Комментарий |

Памятка для друга из далёкого ближнего зарубежья. И его друзей

Текст содержит ненормативную лексику

Москва манит наших соотечественников из стран рассеяния своими
фантастическими, с их точки зрения, зарплатами. Соотечественники
не могут спать спокойно, с ужасом представляя себе, что за аналогичный
труд они получат ТАМ раз в двадцать больше. Но при этом, ослеплённые
иллюзиями, как-то забывают, что одновременно им придётся тратить
раз в сорок, а то и в пятьдесят больше. В Москве может прижиться
только бессемейный, бесстрастный и спокойно-жестокий человек без
комплексов, обид и сантиментов. Тот, который не будет обижаться
тому, что на первых порах его будут постоянно наёбывать и обращаться
с ним как с половой тряпкой. Ничего. Он сцепит зубы и перетерпит.
Потом, какое-то время спустя, наёбывать будет он сам. И эти «москвичи»,
в большинстве своём такие же бывшие провинциалы, как и он сам,
ему ещё за всё заплатят.

А пока он делает вид, что ему всё равно. Не замечает косых и насмешливых
взглядов. Главное, что он – один. Главное, что он не привёз с
собой, в качестве балласта, ни сожительницы, которой надоело ходить
в трениках, ни ребёнка с его вечным: «Папа, купи!» Он один, как
волк, и он никому ничего не купит. Всё это к нему ещё придёт.
Потом.

Москва – это город, куда запрещён въезд романтикам и распиздяям.
Правда, Москва имеет то преимущество, что в качестве пенсионера,
рантье или человека свободной профессии ты можешь тут прожить,
если тебе это нравится, как на необитаемом острове – с приятным
сознанием, что ты тут всем чужой и тебе все чужие. Если жить именно
так, то здесь жить можно – и не без удовольствия.

Однако если твоя профессия связана с обществом, с трудовым коллективом
и вообще – с общением, то твоя жизнь как человека психологически
зависимого превратится тут в кошмар. Ты будешь поневоле смотреть
на окружающих женщин – и с тоской понимать, что твоя собственная
одета неподобающим образом. Ты живёшь по принципу «Мой ребёнок
– самый лучший», и потому ты быстро, своим цепким взглядом, поймёшь,
что здесь, как и во всяком мегаполисе, существует целая индустрия
по ублажению собственных детей. Потому что они должны лучше всех
одеваться и получать лучшее, чем у всех, образование. Кто они,
эти мифические «все» – это непонятно. Теоретически. Но вот эмпирически
это знает всякий, кто хочет «соответствовать».

И, в итоге, ты будешь работать, работать и работать. И, параллельно
этому, звереть, звереть и звереть. Твои мечтательные, даже и на
пятом десятке, глаза приобретут стальной оттенок. Тебя перестанет
интересовать всё, что не будет относиться к непосредственным интересам
твоих близких. Ты перестанешь слушать Шнура и Трофима. Ты будешь
говорить себе: «Самое главное – моя семья, а на остальных мне
насрать. Как хотят».

Денег будет становиться всё больше и больше, но ты их будешь видеть
всё меньше и меньше. Они будут куда-то улетать, даже и не задерживаясь
в твоих карманах. На квартиру и обстановку – «надо соответствовать».
На шмотки и образование – «надо соответствовать». На дачу и клячу
– «надо соответствовать». Тебе никто не будет этого приказывать,
но ты будешь работать только на это. Получая взамен всё меньше
и меньше благодарности от своих близких, потому что ты их такими
воспитал – паразитами и потребителями.

А, умирая, ты вспомнишь о самом счастливом времени твоей жизни.

И тогда окажется, что не было ничего счастливее того времени,
когда ты, придя с работы домой в родном Урюпинске, выходил с цигаркой
на балкон и с удовольствием думал о том, что вот так, перед отходом
ко сну, ты можешь тут простоять как минимум часов пять. Даже если
на ужин тебя не ждёт ничего, кроме тарелки холодных макарон.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS