Блюзы космических одиссеев

 
 
 
 
 
 
***
 
Бетельгейзе умерла
и Орион остался калекой
с разорванным на атомы плечом.
мы не спали ночи напролёт
и мысленно бросали горсти земли в её могилу.
эякуляцией космического бога
по небу разлетались галактики.
никто не опускал взгляд ниже горизонта
вся жизнь происходила выше
гораздо выше.
кто-то сходил с ума
и объявлял крестовые походы к звёздам.
на кострах жгли ведьм,
но они испарялись смеющейся радугой.
орлеанские девы садились в ракеты
и неслись сквозь атмосферы и вакуум.
я играл с Морфеем в догонялки
ночью водил я, днем – он
однажды я вскрыл его грудь
и вцепился зубами в его сердце
его биение ощущалось
где-то за ушами.
утром петух закричал так громко
что умер так толком и не рассмотрев солнце.
 
 
 
 
***
 
в небе падала звезда
я хотел загадать желание
но она тут же погасла
кто-то загадал желание раньше
 
в небе висел тощий молодой
я протянул ему ладонь с мелочью
как учила меня бабушка
месяц упал в тучу
но успел ответить кому-то
богатством
 
астральную ночь напролёт
я колотил в бубен не выходя из транса
и призывал дождь
утром светило солнце
кто-то повесил амулеты
для хорошей погоды
 
я сканировал ночное небо
я вглядывался в Бетельгейзе
проникая в её сердцевину
и никто не помешал мне
 
 
 
 
***
 
звёзды на небе лежат
шрифтом Брайля для тех
кто ничего не видит на земле
Луна добавляет в него шрифт Муна
води по нему глазами-пальцами
пока чего-нибудь не поймешь
 
за каждой стеной мира
слышится человек
и его мешок существования
и слышится как он
по-обезьяньи вынимает клещей
из шерсти своих страданий
 
приходится спасаться бегством в космос
превращаясь в олимпийское божество
и пить малиновый нектар
что летом слаще
большим семизвёздным ковшом
 
 
 
 
***
 
нужно быть космической коровой
и пастись на иссиня-чёрных
исчерна-синих
космических лугах
 
нужно быть космической пчелой
носящейся между цветами звёзд
собирать космические нектары
и в улье своём проливать их
краской на холсты
чернилами на бумагу
и нотные листы
 
нужно быть космически
первобытным дикарём
носиться полуголым среди
вакуума равнодушной вселенной
срывать литосферы с мёртвых планет
и вешать их на стены пещеры
бросаться с рёвом на астероидных мамонтов
гниющими зубами рвать
холодное мясо
засыпая в мокрых костях
их грудных клеток
 
 
 
 
***
 
новому дню исполнилось десять часов.
где-то далеко он ещё не родился.
безымянные люди стояли на обочинах трасс
и ждали когда иссякнет железный поток машин.
метеориты в космической паранойе мчались
от одной звезды к другой.
взгляды звезд пронзали их со всех сторон.
дети пошли на прогулку по космосу
но добрались только до Плутона.
он представлялся им апельсином.
кометы отбрасывали хвосты и спасались бегством.
звезды прикидывались мёртвыми
но этого никто не замечал.
я был вечным младенцем
кормящимся светом
из термоядерных сосков Солнца.
 
 
 
 
***
 
Атлант уронил небосвод.
он упал на землю и мир стал плоским.
корабли срывались вниз
и разбивались о бивни слонов.
слоны знали что их не убьют ради костей.
черепаха откладывала яйца.
они падали в космические океаны
их уносило в далёкие галактики.
из черной дыры появилось чудовище
и проглотило Андромеду.
в небе метались кометы.
люди боялись чумы и войн.
комета принесла на хвосте вести
о вечном царстве летней ночи
на краю света.
там на фоне звёздных персидских ковров
на мысе с которого туманная бездна видна насквозь
под тянущимися к луне деревьями
найди хижину и больше никогда не смотри под ноги.
комета ударила меня хвостом по лицу.
я проснулся и отправился в путь.
и не будет ему конца.
 
 
 
 
***
 
в газете написали
что млечный путь мёртв
никто об этом не подозревал
у кого-то умер сосед
и его хоронили всеми этажами дома
из вселенских долин
дуют солнечные ветра
и вырывают людей словно деревья
с корнем
они болтаются по улицам жизни
в посмертных масках
и пьют как в последний раз
строптивых укрощают пятидневной рабочей неделей
шаманы впадают в транс атлантического океана
звонят из других галактик
из иных миров
и приглашают в гости живыми или мёртвыми
канатоходцы упражняются на канатах между звёздами
сумасшедшие говорят длинными строками очень длинными очень длинными и казалось что они никогда не закончатся и ты никогда не увидишь точку как будто они хотели спрятать её от тебя и знали что там в конце и не хотели чтобы узнал ты
космическая одиссея длиною в десять световых
по галактическому йеллоустоунскому парку
где слёзы бьют гейзерами из глаз
ведь иные из чудовищ прекрасны
на снимках своих смертей
 
 
 
 
***
 
как сказал учёный
все мы – звёздная пыль
прах звёзд погибших ради нас
мы дышим звёздной пылью
и едим её с хлебом
и без него
 
когда-нибудь
когда наша единственная звезда
в мании величия раздуется
до размеров эго иных из нас
она проглотит и сожжёт всё то
что от нас останется
если вообще останется хоть что-то
и все мы снова
вернёмся домой
 
 
 
 
***
 
космос ближе чем кажется
он почти под носом
чтобы оказаться в нём
не нужны ракеты скафандры
и хорошее кровяное давление
не нужно класть под язык таблетки
которые как говорят
расширяют сознание
 
я подкаблучник атмосферы
но это не мешает мне
окунаться лицом в волосы Вероники
и прямо на глазах у Персея
флиртовать с Андромедой
и её мамашей
 
космос это в сущности пустота
и одиночество
они сами строят ракеты
и корабли для путешествий любой дальности
поэтому достаточно сидеть
в вакууме кухни
глотая дешёвое винище
пока млечный путь
раздавленной беременной кошкой
лежит на межгалактическом шоссе