Комментарий |

Лаборатория бытийноой ориентации #4. CONTEMPORARY-ART

Лаборатория бытийноой ориентации #4

CONTEMPORARY-ART

Сегодня ночью мне не спится, и я сочиняю статью про контемпорари-арт. Про него все и всем известно и, поэтому, моей целью не является детальная систематизация выходок представителей актуального искусства. То, что искусство это не ново и не актуально и что оно является лишь одной из уловок заурядного постмодернизма, в общем-то, тоже понятно. Я хочу только лишь сказать, что жизнь несравненно богаче, интереснее, ярче радикальных художественных акций.

Он важно произнес:  контемпорари-арт.
И борода его торчала, словно веник.
Как будто выиграл, подлец, посредством карт                                                                
Ужасно много иностранных денег.

Ставший уже трюизмом термин сontemporary используется сегодня более чем активно, хотя и не всегда внятно: на страницах средств массовой информации, на различных сайтах в Интернете теснят друг друга контемпорари-данс, контемпорари-дизайн, контемпорари-арт и прочие номинации с определением контемпорари. Быть не-контемпорари в мире современного искусства вроде даже и неприлично: в Лос-Анджелесе Музей современного (modern) искусства был переименован в Музей новейшего (сontemporary) искусства, а Ассоциация австрийских критиков выдвигает обвинения в адрес Музея современного искусства в Вене, ставя ему в вину неактуальность, то есть недостаточную степень современности.

В буквальном переводе с английского термин сontemporary означает современный, одновременный, - иначе говоря, мы имеем дело с современным искусством. Следует отметить определенную двусмысленность этого термина: далеко не все артефакты, создаваемые сегодня, в наши дни, есть контемпорари. Многие художники, полагающие себя современными, остаются за границами этого искусства. Так, Глазунов и Шилов, к примеру, не есть сontemporary. К слову сказать, в свое время аналогичная ситуация наблюдалась в искусстве модернизма. Этимологически этот термин тоже восходил к современности (от франц. modern - что опять-таки означает современный) и, в то же время, многие произведения искусства, созданные в первой половине ХХ века, к модернизму а, стало быть, и к современности в модернистском понимании этого слова, - никакого отношения не имели.

Главную особенность контемпорари-арт составляет его актуальность. Иначе говоря, современно только то, что актуально: ...происходящее здесь и теперь, в смысле, самое наиновейшее, в смысле, изобретаемое сейчас и здесь, представляющее собой что-то прежде небывалое, а не воспроизводящее готовые стандарты, пускай даже и хорошо [Немиров М. А.С. Тер-Оганян: Жизнь, Судьба и контемпорари арт. М., 1999. С.5]. Но в общественном сознании отношение к актуальному в искусстве сложилось, скорее, негативное: по правилам хорошего тона искусству полагалось размышлять о Вечном, выискивать отблески Вечного в реальности и скрупулезно их запечатлевать. В контемпорари же хорошего тона, практически, не встретишь, скорее, наоборот. Казахский контемпорари-artist Т.Ибрагимов, например, то прибьет гвоздем к стене живого петуха, то прилюдно, на выставке в Японии, загрызет живую рыбу и т.д.

Наиболее ярким примером проявления актуального искусства является акционизм - искусство радикальных художественных акций в публичной среде. Самые яркие имена московского акционизма благодаря средствам массовой информации, привычно ужасающихся деятельностью этих художников, известны достаточно широко: А.Осмоловский, А.Бренер, О.Кулик, А.Тер-Оганян. За спиной каждого из них десятки художественных акций, каждая из которых в лучших традициях искусства авангарда базируется на двух составляющих - на скандале (А.Тер-Оганян в своей Школе авангардистов даже обучал учеников устраивать скандалы) и жесте, то есть поступке, рассчитанном на внешний эффект, но жесте не спонтанном, а всесторонне и глубоко осмысленном. В одном из многочисленных интервью Осмоловский сказал: "Для меня, Пименова и Бренера... интерес представляли не описания и репродукции классических работ авангардистов, а, скорее, редкие упоминания об их поведении, скандалах, политической ангажированности, экзистенциальной бескомпромиссности (если не сказать оголтелости)" [Осмоловский А. Как было и как будет? Художественный Журнал, 25. С23]. О.Кулик (киник-Диоген-толстовец-природник-инвайроменталист [Сальников В. Произведение искусства и автор в 90-е годы. - Художественный журнал, 25. С.21]) прославился следующими акциями: в московской галерее Риджина прилюдно зарезал поросенка (Пятачок делает подарки); в роли посаженного на цепь человека-собаки во время международной выставки Interpol , проходившей в Стокгольме, покусал неосторожно приблизившегося к нему арт-критика; разместил видеопроекторы внутри огромных муляжей коров таким образом, что зрители, желающие посмотреть фильмы зоофилистского содержания, должны были просовывать головы внутрь коров через отверстие под хвостом и т.д. А.Бренер прославился тем, что - то краской нарисует знак доллара на картине Малевича, за что его на год посадят в голландскую тюрьму, то обделается у картины Ван-Гога.
Можно привести и целый ряд других столь же тоскливых акций.

Контемпорари-арт - это искусство, желающее быть актуальным. Но актуальность может быть различной: она может решать насущные проблемы сегодняшнего дня, восходя к истокам человеческого бытия, а может ограничиваться внешним, сиюминутным, поверхностным его планом. В случае с контемпорари мы имеем дело с актуальностью второго рода: актуально, что поспели вишни в саду у дяди Вани, и Бренер обделался. Это искусство не продуцирует никаких принципиально новых идей. А интерес к нему сродни интересу такого рода: " А ну-ка, посмотрим, что он там сейчас отчебучит!". Никакое качественно новое явление за контемпорари не стоит: те же плюрализм, отход от Абсолюта, отказ от метаповествований, релятивность, чуточку приправленные атмосферой программного нигилизма и заимствованного у искусства авангарда скандала. (О.Кулик скажет в одном из своих интервью: "Для меня конфликт высокого и низкого просто не существует" [Андрей Монастырский: О взаимоотношениях между культурой и цивилизацией. - Художественный Журнал, 39. С.33]). За новым словом скрывается столь хорошо нам известный и уже изрядно поднадоевший постмодернизм, давно утративший свою былую популярность и мимикрирующий теперь с целью оживления ее в какие-то новые формы, не меняя, по существу, своего содержания.

Особенно удручает в разных акциях снижение планки - интеллектуальной, моральной, человеческой. Если я с топором кинусь на иконы или собакой буду хватать публику за штаны, то многие умилятся. А если я стану говорить им действительно умные и глубокие вещи, то многие возмутятся - ишь, нашелся умник! Удивительность же контемпорари-арт совсем не удивительная, ибо нас и хотят специально поразить каким-нибудь выкрутасом. Вот в жизни такое, иной раз, происходит, - куда там твоему контемпорари-арту! Вот приехал один человек в Киев на казачий круг, а был он прекрасным гармонистом, и казаки его просят: "Давай, брат, сыграй нам что-нибудь, чтобы душа развернулась". А он им неожиданно говорит: "Не буду я для вас играть! Среди вас православных-то раз-два и обчелся, а остальные не то униаты, не то не пойми кто. Ни кола казачья, а срань собачья". Ну и вломили ему конкретно за эти слова. Знал же человек, на что идет, и удивить никого не хотел. Когда человек неожиданно сознательно поступает против своих повадок и запрограммированного социального поведения, то перед этим меркнет любой контемпорари-арт. Удивительные вещи читаем в книге Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия (Тверь, изд-во Булат, 1992). О. Алексей Гнеушев последние 30 лет своей жизни не ходил в баню и пищу вкушал один раз в день. Блаженная Зина собирала весь день милостыню и всю потом относила в сберкассу: кесарю кесарево. О преподобномученице Евдокии читаем: "Те куски, которые она завязывала и клала на постель, после шести недель клала себе за спину, на них спала, на сухарях, в холоде и во вшах. Когда рубашка была худая, хлеб впивался в тело. Потом из хлеба вырастали целые вороха на постели. Там он зеленел, завелись под конец мыши и черви, в этом во всем она и лежала". Куда круче, чем комтемпорари-арт!

Нынешнюю безбожную и дикую толпу пронять можно, единственно, добрыми делами, милосердием, любовью к ближнему. А агрессии, злобе, варварству и бесстыдству давно уже никто не удивляется. Чтобы добиться успеха, контемпорари-арт должен стать суперморальным, что для него чрезвычайно затруднительно, т.к. он контемпорари-арт.

Акция О. Кулика и А.Табашова "Alter Aegis". 20 июня 1995 г., ЦСИ, Москва. Фото с Гельман.ру

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS