Комментарий |

Лаборатория бытийной ориентации #54. Саратовский мечтатель.




А.К. Адамов. Основы философии ноосферы. Саратов.1996.

А.К. Адамов. Ноосферология. Саратов. 1999.

Иногда статьи у меня получаются помимо моей воли какие-то двусмысленные и,
поэтому, сразу же хочу сказать, что считаю Алексея Константиновича Адамова
очень хорошим и достойным человеком. В название "Саратовский мечтатель" также
не вкладываю я никакого обидного смысла. Я думаю, что человек, столь
безоговорочно и свято верящий в начале ХXI века в науку, в ее способность
преобразить мир и человека, - это очень хороший человек с наивной и светлой
душей.

Я верил в науку до пятого класса: я зачитывался научно-популярной
астрономической литературой, запоем читал научную фантастику, думал, что к
началу 80-х годов, когда построят коммунизм, у всех у нас будут машины на
воздушной подушке; я твердо знал, что недалеко то время, когда ученые
изобретут таблетки бессмертия, мне казалось, что и я сам в процессе химических
экспериментов смогу получить некое необыкновенное лекарство и вылечить с его
помощью неизлечимо больную соседскую девочку.

Перелом начался почему-то после прочтения мною
"Марсианских хроник" Рэя
Бредбери.
Меня стало разворачивать в сторону фэнтази, фигура ученого начинает
бледнеть и растворяться в воздухе; ярко сияет фигура волшебника и мага,
Иванушки-Дурачка, по щучьему велению покоряющего пространство и время, и
вообще все сущее. Роль науки тоже, конечно, признается, но наука становится
слишком уж приземленной и неинтересной: придумывает удобные унитазы и более
мощные двигатели для автомобилей... А после и фэнтази уже не греет, неожиданно
править всем начинает Пустота, ловко прикинувшаяся поэзией: все несет в себе
свое фундаментальное небытие, плюшевые медведи рвутся, стаканы разбиваются,
люди зачем-то умирают в конвульсиях и зачем-то на их место приходят новые...
И наука оказывается так же пуста и лишена малейшего смысла, как и прочее
остальное... И так бы все и продолжалось до самой смерти, если бы ни Христос:
смыслы возвращаются, у Господа все живут, даже взорвавшийся в самолете
мальчик, даже порванный плюшевый медведь, мы обретаем свое место, обретает
место и наука.

А.К. Адамов пишет: "Объективными законами движения материи человек
запрограммирован быть творцом эволюции Вселенной". В свое время возникнет
ЧНЦЭМК, т.е. "человеческий центр эволюции материи Космоса". Опираясь на
принцип триединства Истины, Добра и Красоты, сразу можно сказать, что хорошую
вещь ЧНЦЭМК не назовут.

С материей же все время какая-то хренота. Можно ли "материей" просто называть
все существующее? Наверное, гораздо точнее сказать "сущее" или там "бытие",
допустим. Числа или образы - это что, материя? Еще в советское время придумали
смешной тезис о самодвижении материи; самодвижение - ладно, а тут получается,
что материя сама для себя устанавливает законы, программирует (!) человека,
определяет ему роль во Вселенной. Да это просто А.К. Адамов говорит о Господе
Боге, понимаемом в пантеистическом смысле, которого зачем-то называет
"материей". Хотя слово, конечно же, имеет значение: перед Богом человек
чувствует ответственность, перед Абсолютом - уже меньше; а перед материей
какая ответственность может быть?

В чем предназначение человека? Автор отвечает на этот вопрос так: развивать
материю. Унылое и рабское предназначение - на материю работать!

В чем смысл жизни человека? А.К. Адамов: "Смысл жизни человека - достижение
личного благоденствия с помощью творческого и исполнительского труда". И
спросили у Льва Толстого, Александра Матросова, Тимоти Лири - "в чем был
смысл вашей жизни"? "Мы хотели достигнуть личного благоденствия с помощью
творческого и исполнительского труда", - ответили они.

"Человечеству детерминировано, предопределено заселять Космос". Кто ему это
сказал? Материя?

"Создание ноосферных республик - это главное направление в достижении
эволюции, в достижении благоденствия граждан в третьем тысячелетии". Как
создать Российскую Ноосферную Республику? Ответ автора на этот вопрос крайне
прост: нужно избрать в правительство и парламент ученых, новаторов и
изобретателей. "С увеличением знаний возрастает благоденствие человечества,
содержательность жизни и его роль в осуществлении развития материи". Совсем
другое написано в книге Екклесиаста: "во многой мудрости много печали; и кто
умножает познания, умножает скорбь". По сути дела, о том же писали Адорно и
Хоркхаймер, считавшие, что господство разума ведет к раздвоению сознания, к
самоотчуждению человека, порождает непрекращающиеся страхи, пожирающие
человека. Слава Богу, что в ряд с учеными, новаторами и изобретателями не
встали философы (возможно Платон и обидился бы); философы совсем не должны
заниматься благоустройством жизни, они должны мешать жить, мешать
благоденствовать разомлевшему на кисельных берегах ноосферы
человеку.

Ученых становится все больше и больше: постоянно открываются советы по все
новым и новым специальностям, в них защищается немыслимое количество
кандидатских и докторских работ. При этом численность населения уменьшается
и скоро почти все поголовно будут иметь какие-нибудь ученые степени. Поэтому,
ученая степень не сможет гарантировать ее обладателю избрание в правительство
и парламент. Может ли служить критерием избрания на руководящие должности
общественное признание? Скорее всего, нет, поскольку самые авангардные и
перспективные научные направления могут не признаваться обществом, а на
поверхности всегда будут находиться карьеристы от науки. Взять в качестве
критерия количество запатентованных изобретений? Но кто сказал, что человек,
придумавший несколько остроумных разновидностей мышеловок (или сенокосилок)
окажется способен управлять обществом наилучшим образом? Есть разные типы
рациональности: ум философский не похож на ум физика или биолога, ум
научно-исследовательский не похож на ум организатора и управленца.

А.К. Адамов считает, что общество живет и существует силами новаторов и
изобретателей. И государство и демократия, по его мнению, это всего лишь
человеческие изобретения. Даже если это было бы так, то все равно, не менее,
чем новации, важны традиции (даже в советские времена, когда существовал
сакральный буквально сциентизм, хорошим тоном было говорить о новациях и
традициях); наука движется не только с помощью разрушения парадигм, но и
с помощью их сохранения. Поэтому правительство, состоящее их одних
изобретателей, похоже на человека, собравшегося бежать на одной ноге.

Наиболее странной мне показалась уверенность Алексея Константиновича в том,
что правительство, состоящее из ученых и изобретателей, положит конец
агрессии, терроризму, наркомании и алкоголизму. То-то изобретатели не пьют!
Кому другому рассказывайте, но уж только не мне. И агрессивными бывают.
Это ж с Сократа пошло: ставить знак равенства между разумом и нравственным
законом. Но кто сегодня Сократу верит? К тому же есть подозрение,
переходящее в уверенность, что Соктрат был дядька с гомосексуальными
наклонностями, поэтому, - кто ж из пацанов его всерьез будет
принимать?

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS