Комментарий |

Джинсовый король (главы 7-9)

Главы 4-6

Седьмая глава,

В которой Питер представляется городом, приносящим
несчастья – Появляются девочки с заклеенными очками – и мы
узнаем, на что способны бывшие рокеры.

Питер – это город, в котором гармошка не уместна, думал Карен,
отъезжая от Московского вокзала на такси. Андрей Николаевич сидел
на переднем сидении и показывал таксисту дорогу. Перед
глазами таксиста качались игральные кости из плюша. По Невскому
шёл отряд девочек с заклеенными пластырем очками. Карен
указал на них рукой.

- Это из глазного детского сада. Я в Москве в такой же ходил. Мне
там косоглазие исправляли.

Андрей Николаевич посмотрел на девочек, и ничего не ответил.
Свернули с Невского. Ехали, никуда не торопясь. Карен разглядывал
прохожих за окном. «Как можно жить в Питере, когда есть
Москва».

- Единорога прячут, - сказал Андрей Николаевич с переднего сидения,
- Бывшие рокеры.

- Зачем? – не понял Карен.

- Бывших рокеров, да ещё из Питера сложно понять, - ответил бывший
Засранец, - Вот ты как думаешь, на каком языке разговаривают
арбитр и футболист, если они из разных стран?

- На английском, - предположил Карен.

- Согласен, - кивнул Андрей Николаевич, - Словами они обменяться
могут. Но ПОНИМАЮТ ЛИ ОНИ ДРУГ ДРУГА?!

Карен не ответил. Он запутался. Разговаривать с бывшей собакой было
нелегко. Всё равно, что разгружать стекловату.

Такси остановилось.

Карен и Андрей Николаевич зашли в кафе.

- В магазине обеденный перерыв, - сказал Андрей Николаевич, - Надо переждать.

Заказали сырники с изюмом и кофе. Изюм приятно лопался на зубах.
Карен пожалел, что взял только два сырника. За соседним столом
дама в полушубке скандалила с официанткой.

- Где моё Шардоне? – спрашивала дама, чётко выговаривая каждый слог,
- Я десять минут назад заказала Шардоне. Где моё Шардоне?

Андрей Николаевич тронул Карена за рукав.

- Там в книжном работает его девушка.

- Кого «его»?

- Бывшего рокера. Надо будет её допросить.

Оказалось, девушку зовут Юля. И чтобы войти к ней в доверие надо
притвориться книголюбами.

Когда книжный открылся, Карен и Андрей Николаевич поспешили туда.
Юля оказалась бледной и симпатичной. Пока покупатели листали
книги, она болтала по телефону.

- Если говорить начистоту, то я – жертва, - сказала она в трубку.

Карен пригляделся к Юле. Очевидно, что недавно она ходила в бассейн.
Круги под глазами были явно искусственного происхождения.
Следы от очков для плавания, вот что это было. Где-то далеко
Карен услышал всплеск воды, шлепок упавшей пластиковой доски
для плавания, дрожащее эхо голосов и свисток тренера. Юля
повернулась к Карену, звуки бассейна стихли.

- Я могу вам помочь? – спросила Юля.

Карен замялся. За него ответил Андрей Николаевич:

- Мы очень любим книги.

- Это очень приятно, - сказал Юля.

- Ищем с другом редкую книгу «Русская охота» называется.

Юля усмехнулась:

- Какая же она редкая. Её сейчас большим тиражом выпустили. Сейчас я принесу.

Юля ушла, Андрей Николаевич расстроено посмотрел на Карена, покачал
головой, мол, не удалось обмануть, прикинуться книголюбами,
уж больно хитрой оказалась девушка бывшего рокера.

Юля вернулась с книгой. Андрей Николаевич принял «Русскую охоту» у
неё из рук с безнадёжной улыбкой. Тогда Карен спросил:

- Простите, мы, на самом деле, ищем вашего молодого человека.

- Митю? – спросила девушка просто.

- Наверное. Бывшего рокера.

- Да, - кивнула Юля, - Это Митя. Он, правда, опять играть начал.

На старой суперобложке Юля написала им адрес базы, где Митя репетирует.

- Рокер не бывает бывшим, – со значением произнёс Андрей Николаевич,
когда они выходили из магазина.

«Много ты, собака, понимаешь в рокерах» - подумал Карен.

Восьмая глава

В которой выясняется, что весь офис может заболеть
ветрянкой – Героям не удаётся обмануть рокеров – И появляется
экскурсовод, разделяющий слова на две половины.

Дверь им открыл охранник с мобильным телефоном в руке.

- Уходите, - сказал он, - Офис временно не работает. Здесь инфекция.
Всё заболели ветрянкой.

- А вы? – спросил Карен.

- Я в детстве уже болел. Ко мне не пристанет, - с долей сожаления в
голосе ответил охранник и закрыл дверь.

- Подождите, - заколотил Андрей Николаевич в дверь, - А где музыкальная база?

- Вниз, по лестнице, - сказал охранник через дверь.

Внизу в самодельной студии Карена и бывшего Засранца встретили два
волосатых человека. Вид они имели измождённый, но весёлый.

- Проходите, - сказал один из волосатиков.

- Кто барабанщик?

Оказалось, Митя, и его приятель Олег набирают группу. Карена и
Андрея Николаевича они приняли за музыкантов, пришедших по
объявлению. Пока Андрей Николаевич соображал, что сказать, Карен
уже говорил:

- Мы на инструментах по большому счёту не умеем играть. Я на гитаре немного…

Олег замотал головой

- Не надо, мы сами гитаристы. Вокалиста и барабанщика ищем.

- А как ваша группа называется? – спросил Андрей Николаевич.

