Заметки бывшего учителя. Часть вторая

 

 

 

Вот уж не думал Игорь Николаевич Гусев, что его скромные рассуждения относительно нескольких отличий между школьниками дней минувших и современными детьми вызовут столь неистовый интерес. В большинстве случаев мои заметки хвалят. Но есть и сердитые замечания. Так, некто Eugene Lurie ставит автору неутешительный диагноз: «Моральная старость и профессиональная непригодность», а рассуждения Гусева есть «старческое брюзжание». Этот достойный господин, вероятно, выражая мнение многих обиженных, заявляет, что «не держал бы на работе учителя, который не может привлечь внимание детей». Ну да, ну да, очевидно, мне следовало проявить «креативное мышление» и последовать примеру одной молодой бельгийской учительницы, которая, чтобы дети проявили внимание к её уроку анатомии, надела на голое тело обтягивающее трико с изображением мышц и забралась, приплясывая, на учительский стол. Говорят, урок имел ошеломляющий успех! А я то, старый дурак, и не догадался…

Потому, каюсь, мне нечего ответить на такие, например, обвинения: «Создаётся впечатление (по жизни), что современные учителя вообще не умеют находить подход к ученикам, или просто не хотят...», или «это ж надо написать столько букв, чтоб расписаться в собственной профнепригодности». Крыть нечем… Дайте профнепригодному педагогу Гусеву револьвер с одним патроном!

Самое тут любопытное, что яростно критиковали меня те дамы и господа, которые сами в школе никогда не работали и к педагогике никакого отношения не имеют. Но, как теперь принято, достойные «диванные эксперты» (многие из которых годятся мне в сыновья и дочки), нагло хамят и высокомерно поучают.

Ещё раз напоминаю: я служил в Рижской средней школе № 17 с 1986 по 1994 гг. В начале 2000-х преподавал историю в частной школе. Никогда не терял связи со школьной жизнью, постоянно вращаюсь в учительской среде, в которой есть и друзья, и родственники. За все эти годы я стал участником бесчисленных учительских посиделок, неформальных разговоров с представителями школьной администрации и технического персонала. Люди любят изливать душу внимательному собеседнику, и я пропитался этими разговорами до такой степени, что из меня аж каплет! А сколько криков израненных учительских душ звенит в моих ушах погребальным звоном по современной школе! Вам, милые, и не передать… Кроме того, будучи родителем, сполна вкусил школьных проблем, так сказать, с другого боку. Всё вместе даёт мне серьёзные основания полагать, что в проблемах современной школы я немножко разбираюсь.

 

Школьная экскурсия в г.Калининград, 1991 г.

 

Но розовощёкие диванные эльфы, не ведающие, как пахнет школьный кабинет после шестого урока, пытаются спорить о вкусе кокосов с человеком, который их ел много лет!

Долгие годы мне успешно удавалось притворяться интеллигентным и культурным. На самом же деле я злобный и совершенно неполиткорректный маргинал! К тому же, я десять лет являлся издателем и редактором журнала боевых искусств «Кумитэ». Работа в сфере практических единоборств окончательно меня озлобила и лишила последних налётов толерантности. Поэтому… тщательно подбирая слова… выскажусь пока прилично... Я не считаю необходимым вилять хвостом перед… всевозможными неполживыми геями и рукопожатыми журналистами. Как говаривал Жан-Жак Руссо: «Моё дело сказать правду, а не заставлять верить в неё!».

 

И.Н.Гусев (слева) и А.Е.Гавриков, 3-й Международный фестиваль боевых искусств, г.Чхунджу, Южная Корея, 2000 г.

 

Правда же такова: современная школа находится в глубочайшем кризисе, который с годами только усугубляется. Не в моих силах что-то изменить глобально, но я вполне могу попытаться вскрыть этот покрытый позолотой гнойник. Позднее поделюсь и некоторыми рекомендациями (для ответственных и разумных родителей).

Мне посчастливилось работать в школе в счастливое, но недолгое время её расцвета. Дело не только в том, что в конце 80-х гг. учителям вдруг резко повысили зарплату (правда, потом государство спохватилось и всё вернулось в привычное убогое русло). Главное, что я успел застать и по достоинству оценить это разные этапы развития системы школьного образования. Сначала – классическая советская школьная система. Потом, когда вдруг настала свобода, учитель мог работать, как душенька пожелает. Каждый из нас имел возможность почувствовать себя новатором и творцом. Господи, какие только методы я тогда не перепробовал! И систему В.Ф.Шаталова, и опыт Ш.А.Амонашвили, и другие модные в ту пору веяния. Пытался экспериментировать и придумывать что-то своё, личное. Сил тогда было немеряно, работал так, что искры летели. В школе дневал и ночевал, во внеурочное время таскал детей по экскурсиям и походам (в том числе с ночёвкой в палатках). А потом зазвенели звоночки, закрутились гаечки, и после 1992 года стало очевидно, что вся эта временная «школьная свобода» заканчивается. И потому, предчувствуя наступление мрачных времён, я счёл за благо покинуть школу, хотя чувствовал себя там, как рыба в воде, и ничего лучшего для себя не желал. Но хотя я теперь в школе не работаю, оставляю за собой право размышлять и делать выводы.

НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ НЕ СУЩЕСТВУЕТ НИ ОДНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ И МЕТОДИКИ, ПОЛНОСТЬЮ ЛИШЁННОЙ НЕДОСТАТКОВ! Даже самые распрекрасные методы обучения, как правило, лишены универсальности, поскольку базируются они на личных индивидуальных качествах того учителя-новатора, что её разработал и создал. Это как система рукопашного боя А.А.Кадочникова, о которой в своё время много писали. Прекрасная система, и создатель её -- человек достойнейший, но массового распространения она никогда не получит, несмотря на все попытки широко её внедрять. Причина в том, что эта система рукопашного боя слишком специфична и неразрывно связана с индивидуальными особенностями её создателя.

А теперь попрошу моих почтенных оппонентов заткнуть ушки, поскольку им это не понравится... Из всего того, что я видел и сам лично перепробовал, о чём я слышал и что изучал, самым эффективным и действенным является КЛАССИЧЕСКАЯ СОВЕТСКАЯ СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ. Её эффективность в том, что это именно СИСТЕМА, проверенная временем.

Когда молодой Наполеон вторгся в Египет, его кавалеристы столкнулись с блестящей конницей мамлюков, которую они разгромили в пух и прах. Каждый воин-мамлюк виртуозно владел саблей, ловко джигитовал и лихо стрелял на полном скаку. Французский солдат обучался двум-трём незатейливым ударам саблей и твёрдо усваивал навык держать в бою строй. Однако этого оказалось вполне достаточно, чтобы великолепные египетские наездники потерпели сокрушительное поражение. Точно так же, в более древнюю эпоху римские легионы за счёт своей организованности последовательно громили полчища свирепых галлов, непобедимых в одиночном поединке. В старое время русские матросы своей знаменитой «кулачной стенкой» неизменно вышибали конкурентов из портовых кабаков и притонов, перед ними пасовали даже сильные своим индивидуальным боксом англичане. ОРГАНИЗОВАННАЯ СИСТЕМА ВСЕГДА ОДЕРЖИВАЕТ ВЕРХ НАД ИНДИВИДУАЛЬНЫМ МАСТЕРСТВОМ.

Я бесконечно далёк от того, чтобы абсолютно идеализировать советскую систему образования. Где и в чём, дорогие коллеги, вы вообще видели что-то идеальное в нашей жизни?! И на Солнце есть пятна… Конечно, у Советской системы образования имелись недостатки, и притом серьёзнейшие! Многие тут начнут возмущённо вопить: «Советское время было ужасно! Вот у меня в школе учителя были – такие идиоты!!!» Согласен. Были. И немало. А что, сейчас, в нашей нынешней безмерно счастливой жизни, идиотов нет, причём на самых высоких постах?

О человеке и явлении судят не по его словам, но по конкретным делам и свершениям. Главное достоинство СОВЕТСКОЙ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ заключалось в том, что она полностью доказала свою эффективность и жизнеспособность. Напомню. К 1921 г. на основной территории Советского государства гражданская война, в целом, закончилась. Страна лежала в разрухе, образованный слой населения истончился до крайности, кто-то погиб, кто-то эмигрировал за границу. Катастрофически не хватало специалистов во всех, без исключения, областях. Многомиллионное крестьянское население, в своём подавляющем большинстве, абсолютно БЕЗГРАМОТНО. То есть не умело читать и писать вообще… За 20 лет, за несчастные ДВАДЦАТЬ ЛЕТ (!!!), была не только ликвидирована массовая безграмотность как явление. Было выращено поколение молодых прекрасно образованных людей, которые в кратчайшие сроки обеспечили научно-технический переворот в отсталой, аграрной, дотла разорённой стране. Дети неграмотных крестьян становились врачами, инженерами-конструкторами, учёными, преподавателями ВУЗов!

Через 16 лет (ШЕСТНАДЦАТЬ ЛЕТ!!!) после окончания чудовищной войны, превратившей в руины полстраны, деревенский мальчишка, учившийся в сельской школе, Юрий Гагарин ПЕРВЫМ В МИРЕ взмыл в космос. Советский Союз стал самой читающей страной в мире, и живы ещё те, кто помнит, как печатались книги миллионными тиражами, и этих книг тотально не хватало. Это результат успешной работы СОВЕТСКОЙ ШКОЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ, потому как никакой другой тогда просто не было. И после этого, господа, вы с презрительной усмешкой талдычите, что «при совке» всё было плохо и образование было ниже всякой критики? Да побойтесь вы Бога…

 

Методическое пособие для учителей. Изд. 3-е, испр. и доп. М., «Просвещение», 1978. Разработано Академией педагогических наук СССР, Научно-исследовательским институтом содержания и методов обучения. Рекомендовано Министерством просвещения СССР. Обратите внимание! Не «образования», но ПРОСВЕЩЕНИЯ. Интересный смысловой нюанс.

 

Сила советской системы образования заключалась в том, что она изначально разрабатывалась для того, чтобы даже самый малограмотный, самый неразвитый и отсталый (в силу разных обстоятельств) человек мог обучиться. Эта система была общей, единой и, переходя из школы в школу, переезжая из одного города в другой, ученик безболезненно включался в эту систему, продолжая своё обучение в новом для него учебном заведении. Эта система постоянно совершенствовалась. Работали специальные научно-исследовательские центры, разрабатывались и проверялись новые методики обучения. Лучшие методисты страны обменивались опытом. Прежде чем новые рекомендации, новые учебники массово поступали в школы, их опробовали в качестве экспериментальных пособий. Учителя со всей страны присылали свои замечания, они обсуждались на страницах прессы. Вносились изменения и поправки. Ляпы и неточности в учебниках были исключены. Да, конечно, в силу условий и обстоятельств времени учебные пособия были сверх меры политизированы. Насаждавшийся повсеместно марксистский классовый подход резал глаз и раздражал. Самого К.Маркса лично я терпеть не могу по ряду причин! Но, в целом, старые советские методические пособия для преподавателей истории до сих пор полезны, поскольку они логичны, продуманны и проверены временем. Проблема в том, что учителя не всегда оказывались на высоте, о чём с таким удовольствием так любят напоминать нам либерально настроенные публицисты. Да, были среди педагогов и глупцы, и самодуры, и прочие носители иных человеческих несовершенств. Так же, как среди детей встречались не только неоценённые «при совке» юные гении, которые, постарев, сегодня так любят вспоминать о своём загубленном Советской властью детстве, но и юные подонки, которых никто не был способен исправить… Школа -- это всегда срез общества, это его зеркало. Так что нечего на зеркало пенять, коли рожа крива!

Бывает, что в доме заводятся тараканы. С ними можно бороться по-разному. Можно потравить зловредных насекомых, а можно просто спалить дом. После 1991 года реформаторы от образования выбрали второй путь, как более быстрый и прогрессивный. Причём реформы стали продвигать в основном те, кто сам в школе не работал ни единого дня и к реальным школьникам никогда не имел никакого отношения. Все насильственно вводимые «новые методы» и «оригинальное новаторство», являлись, по сути, лишь пустым оригинальничаньем и способом самоутверждения «реформаторов». Чиновникам из министерства образования требовалось обосновать своё существование, и потому реформы сыпались, как из мешка, и никто не задавался целью проанализировать их результаты. Бездумно переносился на нашу почву «прогрессивный западный опыт», опять же без критического анализа его плюсов и минусов. Критерий был и есть один – сделать так, чтобы было не как «при совке». Все, кто противился этому, немедленно зачислялись в стан «ретроградов и консерваторов», или, того страшнее, лиц с «просоветским мышлением». Мы ещё поговорим в дальнейшем о некоторых новых идеях, внедряемых в современную школу под видом «прогрессивных методик». Потом поговорим. Если захотите…

 

Совершенно профнепригодный, отсталый, брюзгливый старичок-резонёр И.Н.Гусев. Наши дни.

 

Уже определённо можно сказать, что современная школа погрузилась в инфернальную тьму. Фигурально говоря, силы тьмы захватили систему образования и машут, хихикая, нам лапкой… По роду своей деятельности я довольно часто общаюсь с детскими делегациями из разных стран. Самое приятное впечатление производят дети из республики Беларусь: они много знают, легко отвечают на каверзные вопросы, очень любознательны. Почему? Да потому, что, в отличие от Латвии и России, реформы образования там пока не проводятся с таким бездумным сатанинским рвением, как у нас!

И, напоследок, хочу просить прощения у всех, кто засыпал меня вопросами и не получил от меня ответов. Вопросов много, и отвечать на них я попытаюсь по мере выхода новых статей. Пока отвечу на самый распространённый: «Сравнивая детей современных и детей конца 80-х гг., нашли ли Вы позитивные качества, выгодно отличающие современных детей от их родителей?» Отвечаю. Да, одно положительное качество, несомненно, проявляется. Современные дети гораздо лучше знают иностранные языки и, прежде всего, английский. При этом, они гораздо хуже прежнего владеют родным русским языком. Словарный запас скуден, умение формулировать оттенки смысла очень низкое… Послать смайлик новому поколению гораздо проще, чем попытаться грамотно сформулировать словами эмоциональное состояние, мысль или чувство.

СВЕТ И ЛЮБОВЬ ВСЕМ!

 

P.S. Академия педагогических наук СССР (АПН СССР), высшее научное учреждение, объединяющее наиболее выдающихся учёных в области педагогических наук, а также видных деятелей народного образования. Создана в августе 1966 г. в результате преобразования Академии педагогических наук РСФСР, существовавшей в 1943-66 гг.

АПН СССР имела своей целью развитие и осуществление исследований по ведущим направлениям педагогики, психологии, возрастной физиологии и др. наук, разрабатывающих вопросы воспитания и обучения подрастающих поколений; выявление новых возможностей в совершенствовании образования, воспитания и обучения, подготовку научных и практических рекомендаций для использования их в системе народного образования; разработку проблем совершенствования системы подготовки и повышения квалификации педагогических кадров; координацию исследований, ведущихся в СССР в области педагогических наук, и содействие развитию педагогических наук во всех союзных республиках; содействие распространению педагогических знаний в народе.

В составе Академии в 1990 году было 69 действительных членов и 78 член-корреспондентов.

Были организованы отделения: -- методологии, теории и истории педагогики; -- общего и профессионального образования; -- психологии, возрастной физиологии и дефектологии; -- философии, социологии, образования и культуры.

В состав Академии входило 20 научно-исследовательских институтов (часть из них с филиалами) в Москве, Ленинграде, Казани, Иркутске, Ташкенте, Алма-Ате, Томске. Они занимались проблемами общей педагогики; общей и педагогической психологии; физиологии детей и подростков; дошкольного воспитания; общих проблем воспитания; содержания и методов обучения; школьного оборудования и технических средств обучения; художественного воспитания; трудового обучения и профессиональной ориентации; преподавания русского языка в национальной школе; общего образования взрослых; дефектологии.

В ведении академии находилось 17 экспериментальных учебных заведений (свыше 11 тыс. учащихся и около 1000 учителей). По планам Академии педагогических наук работало около 700 учителей-экспериментаторов и свыше 1000 базовых школ. При Академии педагогических наук был создан Всесоюзный институт переподготовки и повышения квалификации научно-педагогических и руководящих кадров народного образования.

При Академии педагогических наук работали: Государственная научно-педагогическая библиотека им. К. Д. Ушинского, функционировавшая как научно-практический центр педагогической информации, Всесоюзная заочная математическая школа, научный архив и Художественно-педагогический музей игрушки (г.Загорск).

Печатными органами АПН СССР являлись журналы: «Советская педагогика» (с 1937), «Вопросы психологии» (с 1955), «Семья и школа» (с 1946), «Русский язык в национальной школе» (с 1957), «Дефектология» (с 1969).

Академии педагогических наук СССР активно участвовала в планировании научно-исследовательской работы в области педагогических наук; оказывала помощь НИИ-пе­дагогики (школ) союзных республик и кафедрам педагогики и психологии в организации исследований, а также во внедрении их результатов в практику учебно-воспитательной работы учреждений народного образования; привлекала к педагогическим исследованиям практических работников школ, вузов и других учебно-воспитательных учреждений; согласовывала тематику диссертаций на соискание ученой степени доктора педагогических (психологических) наук и т. д.

Академия педагогических наук присуждала премии академии, в том числе им. Н.К.Крупской (с 1969) и им. К.Д.Ушинского (с 1946). Академия педагогических наук регулярно организовывала Всесоюзные педагогические чтения и конкурсы учительских докладов.

Академия активно поддерживала связи с зарубежными научно-педагогическими учреждениями (в 1990 году -- из 96 государств мира). Учёные академии участвовали в деятельности международных организаций: ЮНЕСКО, Международного бюро просвещения, Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы и др.

(Продолжение следует)

X
Загрузка