Заметки бывшего учителя. Часть шестая

 

 

Недавно меня пригласили выступить на радио. Ведущий программы, солидный мужчина «за пятьдесят», вальяжно и красиво задавал вопросы, не особенно утруждая себя выслушиванием моих ответов. Но стоило нам затронуть тему образования и вспомнить о школе советского времени, человека как подменили. Возбудившись до крайности, потеряв всякое спокойствие и раскрасневшись, как помидорка, мой собеседник стал возмущённо вспоминать о всевозможных «ужасах совка» и, конкретно, о том леденящем душу эпизоде, когда противная «дура-завучиха» заставляла его, такого оригинального и модного, аккуратно подстричься и соблюдать форму одежды… Выходило так, что именно это являлось главным преступлением советской школы, забыть и простить которое этот почтенный господин не мог ни при каких условиях. Откровенно говоря, мне было грустно смотреть на человека, дожившего до преклонных лет и брутальной лысины, который за минувшие десятилетия так и не прояснил для себя элементарных вещей… В прямом эфире полемику с ним устраивать я не стал, но поскольку вопрос о плюсах и минусах советского образования по-прежнему стоит достаточно остро, полагаю, что пришло время поговорить и об этом.

 

Весна 1982 года, 10 а класс. За первой партой, рядом с красивой девушкой Марой Г. сидит И.Н.Гусев

 

Начнём же с главного, с чтения. В «страшные годы советского тоталитаризма» чтение действительно являлось насущной потребностью для большинства населения нашей необъятной тогда страны. Читали практически все -- от мала, до велика. На популяризацию чтения десятки лет целенаправленно и продуктивно работала советская пропаганда. И добилась в этом немалых успехов!

 

Навязчивая советская пропаганда, 20-е гг.

В ту пору читать было модно, престижно, и даже люди не особенно богатые интеллектом отлично понимали, что дураки непопулярны, и потому показательно демонстрировали свою начитанность, набивая блистающие лакировкой гарнитуры-стенки томами классиков всемирной литературы.

 

 

Любовь к чтению прививалась уже с детства. Массовыми тиражами издавались недорогие, красочные книжки, выпускались детские журналы. Для малышей -- «Весёлые картинки», а для тех, кто постарше, «Колобок» с пластинками для прослушивания и «Мурзилка». Кстати, именно из «Мурзилки», рассчитанной на учеников начальной школы, я в своё время впервые узнал о подвиге трёхсот спартанцев. Задачей специализированных детских изданий являлось не только развлечение, но, прежде всего, просвещение. Журналы «Костёр», «Пионер», «Юный техник», «Горизонты техники для детей» (русскоязычный вариант польского издания), «Юный натуралист», «Техника молодёжи», «Вокруг света», «Моделист-конструктор»… Все они развивали и просвещали. Далее -- «Знание – сила», «Ровесник», «Смена», «Студенческий меридиан». Наконец, легендарная «Юность». Маленький читатель, как по ступенькам постепенно возносился к вершинам учёности. Это не были распространители исключительно коммунистической пропаганды, хотя идейная составляющая там, безусловно, присутствовала. В детских и юношеских журналах публиковались материалы культурно-исторические и научно-популярные, там были представлены проза и поэзия, там учили размышлять и что-то мастерить руками. Печатное слово в доступной ребёнку форме демонстрировало различные формы бытия окружающего нас мира. Все эти издания были очень популярны и, хотя издавались они миллионными тиражами, нередко подписаться на них оказывалось трудно, их не хватало, и распространялись они нередко по т.н. «лимиту». Помню случаи, когда подписку на популярные журналы, например, «Вокруг света» разыгрывали в трудовых коллективах по лотерее!

 

 

Кроме изданий на русском языке выходили детские журналы на национальных языках народов СССР. Так, в Латвийской ССР с 1958 года выпускался на латышском ежемесячный иллюстрированный журнал для детей дошкольного возраста и октябрят «Zīlīte» («Синичка»).

Кроме журналов, выходили также и специализированные детские газеты.

Во всех этих изданиях работали высокопрофессиональные журналисты, там публиковались материалы знаменитых, выдающихся авторов, нередко – классиков литературы.

Дети действительно интересовались чтением и, зачастую, читали прямо на уроках под партами, вступая в конфликты со строгими учителями (сам, увы, являлся тому примером…). Вспомните «Балладу о борьбе» Владимира Высоцкого, который пишет именно о таких ребятах-книгочеях:

Липли волосы нам На вспотевшие лбы, И сосало под ложечкой Сладко от фpаз, И кpужил наши головы Запах боpьбы, Со стpаниц пожелтевших Слетая на нас.

И если вырос ты правильным, настоящим человеком, «значит, нужные книги ты в детстве читал»!

 

 

В Советском Союзе жили активной, полноценной жизнью такие понятия, как «детская литература» и «детское кино». Даже заурядный, не блиставший никакими особыми талантами подросток, как правило, успевал к средней школе неплохо познакомиться с десятками произведений советской и зарубежной литературы: приключения, путешествия, исторические романы, фантастика и прочее… Жюль Верн, Дюма, Конан Дойл, Стивенсон, Вальтер Скотт, Уэлс и многие, многие другие. Довольно бессистемно, но достаточно ёмко они наполняли ум и сознание маленького человека весьма обширной информацией – научной, исторической, смысловой. Что-то забывалось, что-то оседало в памяти навсегда. Развивалась речь, сами собой запоминались крылатые фразы, которыми при случае было приятно щегольнуть в разговоре…

Советский ребёнок получал заведомо высокую образовательную планку, и многие уже в школе читали весьма серьёзную литературу. Позднее, молодой человек имел возможность познакомиться с произведениями современных зарубежных авторов по журналу «Иностранная литература». Человек, который был не в состоянии высказать собственное мнение о популярных литературных новинках, воспринимался как остолоп, его могли больше и не пригласить в приличную, интересную компанию.

Книг издавалось много, но их всё равно не хватало. Люди жадно собирали макулатуру, сдав 20 кг которой можно было получить вожделенный талончик, например, на приобретение популярнейших «Проклятых королей» Мориса Дрюона. Модные книги давали почитать «на одну ночь», их буквально «зачитывали до дыр». А помните специализированный книжный магазин подписной литературы, находившийся в здании на углу нынешних улиц Элизабетес и Тербатас? Там можно было оформить особую подписку на приобретение дефицитных книжных изданий. Люди ночами дежурили в Кировском парке, чтобы не потерять свою очередь, устраивали переклички, сверяя написанные на ладошках номера. И всё это для того, чтобы стать счастливыми обладателями вожделенных книжных сокровищ. У меня на полке до сих пор хранится многотомное собрание серии Библиотека «Дружба народов». Один из томов – сочинения писателя Зигмунда Скуиня (1982 г.), тираж 240 000 экземпляров. Кто из современных латышских писателей может сегодня похвалиться подобными тиражами?

Публицист Галина Иванкина пишет: «Любая советская киносказка 1960-1980-х -- это утончённый постмодернизм с массой аллюзий, которые равным образом должны быть понятны и папе, и сыну. Советский ребёнок должен был выстроить целую систему знаний, чтобы просто посмотреть детское же кино и назавтра обсудить его в школе. С бешеной скоростью создавались новые нейронные связи -- вот, что тут главное. Плюс -- развивалась мелкая моторика -- уроки труда и музыкалка-художка после школы. Любой что-нибудь, да мастерил. Просто, чтобы не быть изгоем».

Для этого, за счёт государства, совершенно БЕСПЛАТНО для занимающихся, повсеместно создавались все условия -- Дворцы пионеров, различные кружки, радиоклубы, секции. Лично меня, четырнадцатилетнего балбеса Игоря Гусева, сосед-тренер неоднократно приглашал заниматься в секцию яхтенного спорта. ЯХТЫ! Бесплатно!!! Я, дурак, отказался…

 

 

Кружок моделирования в СССР. Фото 1970-х годов.

Открывалось множество библиотек, становившихся подлинными центрами, очагами культуры, объединявшими самых разных людей. И, совсем не случайно, СССР по праву считался самой читающей страной в мире.

Со страниц прессы, с экранов телевизоров, с высоких трибун нам постоянно говорилось, что этой читающей стране требуется интеллектуальный и высокообразованный человек-творец, который нужен для создания высокотехнологичного и совершенного нового мира, человек-учёный, человек-искатель, способный создавать сверхскоростные поезда, сверхзвуковые самолеты и когда-нибудь, в прекрасном будущем -- межпланетные космические корабли…

Интеллектуальное развитие -- это всегда некоторое насилие над собой, над собственной ленью. При т.н. «совке» хомо-советикусу создавали соревновательно-сложные условия, подняв планку на приличную, хотя и вполне достижимую высоту.

Книга развивает не только интеллект человека. Она способна возвышать душу, пробуждать его высокое сознание. Историк Иван Миронов, проведший два года в заключении по обвинению в покушении на А.Чубайса, в своих воспоминаниях «Замурованные…» рассказывает, как, находясь в тюремной камере, он порекомендовал молодому бандиту-отморозку прочитать роман «Человек, который смеётся» Виктора Гюго. Результат оказался неожиданным для всех:

«Серёга в растерянной прострации закрыл книгу, резко закинул голову, уткнул глаза в потолок, словно боясь выронить их из глазниц. -- Ты как? -- Я с недоумением уставился на спортсмена. -- Не знаю! -- хохотнул Серёга, лицо которого душевным шрамом обезображивает глупая натужная улыбка, а хрусталики туманятся влажной дымкой. -- Я плачу?! Ха-ха! -- Серёга, промочив рукав, издал странное подобие смеха, споткнувшегося о подступивший к горлу комок. -- Никогда с книг не плакал. Я вообще никогда… Это же п… Я теперь убивать не смогу».

Хорошая, сильная книга способна пробудить даже в тёмной, заскорузлой душе искры света… Но для этого нужно хотя бы читать.

Всякий раз, проходя в Старую Ригу мимо ресторана McDonald’s, я вспоминаю, что на месте этого милого заведения общепита когда-то, в советское время, располагались целых два книжных магазина. Улавливаете иронию жизни? Вместо книг здесь теперь люди покупают гамбургеры. Достойная замена пищи духовной на пищу телесную…

Что же составляло главное отличие советского образования от образования современного, и почему мне было так грустно смотреть на душевные переживания, терзавшие «пострадавшего» от советской школы радиоведущего? Об этом, возлюбленные читатели, мы поговорим в следующих «Заметках…»

СВЕТ И ЛЮБОВЬ ВСЕМ!

X
Загрузка