Митя прищурился и посмотрел бывшей собаке прямо в глаза:

- Раньше мы назывались «Трусы сексуального содержания», а теперь
будем по-другому называться. «Единорог».

- Понятно, - сказал Карен, - Мы здесь, потому что очень хотим что-то
делать в группе.

- Нам нравится рок, - встрял Андрей Николаевич.

- И блюз, - добавил Карен.

- Пошли вон, - приказал Митя.

Чтобы посовещаться в тепле и в спокойной обстановке, Карен и Андрей
Николаевич сели в экскурсионный автобус. Снаружи было
холодно, дул ветер. Внутри автобуса стёкла запотел, и города почти
не было видно. Половина туристов спала. Для другой половины
экскурсовод говорил в микрофон:

- Посмотрите направо. Что вы там видите? Кла - Что? Правильно! - бище.

Карен протёр стекло рукавом.

- Зачем, интересно, рокерам Единорог? – спросил он, смотря в окно.

Андрей Николаевич, словно ждал вопроса, заговорил с жаром, жестикулируя:

- Он всем нужен, всем. Он же самое ценное, что на свете есть!

Карен повернулся к своей бывшей собаке:

- Что он вообще такое, ты мне можешь сказать?

- Нет, - замотал Андрей Николаевич головой, - Тогда ничего не получится.

Карена устал от загадок и отвернулся от Андрея Николаевича.

- Прямо по курсу вы можете видеть тот самый Дво – Что? Правильно! – рец!

Карен задремал.

Девятая глава

В которой Карен теряет Андрея Николаевича –
Возвращается к Юле – И узнаёт о том, где прячется Единорог.

Карен открыл глаза, потому что незнакомый голос прямо над ухом сказал:

- Я мог бы осчастливить какую-нибудь извращенку!

Позади него два молодых парня беседовали о своих делах. Андрея
Николаевича рядом не было. Карен поднялся и прошелся по автобусу.
Андрей Николаевич пропал. Карен сел на место и задумался.
Автобус уныло гудел. Горячая тоска начала заливать Карена. На
откидном сидении притулился экскурсовод. Он перекатывал
микрофон из одной руки в другую, не зная, о чём говорить.
Автобус остановился, тряхнув пассажиров.

- У вас есть пятнадцать минут, - сказал экскурсовод.

Люди потянулись к единственной двери. Андрей Николаевич тоже вышел
на воздух. Бывший Засранец стоял на тротуаре и, улыбаясь,
смотрел на него, слегка наклонив голову набок.

- Я думал, ты от меня убежал, - сказал Карен.

- Убежал?! - возмутился Андрей Николаевич, - Я же не собака уже!

- Извини.

- А ты что, плакал? – спросил Андрей Николаевич.

- Нет, - быстро ответил Карен, шмыгнув носом.

- Был я у рокеров, - Андрей Николаевич погрустнел, - Решил с ними
ещё раз поговорить.

Андрей Николаевич задрал куртку, вместе с клетчатой рубашкой. На
боку у него красовался синяк размером с крупный кабачок.

- Кто это тебя?

- Тот рокер. Митя, - сказал Андрей Николаевич, опуская куртку,
тщательно заправляя рубашку в штаны.

Карен почувствовал, что закипает:

- Я ему, суке, башку оторву.

- Не надо, - остановил его Андрей Николаевич, - Я в порядке. После
общения с тобой, ко всему уже привык.

- Вот зачем ты это сейчас сказал? – возмутился Карен, - Чтобы меня
расстроить, да?

Андрей Николаевич не ответил Карену, перевёл разговор на другую тему.

- Надо идти к девушке его, Юле. Ещё раз поговорить.

Карен был не против.

Юля была в магазине, она стояла неподалёку от кассы и читала книгу
«Профессиональные болезни лиц, занимающихся ледяной
скульптурой». Карен медленно подошёл к ней. Юля подняла голову.
Посмотрела на Карена ласково.

- Здравствуйте, - сказала она.

- Здравствуйте.

На груди у Юли висела табличка «ТРИЗНА». Юля проследила за взглядом
Карена, прикрыла грудь руками.

- Это фамилия моя – Тризна. Не пугайтесь. Говорили с Митей?

- Говорили, - тяжело вздохнул Карен, - Он моего друга ударил. Что вы
в нём нашли? Как вы вообще себе такого выбрали?

Юля виновато улыбнулась.

- Мы в гостях познакомились. Он сел рядом. Я понюхала и поняла - мой.

Карен наблюдал за Юлей Тризной, и понеслась у него перед глазами
бегущая строка, буквы из толстых серебряных трубочек: «ДЛЯ
ЛЮДЕЙ – ЭТО ШОК. СБРОШЕННЫЙ ИЗ КОРЗИНЫ ВОЗДУШНОГО ШАРА, ПАДАЕТ
НА ЗЕМЛЮ МЕШОК. В ДАЛЬНЕЙШЕМ, НА ЭТОМ МЕСТЕ, ЖЕНИХ ПРИСНИТСЯ
НЕВЕСТЕ».

В зрачках у Юли Карен увидел по маленькой птичке. Птички вытягивали
шеи и били маленькими крылышками.

Дверь распахнулась. В магазин быстро вошёл Андрей Николаевич. Птички улетели.

- Уходим, - приказал он Карену, и добавил, - Я всё понял. Если её
парень меня ударил, то нет у него Единорога. У такого человека
Единорог не задержится.

- Неправда, - вдруг вступила Юля, - В гараже Единорог. Сама видела…

Юля взяла ещё одну суперобложку, разорвала пополам и нарисовала на
половинке, как проехать к гаражу.

Карен подумал, что суперобложки на это только и годятся.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS