Золотой дождь

Эссе

 

      Можно ли назвать это счастьем, но как хорошо много раз в одной жизни, при полном сознании, чувствовать себя безмолвным грудничком, который  совсем недавно выбрался из сонной лощины бытия на Божий праздник. Когда цвета и формы вновь веселят, словно подвешенные игрушки, а свет льется теплым молоком истины, насыщая тело и душу. Когда родничок на макушке опять открыт миру, и мы – не на словах – два сообщающихся сосуда. 

     А потом, как подростыш, заново учишься ходить и не проскакивать мимо, ощущая с каждым шагом основательность бытия. Когда небо продолжает себя в тебе, и ты – ни душа, ни тело, ни Бог, ни пантеон материи, просто я, без границ. Когда нет опасений, тайн и печали, когда мир играет тобой, словно мячиком, а тебе всё, как удивительное путешествие. 

     И пока в разуме не пробудился демон вопросов и сомнений, снова наслаждаешься райскими кущами образов. Когда нет ничего лишнего и недостающего, снова, как в быстроногом детстве, удивляешься кузнечику, травинке и ветерку. Когда жизнь снова полна романтики, боль это всего лишь прыг-скок над крапивой, азарт войны с колючками и подвиги среди зарослей. 

    Опять не знаешь разницы между сном, фантазиями и действительностью, не делишь мир, будто пирог, на части. Опять жизнь заходит в твоё сердце через все чувства сразу, и ни одно не спорит с другим. Сколько их – пять или семь, а может быть десять – тебе неведомо, ты просто впитываешь её, как губка. 

    Ты промокаешь до костей под золотым дождем блаженства и бегаешь по лужам счастья.  Не помня себя от радости, ты оказываешься на деревьях, холмах и крышах, и эхо твоего сердца разлетается на весь мир. Ты ощущаешь себя бесконечной вязью рассветов и закатов, полных лун и месяцев, млечных путей и туманностей. 

    Когда сознание вновь плывет облаком над твоей жизнью, и далёким, и близким, большим и расплывчатым, тающим на солнце и питаемым землёй, ты опять принадлежишь себе, твои доверие и совесть не завязаны в гордиев узел долга. Ты забываешь о морали и нравах, у тебя есть только чуткость, твоя свобода понимать, как быть. Ты сбрасываешь удушающее эго – змею подаренную социумом, нелепый галстук на чувстве собственного достоинства, распрямляешь плечи, выравниваешь спину и подымаешь голову, ты вновь становишься наследником вселенной. 

    Всё вокруг,  будто пестрая книга сказок, сначала ты любуешься богатством орнаментов, слышишь шорох листов и запахи типографии, касаешься гладких иллюстраций и шероховатых страниц, пробуешь на язык одни из них. Но потом ты взрослеешь и начинаешь читать: видишь хитросплетения образов и наполненные ими картины, вникаешь в сюжет и предчувствуешь развитие, сочувствуешь борьбе героев и радуешься их победам, и, вдруг, сознаёшь, что тебя затянуло в текст иллюзий окончательно, и нет возможности, да и желания выбраться. Что ты застрял в "да" и "нет" предпочтений, что тебя ведёт логика "событий", что воля твоя борется за "власть" или "свободу", за мечту стать гроссмейстером случая. 

     И тогда, в желании стать "хозяином" самого себя, ты теряешь почву, сжигаешь мосты, твой родничок сужается до волосяной трещинки.  Ты перестаешь быть гостеприимным и теряешь от этого подлинную хозяйскую жилку, отчуждение от мира обостряет твоё  Ничто. Ты становишься святым идеалистом, жалом презрения, твоё сердце ищет нирваны, как отрицательного блаженства, как замещения тщетности и суеты бытия. 

    Но разве жизнь – крысиная возня, серость и голые хвосты причин? Не создавай мира в мире Тебя, не ищи матриц – не сужай, не искушай вечность – не будь Моськой, играй по-настоящему – не имитируй.  Отбрось цензуру сценария, будь гибким для многих ролей, ты не обречен лишь на одну сцену. 

    Не ищи третьих лиц, есть только второе для первого. Нет далекого смотрителя, ты Сам для себя во множестве лиц: и враг, и друг, смотря как любишь Себя, какая игра тебе по душе. Мир взаимен, он твое продолжение, какие любишь цвета, такую живопись момента и примешь в дар. 

    Не реставрируй, а твори себя, не повторяй – преображай, мир – твой живой автопортрет. Ты – вечный самоучка, твой наставник – случай, а судьба – лишь выпавшая кость. Ты – сплетение мостов от себя к себе, и если мир ударил тебя палкой, то ни ради того ли, чтобы очнуться, прийти в Себя, ни ты ли сам впал, ни то в дрему, ни то в маразм, и разбил свой нос о стену привычной жизни?

     Если жизнь – скука и тоска – ты попал в клетку глупости. Если сердце устало любить и волнует лишь зуд отвращения – ты в логове лени.  Если чувствуешь себя навьюченным ослом, бредущим в пустыне  смысла и ломаешь пальцы от незнания, что выбрать и чего хотеть, или надеешься лишь на силу веры и тайну замысла – ты растерял себя, стал собственным попрошайкой. 

     Дай душе проснуться опять ребенком, замени рвение к цели улыбкой солнцу, а крушение надежд – глубоким вдохновением.  Ты рядом с Самим Собой, на расстоянии мгновения, ты – сердце Бога и бог своей души. Ты – мир, никогда не теряющий  сознания себя, свою цельность, свой центр в твоем я, не смотря на ветер собственных перемен, на капризы погоды и воли.  

    Ты можешь позволить себе забыться, но он никогда не забывает тебя, он тенью следует за тобой, этот прекрасный множественный мир. Тебе не спрятаться от золотого дождя твоей Самости, ты всегда переполнен возможностями, твои жизни – бесконечные откровения самой себе всесодержащей тьмы. Ты – орлиный глаз над вечным путником, оставляющим скуку тем, кто ждет, и тоску – тому, кто слеп. 

Последние публикации: 
Бесконечность (23/10/2019)
Кладбище (15/10/2019)
Свобода (03/10/2019)
Полнолуние (20/09/2019)
Как есть (13/09/2019)
Жонглёр (29/08/2019)
Земля (16/08/2019)
Враг или друг? (12/08/2019)
Кости и камни (08/08/2019)