Комментарий |

Лаборатория бытийной ориентации #56. Ласковая улыбка сибирского каннибала.

«Бабушка, ты что же, человеческое мясо ешь»? «Да-а-а-а»!!!!! Очень громко нужно было заорать. Вот так в пионерских лагерях мы
рассказывали страшные истории. Особо впечатлительные описовались.

Не знаю зачем, наверное, с целью развлечения прочел
страшную книгу Бориса Диденко «Цивилизация каннибалов. Человечество как оно
есть», Москва, 1999 год, изданную загадочным ТОО «Поматур». Основная идея работы: человечество - это не один биологический вид, а
семейство, состоящее из четырех видов. Два вида хищные: а) палеоантропы или суперанималы, привыкшие подавлять волю сородичей и их
убивать; б) суггесторы, иммитирующие гадкие действия первых, но неспособные противостоять их психическому давлению. Два вида
нехищных: а) диффузный - человек разумный, не имеющий средств психологической защиты; б) неоантропы - более разумные, менее
поддающиеся магнетическому психическому воздействию...

Вот для этого и нужны не в последнюю очередь религия и философия, чтобы не позволять науке слишком высоко парить (или слишком глубоко
заныривать), держать ее за штаны. В противном случае, результатом научного поиска оказывается всегда что-нибудь подобное жутким этим
суперанималам и неоантропам.

В книге помещена восторженная рецензия Игоря Дьякова «Добро должно быть с огнеметом». Дьяков пишет, что жуткие обличья сегодняшних
главарей и идолов - рысеподобная Мадлен Олбрайт, гидроцефальный Гайдар, хеллоуиновая Новодворская - свидетельствуют, что с родом
человеческим «что-то не так». Людоедство, мол, действительно, сейчас норма жизни: в первые войны века русские офицеры шли в атаку стоя,
приказывая нижним чинам ползти, а сегодня офицеры продают солдат чеченцам, которые, в свою очередь, способны послать мать,
отыскивающую тело сына, искать его на минное поле. Однако, что-то не позволяет согласиться с автором рецензии полностью. Образины и
жуткие обличья, наверное, всегда были. Вспомним, как
Бунин описывает лица новых властителей жизни в «Окаянных днях». Если же мы
посмотрим на лица сегодняшних семинаристов и учащихся военно-инженерных училищ, то скажем сами себе успокоенно, что с родом
человеческим все в порядке. В 70-е годы, да и потом тоже, принято было «косить» от армии, сегодня же я вижу много молодых людей,
которые, к моему изумлению, хотя служить Родине и даже на поле боя. Считать это признаком деградации?

В целом Б.Диденко находится на острие моды, ибо мы живем во времена, когда философская антропология, утверждающая, что человек -
Тайна и бездонная глубина, повсеместно вызывает изжогу. Человек снова помещен в естественно-научный дискурс, объясняем биологией,
называем «голой обезьяной» и т.д.

Рассматривая кровавые взаимоотношения поедателей и поедаемых на заре человеческой истории, автор делает вывод, что человека создал не
труд, а смертельный страх перед ближним своим. Поверить в это, честно говоря, трудно, как трудно с помощью одной лишь теории насилия
объяснить происхождение государства: если определенный уровень развития общества не достигнут, то насилие хоть день и ночь применяй -
государство от этого не образуется.

Автор называет себя учеником профессора Б.Ф. Поршнева, впервые высказавшего мысль о видовой неоднородности человечества. Основной
вывод Поршнева, по Диденко, звучит так: человечество соединяет существ стадных и хищных. Наверное, Диденко, неправильно как-то
излагает этот вывод, а то с точки зрения биологии уж больно он странный. Конрад Лоренц вот пишет о недопустимости смешения понятий
хищника и каннибала. У хищников высокоразвиты механизмы торможения агрессивности, направленной на своих сородичей. Волк - существо
хищное, но, одновременно, и стадное, всегда встающее на защиту своего сообщества и способное отдать за него жизнь.

Диденко стремится посильнее обидеть человека. Происхождение от обезьяны является уже слабым оскорблением и автор пишет, что предки
человека, троглодиты - это падальщики, трупоеды. При этом демонстрируется прекрасная научная логика: «Та ветвь приматов, которая стала
специализироваться преимущественно на раскалывании костей крупных животных, должна была стать по своей морфологии прямоходящей.
В высокой траве и кустарниках для обзора местности необходимо было выпрямляться, тем более для закидывания головы назад, когда по
полету хищных птиц высматривалось местоположение искомых останков» (с.11).

Но, вот происходят природные изменения - пищи уже не хватает и питание людей начинает дополняться так называемой адельфофагией, т.е.
умерщвлением и поеданием части своего собственного вида. Это печальное нововведение обслуживает, оказывается, и человеческая речь,
которая не похожа на сигналы животных, т.к. цель ее - внушающее суггестивное действие, подчинение сородичей своей воле, а затем -
поедание их; и, наоборот, ассугестивность, способность к сопротивлению. Поедаемые, по всей видимости, изобрели мат, причем наиболее
грязные выражения держали в секрете, и когда их начинали поедать, то выдавали самые изощренные тирады, от чего у агрессоров
разжимались от обиды когти и зубы... Помимо собственной воли вдруг вспоминается нечто из своего доисторического прошлого,
вспомнилось, как отбивался от нападающих наиболее дикими стихами; проклятые троглодиты останавливались в
недоумении...

Далее история людей напоминала собой взрыв: в ходе ее сменилось всего несколько сот поколений людей, но они расселились по всей
планете. Это, говорит Диденко, нельзя объяснить лишь нехваткой кормовой базы. «Они стремились отселиться от палеоантропов, которые
биологически утилизировали их». Но самое страшное произошло - потомки первоубийц вошли в состав рода людского. Найти их, очевидно,
не так просто - Диденко пишет, что разделение по признаку хищности происходит не по расовому или национальному критерию. Но, будем
искать, наблюдая за поведением. Вожди - всегда суперанималы и суггесторы. Диффузный тип - это аморфная масса, простонародье с
гипертрофированной конформностью. Неоантропы - это люди духовных поисков, пророки, философы, ученые. Однако, предупреждает
Диденко, во все интеллектуальные области затесались хищные гоминиды. ОТ НИХ ВСЕ ЗЛО. Люди долго сами себя запутывали: говорили
про грех, про то, что поле битвы со злом - сердца людей. Главное, - передавить всех этих гоминид и со злом будет покончено.

Утром, посмотрев на себя в зеркало, я ожидал увидеть хорошенького неоантропа, но в зеркале гоминидно блеснули маленькие хищные глазки.
Такой определенно может тяпнуть. Как бы не прибили во время уничтожения последних оставшихся хищных гоминид!

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS