Комментарий |

Россилия

ЗАЗАРА (Блатная песня)

Зазара — это пляска без штанов.
Спросил Семен Ильич у пацанов:
«Если гнома нету дома
За нос тянут управдома,
Кто из вас на подвиги готов?»

Тут выходит первый карапуз.
Из штанов вытаскивает туз.
Почему же у туза
Соловьиные глаза?
И в открытые двери

Животворная входит гроза.
И в Приобье анархия,
Самовластно, как храм, как пастух.
И в селеньях заклятье.
По дороге бредет Святой Дух.

Эх, зажмурился дом
И зажал свои рваные уши.
Йонимудра тоски.
И с Шипулей ушел домовой.
Хэ, зазара-зазара, возьмите билет до базара.
Эх, зазара-зазара. Аразаза-разаза. Ой.

Вот второй карапуз.
Он выходит, как замуж соседка.
Он красив и румян.
Он идет многоног, многорук.
Кандидат голубиных наук
Ему строит козу, коммунизмы и глазки.
«Эй, холопы, то Шива идет!»
А холопы все опы да опы.
Все прихлопы одни да притопы.
Возле попы.

Третий был карапуз.
Чернолик, как король Свазиленда.
Грациозен, как пальма,
И красив, словно конь на картинке.
Эх, глаза-то его
Хороши, как лесистые страны,
Где бредут меж дерев
Духи, гномы, шипули, бараны,
Чуки, геки, чернухи, белухи,
Кандидаты, тонкухи, толстухи
И питомцы святого Назара.
Тут звучит над землею Зазара.

Чу — четвертый пошел
Карапуз в лунном свете.
Тонкогубые волцы
В пенсне с золотым ободочком
Пьют коктейли свои. Файф-о-клок.
В небе — туз и Луна.
На столе — пен и пенсил.
И отрубленный пенис в углу –
Красный чум преподобного Лу.

Эй, снимайте штаны.
То звучит озорная Зазара.
Но Семен-то Ильич взял и помер
В прошлом году.
Пацаны — кто в тюрьме, кто в горкоме.
Кто в Небесной России
С чефиром в руке
И с соколом в третьем глазу.
А Россия, ты вся из заборов.
Я иду — все забор и забор...



***

—Пузырь-пузыречек, вон твоя дочка.
— Это не дочка — одна оболочка.
А дочка моя в светском смысле прелестница.
А дочка моя совсем бестелесница...

— Пузырь-пузыречек, вон твой сыночек.
— Это не сынок, а с ножками хренок.
Ну а сынок мой идеален
И полностью спиритуален.

— Пузырь-пузыречек, вон твоя мама.
— Это не мама, а болельщица Динама,
А мама моя совершенно естественно
Вокруг существует вполне невещественно.

— Пузырь-пузыречек, вон твоя родана.
— Это не родана. Родана продана.



ЗА САРАЕМ ВЫЛИ ВОЛКИ.

За сараем выли волки.
Там закончилась Россия.
Злые дяди у Николки
Ничегоши не спросили.

Ничегоши не спросили.
Что же спосишь у Николки?
Вечер. Волки голосили.
Мальчик в бежевой футболке.

На груди значок «Динамо».
На бровях значок «Динамо».
Впереди — большая яма.
Если б только знала мама!



КАЖДЫЕ 40 СЕКУНД (Настоящее стихотворение)

Каждые 40 секунд
В нашей стране
Рождается психически неполноценный человек.
Этот факт слишком гол,
Чтобы ему называться поэзией...
Каждые 40 магических,
Электрических, вечных, бесконечных,
Грациозных, стрекозиных, смеющихся,
Живых, прозрачных иголочек-секунд
В нашей розово-бледной,
Орозовелой, ржавой с позолотой стране
Рождается — выходит из матового океана,
Выходит из-под готических сводов,
Возникает в кольцах дыма
Психически неполноценный человек
С тихой вечерне-неподвижной радостью
В глазах.



***

Гоголь маленький вьюгой по буквочкам ведет.
Навернячка ведет к сердечному пепелищу.
К отеческим гробам по комнатам и занавескам ведет.
В гроб упадет, и его уже не ищут.

Принесут на могилу пряник в виде медведика.
Оставят на могиле жирный огрызок.
Поставят у могилы расчесанного педика,
Бросят на могилу изюм кувшинный да лимонный облизок.

Будут варить компот, делать картофельные котлеты.
Будут душу губить заливной осетриной с желудями.
А Гоголь будет стоять в уголочке до самого лета
В вельветовой курточке с продранными локтями.



***

Мы сели на софу под картою России
И у лакея водки попросили,
Селедки и соленых огурцов.
Теперь поговорим в конце концов!

Селедки нет — приносят сардинелку.
Но мы возьмем Босфор и Дарданельку.
Здесь водки нет, а есть одно какао.
На карте нет Перми, а лишь Гонконг с Макао.



***

В магнитофоне заклинило Земфиру.
Она кричит — зрачки большие, как от чефиру.
На радость проживающим здесь народам
Крадется весна по заснеженным огородам.
А вчера маленькому Василию
Показали в небе промчавшуюся Россилию.



***

У нас отличная история.
И даже есть запасы тория.
Тунгусский есть метеорит.
В тайге сибирской он зарыт.

Ворона, надо мною каркия,
Кричит: «Автаркия! Автаркия!»
От русских конфект
Усиливается бинауральный эффект.

Крестьяне русские для вас
Всегда станцуют падеграс.
А пресловутый русский брутализм
Всяк лучше, чем постмодернизм.

И такая иной раз идиллия,
Что балдеешь, как от пермского периода рептилия,
В теплой слегка вонючей воде
Со всякими водорослями в бороде...



***

Мишка с куклой громко топают и хрипло орут.
Барабанят в разные двери, но им отвечают, что они здесь не живут.
Ловят такси и едут за город повидать какого-то пацана.
А когда приезжают не могут понять — это что за страна?

Мэрилин Мэнсон кривой поет «Вперед, жоппельгангеры!»
А мог бы вполне петь «Вперед, голдфингеры!»
А мог бы не петь вообще — только цыкать зубом.
А мог бы молчать, занавесив глаза длинным чубом.

Мишка с куклой пошли и купили бутылку.
Ею дюзнут потом прохожего по затылку.
Книгу жизни трудно читать, если в ней не хватает страниц.
А Русь — лишь равнина огромная без естественных вовсе границ.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS