпелись, настрадались,
Натерзались всей страной.
 
Подхватили Наум и Стас,
И песня волной понеслась:
 
Нас стращали – мы стращались,
Жили страхом и виной.
Не пугай нас, Нострадамус,
Ни разрухой, ни войной.
 
Нострадамус, Нострадамус,
Ты, как ворон, не кружи,
Не сули нам всяку гадость,
Дай пожить хотя бы малость,
Ох, как хочется пожить!
 
Как же хочется пожить…
 
 
Post scriptum
 
О времени, в котором я живу,
Надеюсь, верю, прусь по бездорожью,
Я ничего не знаю. Разве кто
Расскажет мне – я совладаю с дрожью
От нетерпения –
Расскажет обо всем,
Что было, в трудовых тонуло буднях
И путало все карты. С ним вдвоем
Мы разберемся и в событиях, и в людях,
Когда вдоль прожитого века побредем…
 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS