На краю мира, или Макондо
— Нина Щербак
(06/11/2018)
...Во всех ведь есть что-то хорошее и глубокое. Маленькие истории, маленькие чеховские миры. У Чехова, конечно, потом у каждой такой истории что-то глубокое. А там, где, действительно, – люди, ценности, жизнь, как казалось сначала, там – раз, и – по-другому, у Чехова. У Чехова все переворачивается, нет хороших и плохих…. Все меняется и меняется.
У Чехова.
Слушайте, а у меня по-другому.
Разговор Пастернака cо Сталиным (Апокриф)
— Леонид Бежин
(02/11/2018)
Сталин. При Ленине был партийный террор, а сейчас – государственный. Вот и вся разница. Ну что, вы довольны?
Пастернак. Чем, товарищ Сталин?
Сталин. Разговором о жизни и смерти?
Пастернак. Доволен, товарищ Сталин. Всем доволен, как и весь наш народ.
Сталин (с огорчением). Неискренне вы как-то сказали…
Ванда, или Случай в гостинице
— Илья Имазин
(31/10/2018)
Мужской мир был для неё заманчивым, влекущим, однако она позволяла себе соприкасаться с ним лишь таким вот необычным способом.
Тепло земли
— Владимир Левин
(29/10/2018)
Зачарованная мудрым взглядом животного, девочка то ли как-то поняла, то ли почувствовала, что в жизни ее ждет еще множество сюрпризов. Она познает все: и аромат цветов, и терзания души.
Свое облако
— Татьяна Шереметева
(24/10/2018)
"Когда я смотрю на вас всех, то понимаю, что вы, вообще, ничего о себе не знаете. И даже если кто-то сделает гадость, а потом мучается, то все равно никому об этом не рассказывает, и все хорошее, что в этот момент человек мог бы сделать или хотя бы сказать, тихо умирает у него в душе. Это неправильно, поверь мне. Если ты чувствуешь, что сделала что-то не так, сразу же говори об этом, говори, не думая о том, что будет дальше. Главное, перебороть себя, свой страх показаться слабаком".
Обманчивый блеск жадеита
— Илья Имазин
(23/10/2018)
Дикая мысль внезапно завладела сознанием Константина и при всей дикости показалась ему единственно верной. Он даже про себя улыбнулся, поскольку счёл свой шальной помысел по-настоящему высоким, благородным – да, да, именно так, без ханжества и лицемерия, другу следует радеть о доброй участи друга.
Цапля ловила рыбу
— Ирина Гурская
(23/10/2018)
Развернув клюв чуть вбок, цапля медлительно перебирала перья. Фрагменты чужих жизней с тихим пощелкиванием растворялись в воздухе.
Рана
— Дмитрий Никитин
(19/10/2018)
Может быть, это была вовсе не рана, а, скажем, следы хирургической операции – или даже произведение искусства?
Текущий момент
— Владислав Крылышкин
(18/10/2018)
Что действительно моё? Мир? Нет. Приходящие мысли? Тоже нет. Сознание? Так оно – зеркало вечности. Я – нечто из ниоткуда, связывающее всё в единое целое, я – текущий момент цементирующий легковесные иллюзии в жизнь, раструб вселенской воли, родник бесконечности. Я – То, что ищет Себя, но вечно находит другое: фрагмент целого, осколок зеркала, пазл Абсолюта, каплю океана, радужный пузырь истины, гвоздь, на котором висит мир.
Яма
— Дмитрий Никитин
(15/10/2018)
...Насколько яма глубока? Можно ли из нее выбраться? Да и нужно ли выбираться – может быть, вне ямы еще хуже, чем внутри нее? Есть ли у ямы дно, бывал ли я на нем, или находился только на ее склонах? Какую долю расстояния, отделяющего меня от краев ямы, мне удалось за все время преодолеть?
Убыз-619
— Дмитрий Никитин
(11/10/2018)
...Отец давно умер, вместо него был Скрынников. Пока была жива мать, я практически не замечал его присутствия: мы оба не горели желанием друг друга узнавать. Смерть матери оставила нас с ним вдвоем, и я неожиданно оказался в зависимости от Скрынникова; для меня это было так же глупо и странно, как если бы моей судьбой получил право распоряжаться какой-нибудь комод...
Костыли
— Сергей Волченко
(10/10/2018)
– О Господи! – кричу я. – Значит, ты решил навсегда оставить нас без костылей?! Да?! Говори, да или нет?! Давай тогда вообще всё раздадим, всё...
Рождение трамваев
— Дмитрий Никитин
(09/10/2018)
Трамваи были темно-красными – такого же цвета, как дома вокруг; они имели неровные очертания и выглядели ободранными. Двигаясь вдоль их нагромождения, я увидел, что впереди медленно, грузно шевелится что-то крупное – и с любопытством поспешил вперед, чтобы узнать, что происходит.
История с коврами
— Елена Кириллова
(08/10/2018)
Как-то спят Лёлька с мужем и вдруг пробуждаются от того, что их накрыло чем-то тяжёлым.
Ёлкин-центр, или Сумасшедшие деньги
— Алексей Бархатов
(05/10/2018)
...Я собственно пригласил вас… чтобы поделиться только что дошедшей до меня информацией. Слава Богу, у нас, психиатров, практически во всех структурах есть благодарные люди. Сразу подчеркну, информация пока не-о-фи-ци-альная, а кон-фи-ди-ци-альная. Но из двух очень надежных и сравнительно независимых источников. Нас собираются… ну, в общем… оптимизировать.
В тени дубов
— Анатолий Калинин
(04/10/2018)
Двери метро всегда так туги. Но я иду. Иду… это точно. Но я ли? Ну да, я, ибо двери туги. Ведь кто-то их должен открыть. Сами они не открываются. Значит всё строго так, как я и задумывал. Мрамор ступеней всегда холоден и молчалив. А над ним – аллея сквозь тень дубов. Одна на всех – тень. А где-то в глуби ея надо найтись и ждать. А ещё лучше – затеряться. Но тоже ждать. Ону. И она придёт.
Ребус
— Кузнецов-Чернов
(01/10/2018)
Так они и жили... Впрочем, они еще работали. Аркадий – водителем на маршрутном такси, Маша – в детском садике. Оля (еще была достаточно хороша) – сидела в приемной крупного начальника и стучала на печатной машинке. А Петя…
Сентябрьские ночи
— Нина Щербак
(26/09/2018)
Потому ли, что в прошлое нельзя смотреть, возвращаться...
София. В поисках мудрости и любви
— Денис Клещёв
(26/09/2018)
...слух о том, что Ренэ Декарт разыскал «чужестранного гиперборейца», быстро разлетелся по всему залу, и к ним стали подходить другие мыслители, имена которых были вписаны в историю человеческой культуры золотыми буквами.Доктор Парацельс не преминул воспользоваться скоплением ученых мужей и громко попросил Евгения подтвердить либо опровергнуть его слова, что «Московия, сиречь Тартария или Гиперборея, одержала верх в войне с перевернутым крестом», поскольку часть присутствующих розенкрейцеров не верила, что малознакомая им северная страна способна на такой подвиг. Евгений, ни о чем не подозревая, стал рассказывать, что теперь эта северная страна больше известна как Россия и что народам этой страны, действительно, каждое столетие приходится отбиваться от легионов Тьмы.
Я бы с ним поменялся местами
— Валерий Бохов
(21/09/2018)
«Мурманск – Анапа», - прочитал вагонную табличку житель посёлка и, увидев пассажира, стоящего у окна, приветливо помахал ему. В ответ ему пассажир поезда также поприветствовал путника.
Сосед
— Владимир Варава
(19/09/2018)
«О тлен, о суета!» – хотелось мне часто крикнуть, правда, неизвестно кому. Но я ведь совершенно не знал, как живут другие люди. У всех ли есть такой же сосед или они совершенно свободны, и лишь я, самое несчастное создание во всем мире, получил этот мертвый довесок своему существованию за непонятную вину?
Бросок за горизонт
— Владислав Крылышкин
(19/09/2018)
Мы сами определяем рубежи наших миров, ибо каждый находит то, что ищет, как пчела или муха, каждый открывает свою истину или ту, которую ему предложат.
Рейс
— Роман Редисов
(11/09/2018)
Задался вопросом: что может сделать эти заметки бестселлером, если продолжать описывать одни лишь факты? По-видимому, только какая-нибудь катастрофа. И сопутствующий ей героизм. Крушение судна, зимовка на далеком арктическом острове, борьба за живучесть, лишения, каннибализм…
Морские волки, полярные медведи
— Юлия Резина
(10/09/2018)
...нежная свирельная голубизна насыщается солнцем, темнеет до нестерпимой – скрипично-альтовой синевы. Красота разрывает сердце и горло, но и это не всё – органная глыба торжествующего индиго по правому борту доводит до катарсиса, и ты плачешь счастливыми слезами над нелепостями несправедливых обид, над своим дурацким замужеством, от которого, наконец-то, окончательно освободилась, над тем, что возлюбленный не имеет понятия, что поселился в моём сердце, и разгуливает по Москве с другой женщиной... над беличьим колесом этой жизни, которое, как в сказке, упёрлось в эту светящуюся глыбу, и теперь колдовство какого-то злого волшебника больше не имеет власти надо мной.
Исчезновение вещей — вот что меня интересует
— Сергей Толстов
(09/09/2018)
...наша жизнь — бесконечная суета электронов, хаотично летающих в пределах ограниченного поля. Все, что они могут, волей случая иногда сталкиваться друг с другом, чтобы обменяться энергией и поменять траекторию свою движения. Есть в этом что-то великое и одновременно грустное.
Ленты новостей

X
Загрузка