Заметки бывшего учителя. Часть четвёртая

 

Мои скромные познания об учительском труде основаны на личном опыте преподавания истории в средней школе и постоянном общении с учителями, которых немало среди моих друзей. Удивительно, что работая в различных учебных заведениях, общаясь с разными детьми, разными родителями и весьма непохожими представителями школьной администрации, педагоги, как правило, сталкиваются с одними и теми же печальными проблемами. Так что, о бедном учителе замолвите слово…

Для начала зададимся вопросом – ЧТО ТАКОЕ УЧИТЕЛЬ? Любой преподаватель вам подтвердит, что не бывает двух одинаковых уроков, даже если тема одинакова. То, КАК я излагаю тему, ЧТО я говорю, КАКИМИ словами, С КАКОЙ интонацией зависит от неисчислимого множества факторов и обстоятельств… Каким по счёту идёт урок, в начале он или в конце недели, какой предмет был предыдущим, какой урок идёт следующим, в каком настроении дети в данный момент, в каком состоянии я сам, присутствуют ли в классе определённые дети, за какой партой кто сидит и прочее, и прочее, и прочее… От наличия или отсутствия в классе любимых учеников-звёзд или от хулиганства конкретного озорника весь план урока порой летит в тартарары. Учитель поддерживает дисциплину, учитель держит внимание класса, учитель доносит самую суть излагаемого материала. Учитель -- это артист на сцене, это импровизатор-виртуоз, это штучный экземпляр. Только он не развлекает почтеннейшую публику, он эту публику ещё и обучать должен… И только тот, кто работал в школе, сполна понимает всю правоту старой истины: «И один человек может привести осла на водопой, но даже десять не смогут заставить его пить!». А учитель ОБЯЗАН побудить напиться из колодца знаний не одного, но три десятка, не желающих этого самодовольных и дерзких ослят. Каково? Завидная должность?

Но современный латвийский учитель – это, прежде всего, запуганный, задавленный жизнью человек, который находится даже не между молотом и наковальней. На него одновременно давят со всех сторон. И давят весьма жёстко!

Даю показательную сценку из жизни. Малыш-первоклассник с остервенением бьёт учительницу ногами за то, что она посмела остановить его во время беготни на перемене. Любящий папа с очаровательной улыбкой констатирует: «Ну что вы… Он же хороший, добрый мальчик! Наверное, педагог сама была виновата…» Через некоторое время «хороший, добрый мальчик» ударом стула рассадил однокласснику голову до сотрясения мозга... Профессия учителя становится в наше время всё более профессией экстремальной, связанной с риском.

Почему так сложно работать в современной школе? Причин много. Например, «оптимизация» латвийской системы здравоохранения, в ходе которой неуклонно и последовательно умирает педиатрия. Сейчас малышей наблюдают и лечат, как правило, не педиатры, а СЕМЕЙНЫЕ ВРАЧИ, т.е. специалисты широкого профиля. Узкая специализация уходит в прошлое… Но отсутствие узкой специализации порой мешает доктору заметить у младенца те отклонения, которые проявляются уже в раннем возрасте. Соответственно, если их не выявить, то никто ими и не занимается... Ни детский невролог, ни кто-нибудь ещё! И к тому моменту, когда ребёнок приходит в школу, многое уже упущено. Особенно, если сами родители не обращают внимание на проблемы малыша. Например, на то, что маленький ребёнок не выговаривает некоторые звуки. Но ведь это не просто дефект речи, это может свидетельствовать о более глубоких патологиях в развитии маленького человека!

К моменту поступления в школу уже многое бывает упущено, и если к 10 годам проблемы в развитии не устранить, то они могут стать уже необратимыми. Тут нужен особо подготовленный специалист с соответствующим образованием, но обычный учитель начальных классов готовится в расчёте на здоровых детей без отклонений в психике, и потому он полноценно помочь не может! Что-то изменить чрезвычайно сложно, и ребёнок становится трудно обучаемым.

В соответствии с новыми «прогрессивными концепциями» большинство школ для детей с различными отклонениями ликвидируются. Сохраняются лишь те немногие, где имеются совсем уж явные проблемы со здоровьем (например, школа для невидящих). Согласно новым веяниям Министерства образования, дети с психическими отклонениями теперь должны обучаться в обычных классах, в общей среде… Подразумевается, что общение со сверстниками будет крайне благотворно на них влиять. На практике же страдают и те, и другие. С «нестандартными» детьми работает не узко подготовленный специалист, а обычный среднестатистический учитель, который уже не в состоянии полноценно давать уроки для обычных учащихся, поскольку он тратит время, силы и внимание на «альтернативно одарённых» учеников… Это неизбежно приводит к тому, что снижается общий уровень класса. Как говаривал В.Черномырдин: «Мы хотели как лучше, а получилось как всегда».

 

Я волком бы выгрыз бюрократизм…                                      

 

                                                                                                                                                                                                                О пользе чтения... --->

Раньше у нас шутили: «В Министерство образования идут работать те неудавшиеся учителя, которые боятся детей, сами преподавать не хотят, да и не умеют…» Традиционно в этом заведении занимают важные посты те люди, которые в школе либо не работали вообще, либо работали там недолго и малоуспешно. Учительских хлеб горек, и не всякий готов его грызть, зато всякий готов поучать тех, кто долгие годы днюёт и ночует в школе. Нынешнее поколение чиновников учителям скучать не даёт. Раньше работа предметника с бумагами ограничивалась заполнением классного журнала и пары ведомостей. Но новые правила строги. На каждый «чих» теперь полагается бумага. Отчёты по успеваемости, по неуспеваемости, предметная неделя, проведённые мероприятия, отчёты по факультативной работе, отчёты классного руководителя, протоколы родительских собраний, работа по профориентации, работа с родителями трудных детей и т.д., и т.п. На всё полагается письменный отчёт. Вряд ли чиновники читают всю эту макулатуру (они ведь тоже люди!), но они её требуют. И в большом изобилии. Видимо, это верный способ оправдать своё существование. 

                                                                                                                                                                                                                                                                                  

 

Вы не имеете права!

Педагоги горько шутят: «Есть много структур, защищающих права ребёнка, и нет ни одной, защищающей права учителя». Права ученики «качали» всегда. Это святое. В каждом классе обязательно находился правдолюбец, до хрипоты готовый отстаивать своё право опаздывать на уроки и не делать домашних заданий. Спустя годы, встречаясь со многими из этих диссидентов, мы со смехом вспоминаем наши давние нелепые споры. Но тогда эмоции накалялись, страсти кипели! И что интересно, наши разбирательства редко выходили за пределы класса. Это были личные отношения учителя и ученика, в которые не вмешивались посторонние. Теперь же всё по-другому. Уверенный, спокойный подросток тихо подходит к учителю и говорит ровным голосом: «Вы не имеете права ставить МНЕ такую-то оценку, делать замечание, наказывать за опоздание на урок, требовать дневник, отбирать мобильник, запрещать курить…» (нужное подчеркнуть). Учитель не согласен? «Хорошо, -- резюмирует дитя. – Я подам письменную жалобу директору школы (министру образования), и вас уволят. Вы нарушаете мои права!» Но ведь, кроме прав, есть ещё и обязанности! Правда, об этом наши дети стараются не вспоминать. Недавно весь латвийский интернет облетели дивные кадры, на которых подростки избивают прямо в фойе школы дежурившего там пожилого полицейского. Его с глумливым хохотом пинали ногами, снимая всё непотребство на мобильные телефоны. Эту дикую историю как-то быстро замяли, и я не слышал, чтобы подонки понесли серьёзное наказание (кажется, ушла с работы директор учебного заведения).

 

Чистота – залог здоровья!

Мин. образования строжайше запретило использовать учащихся как рабочую силу при уборке кабинетов. Даже обязать вытереть доску формально считается криминалом и достойно жалобы в вышестоящие инстанции. Родители в восторге: «Почему мой сын (дочь) должен (а) за кем-то убирать грязь!» Ладно… Но ведь сплошь и рядом старания уборщиц не хватает. Далее, как в пьесе. Ученики: «Мои права…» Администрация: «Как хотите, но должно быть чисто!» Результат – парты в классе, разрисованные детьми, зачастую моют сами учителя.

 

Очень много мы писали, наши пальчики устали…

Согласно новым веяниям, ныне по всем предметам проводится письменная проверка. Даже по рисованию и труду! Теперь учитель обязан составить контрольную работу согласно установленным требованиям и в нескольких вариантах. Затем контрольные необходимо проверить, обработать данные и сделать отчёт. Но за проверку письменных работ платят гроши. Остальное преподаватели проверяют бесплатно.

Один эмоциональный камрад после выхода первой части «заметок» написал мне претензию: «Но почему нет ни слова о родителях? Там же "дебил" на "дебиле"... Люди с огромным ЧСВ, люди, которые в детстве не наелись чипсов, гамбургеров и "химических" сладостей. Теперь все свои убогие "мечты" они "воплощают" в детях». Ну что ж, поговорим и об этом…

Всё течёт, всё изменяется...

 

Поучайте лучше ваших паучат!

Именно так, грубоватыми словами героя старого фильма хочется порой ответить замордованному учителю, когда его в очередной раз достают «умные родители». Все учат, как ему надо работать! Один недоволен, что задают много, другой наоборот – мало. Почему задают на выходные?! Почему ничего на выходные не задают, дети ничего знать не будут! Подходит солидная мама: «Как вы посмели поставить моей девочке 6, когда (Я уверена в этом!), ребёнок знает на 8!» Милые родители, но мы же не приходим к вам на работу и не берёмся учить вас вашей профессии! Почему же вы приходите на работу ко мне и берёте на себя смелость учить меня, дипломированного педагога, как мне исполнять свои служебные обязанности? Суровый родитель: «Если вы не сделаете то и то, не поставите нужную оценку, не будете работать, как Я говорю, то Я пойду жаловаться в газету, в Управу, к правозащитникам, в Министерство! Я уволю вас с работы, Я найму киллера… Как вы посмели не уследить за моим ребёнком!» Очень модно теперь стало жаловаться в языковую инспекцию, или в особую службу по надзору за качеством труда Izglītības kvalitātes valsts dienests (IKVD). После такой жалобы немедленно следуют жёсткие проверки школы и всего педагогического коллектива. В народе эту контору уже прозвали «НКВД». Вот так и живём… Даже странно, что все знают, как нужно учить, а в школе учителей не хватает и уровень образованности падает. Парадокс!

 

Зато вы летом много отдыхаете!

Что верно, то верно. Жирный учительский отпуск многим не даёт покоя. Однако все забывают о фактически ненормированном рабочем дне, о внеклассных мероприятиях, о дежурстве на школьных вечерах, о проверке ученических работ, которая может затянуться заполночь. Наконец, главное – подготовка к новому уроку. Это несколько кропотливых часов, проведённых за книгами или в интернете, это изготовление пособий, написание конспектов и плана урока, а ведь таких уроков в день, обычно, от 5 до 8. Поймите, господа, что вечерами, когда все нормальные люди уже блаженно отдыхают после трудового дня, учитель пашет, как Папа Карло! Практически каждый день. На свою жиденькую зарплату учитель покупает ещё и дополнительную литературу. Ведь он должен постоянно совершенствоваться, расти! Он должен быть в курсе новейших научных познаний. Про личную жизнь мы даже вспоминать не будем…

Особый разговор – необходимость обязательного посещения различных курсов повышения квалификации. Сплошь и рядом это пустая трата времени, нелепая работа в группах и парах, бестолковая говорильня, во время которой лекторы с умным видом пересказывают давно известные банальности... Единственная польза от этих курсов -- то существенное денежное вознаграждение, которое получают их организаторы. Но без регулярного прохождения этих курсов и получения соответствующего сертификата учитель, независимо от стажа и опыта работы, подлежит безусловному увольнению!

 

Комната страха

Одна знакомая учительница рассказывала мне, что её часто преследует один и тот же ночной кошмар: её с позором увольняют из школы за недостаточное знание латышского языка. Причём язык-то она знает, неплохо говорит, но в подкорках сознания страх существует и не даёт ей жить спокойно. Другой учитель сказал дословно: «Государство давит на нас, как могильная плита!» Страх сидит в подсознании, страх витает по школьным коридорам. Администрация боится Министерства и родителей, учителя боятся всех. Они запуганы различными проверками, отчётами, аттестациями, комиссиями и аккредитациями. Работа превращается в бесконечный марафон от одной ожидаемой неприятности к другой. За малейшую провинность угрожают увольнением. Более всего люди теперь опасаются обвинений в нелояльности и в незнании ГОСУДАРСТВЕННОГО ЯЗЫКА (знание предмета и профессиональная компетентность котируются не столь высоко). Аки гады из-под коряги выползли все те замечательные качества, с которыми мы было уж распрощались в далёкие уже годы перестройки: показуха, лизоблюдство, двойное мнение и двойная мораль. А наши гениальные дети прекрасно всё понимают! Они хорошо знают, кому, что и где нужно говорить, а о чём лучше помолчать. То же, о чём они говорят между собой, в узком кругу, лучше не знать бюрократам из Министерства образования. Ветераны, помните ещё всенародную поддержку политики Партии и правительства в советские годы? Биллингвальность, т.е. обучение на русском и латышском языках одновременно, подкрепляется лишь полным отсутствием методик, пособий и соответствующих учебников, адаптированных для русских детей. Что мы будем учить – язык или предмет? Дети задают вопрос: «Почему я, русский ученик, не имею права говорить на уроке с вами, с русским учителем, на родном языке?» Не имеешь права, голубчик. Ибо ЗАКОН не позволяет.

 

Жалованье

 Низкие зарплаты учителей всегда являлись притчей во языцех. В конце 80-х гг., помню, жалованье нам вдруг повысили. Но государство быстро спохватилось, что нахальные педагоги «зажируют», и теперь лишних денег нам больше не полагается. Зато повысилось количество требуемых часов для получения учительской ставки. То есть для того, чтобы получить прежнюю зарплату, учитель теперь должен провести больше уроков, чем прежде. Преподавание превращается в конвейер, в изнурительную, изматывающую работу на износ…

Интересно, что в царской России ставка учителя гимназии составляла 12 часов в неделю. В современной латвийской школе ставка 30 часов, из которых 24 часа контактные, т.е. непосредственно уроки в классе, остальное -- консультации, методическая работа и прочие нагрузки.

Свежая фишка реформаторов от Министерства образования: зарплата педагогического коллектива теперь будет напрямую зависеть от результатов централизованных экзаменов. Подразумевается, что это будет стимулировать педагогов «лучше преподавать». Звучит разумно, но на практике превращается в форменное издевательство. Учащиеся центровых, элитных школ, естественно, сдают экзамены лучше, чем ученики школ, расположенных в непрестижных районах города, в которых учатся дети из неблагополучных семей. Эти несчастные дети, с рождения вращаясь в маргинальной среде, не будут хорошо учиться даже под угрозой расстрела. Никакими усилиями их учителя НЕ СМОГУТ добиться от детей из неблагополучных семей хорошей успеваемости! Даже будучи ГЕНИЯМИ ОТ ПЕДАГОГИКИ. Тут, дай Бог, обучить их хоть чему-то… Но, согласно новому порядку, учителя из таких школ, которые и так вынуждены работать с крайне трудным контингентом учащихся, будут ещё и получать МЕНЬШУЮ зарплату по сравнению со своими коллегами из элитных школ, работающих с отборными учениками, детьми благополучных, преуспевающих родителей.

 

Про «преподавателей-динозавров»

Один милый розовощёкий коала написал мне, что главная проблема наших школ -- это «преподаватели-динозавры». Эти старые учителя прежней выучки, эти презренные «совки» не хотят идти в ногу со временем и обучать детей «по-новому»! Критик пишет: «Все школы этими преподавателями-динозаврами забиты. Мне кажется что школы в том виде в котором они сейчас вообще можно распускать». Спрашиваю: «А почему молодёжь не идёт работать в школу?» Мудрый коала отвечает: «В школу не рвутся именно потому что там динозавры. Уверен, что если пригласить читать факультативные курсы и гарантировать некоторый простор и защиту от динозавров то и молодые-креативные придут». Он уверен, что «нашлись бы люди которые это делали бы бесплатно». Какая прелесть… БЕСПЛАТНО!!!

А знаете ли вы, дорогие друзья, что средний возраст учителей в латвийских школах составляет 48-49 лет? И счастлива та школа, где учителя моложе 35 лет составляют хотя бы ¼ педагогического коллектива! Основная часть современных педагогов -- это почтенные женщины старшего возраста, и когда эти ветераны в ближайшие 15 лет уйдут на заслуженный отдых, то работать в школах будет просто некому. Уже теперь в рижских учебных заведениях имеется множество свободных вакансий, и директора сходят с ума в попытках найти хоть кого-то на должность учителя-предметника. Ну не рвётся молодёжь на завидную учительскую должность, а если таковой чудак и находится, то, за редким исключением, любыми путями, «тушкой-чучелом» он очень скоро стремится покинуть эту прекрасную профессию.

В знакомой и близкой мне школе прелестная девушка, молодой дипломированный педагог, полная иллюзий и надежд, приступила к работе учителя начальных классов. Уже через полгода она с тяжелейшим нервным расстройством ушла на бюллетень, а весной благополучно уволилась, навсегда распрощавшись с профессией, которой обучалась несколько лет.

Две очаровательные молодые учительницы пришли к директору с жалобой по поводу своей полной невозможности работать с «этими детьми». «Ну, вы же понимаете, что мы не можем здесь работать за ТАКУЮ зарплату!», -- печально вздыхали они хором. Но, между прочим, педагоги-ветераны старой закалки годами работали и продолжают ещё работать. У них хватает и выдержки, и выносливости, и ответственности. Однако, по мнению прогрессивных «младореформаторов», именно они, эти т.н. «педагоги-динозавры», мешают современной школе развиваться, и потому от них следует избавиться, как можно скорее! Дорогие «реформаторы», вы БЕЗУМНЫ!!! Именно на учителях старой советской эпохи пока ещё держится современная латвийская школа. С их уходом наступит коллапс, поскольку заменить их просто некому.

 

Навсегда ушедшая эпоха...

 

Учитель -- это не просто профессия. Это, прежде всего, СЛУЖЕНИЕ. Если хотите, человеческий ПОДВИГ. И в советское время (как сейчас брезгливо говорят некоторые, «при совке») эта профессия не была денежной. Она не была престижной, но она была УВАЖАЕМОЙ! Этому способствовало особое отношение к учителю в обществе, если угодно – советская пропаганда. В то время снимались десятки прекрасных художественных фильмов о школе и проблемах учащихся. Я хочу выделить несколько картин, где превозносился и воспевался жизненный подвиг, благородство и особое по своей важности значение простого школьного учителя: «Учитель», «Сельская учительница», «Весна на Заречной улице», «Первый учитель», «Доживём до понедельника», «Перевод с английского», «Учитель пения», «Это мы не проходили», «Большая перемена», «Чужие письма», «Ключ без права передачи», «Дневник директора школы», «Доброта», «Уроки французского», «4:0 в пользу Танечки», «Расписание на послезавтра»… Эти фильмы, ставшие классикой советского кинематографа, воспевали профессию учителя, внушали интерес и уважение к ней.

Конечно, в реальной жизни нам встречались разные педагоги, и далеко не все они могли быть идеалом и добрым примером, но, в целом, советское общество традиционно относилось к профессии учителя с уважением. И вот, «презренный совок» рухнул… Наше «прогрессивное, динамичное время» лишило УЧИТЕЛЯ его священного ореола, эта прежде почти сакральная должность больше не считается почётной, и на неё уже не смотрят с благоговейным трепетом. Учитель превратился в обычного среднеоплачиваемого наёмного работника…

Для многих «успешных и знаменитых» школьный учитель -- это лузер-неудачник, не сумевший найти для себя в жизни ничего более выгодного, и потому персона, не достойная уважения. Современного учителя в нынешнем кинематографе уже не воспевают и не возвеличивают. Его, скорее, сделают объектом насмешки или уничижения.

Послесловие Я преклоняюсь перед теми учителями, кто, не смотря ни на что, продолжает работать в школе. Сеет разумное, доброе, вечное. Большинство из наших учителей -- это подвижники, истинные энтузиасты своего дела и, они, безусловно, заслуживают лучшей участи. Люди добрые, пожалуйста, не обижайте бедных учителей! Их и так уже мало осталось…

СВЕТ И ЛЮБОВЬ ВСЕМ!

X
Загрузка