Старинные часы (5)
— Ольга Александрович
(22/11/2018)
Ведь не исчезают судьбы бесследно в веках, а повторяются снова и снова. Их миг недостающий, миг конечный становится началом живущих вслед, и не украсть, не попросить его нельзя. Миг наш отныне. Однако вечность тонкой нитью всегда будет связывать эти две точки: конец и начало.
Большая женщина
— Илья Имазин
(21/11/2018)
Большая женщина шла каменной поступью на пружинящих когтистых лапах тираннозавра, на лишённых щиколоток ножищах-колоннах, как у гаргамелл Пикассо и Леже; то была гигантша Бодлера, вобравшая в себя всю «чудовищность мощных пород»; стены расступались перед ней, а преграды рушились, и всё малое, встречаясь с ней, узнавало свою истинную цену.
Старинные часы (4)
— Ольга Александрович
(20/11/2018)
«Die Zeit geht auch, wenn die Uhr stehen. Hans Urban» – прочитала она, отражавшуюся в зеркале надпись на циферблате. – Время идет даже, когда часы стоят. Ганс Урбан.
Старинные часы (3)
— Ольга Александрович
(16/11/2018)
Сплетая паутину из слов, он умел долго водить человека вокруг и около таким образом, что в один прекрасный момент тот и не замечал, как ответил на главный вопрос. Потом его собеседник мог сам не понимать, почему он вдруг рассказал то, о чем хотел умолчать. Это свое мастерство хромой оттачивал много лет.
Старинные часы (2)
— Ольга Александрович
(15/11/2018)
"...Когда я становилась напротив зеркала, то видела их отражение. Тогда мне чудилось, что там, в зазеркалье, уже существует то время, которое пришло, как я теперь поняла, значительно позже. Я танцевала в том странном видении, как спустя годы танцую на разных сценах мира. Как-будто зазеркалье долго хранило мой полет".
Старинные часы
— Ольга Александрович
(14/11/2018)
«Старинные часы» – роман реалистический. Однако красной нитью в нем проходит загадка мистических отражений в зеркалах, которым с давних времен человек приписывал магические свойства. Одни верили, что в них скрыт портал в иной мир. Другие – что зеркала могут отражать душу человека. (...)
Был тот же день…
— Александр Балтин
(12/11/2018)
…иезуиты объясняли ему, что цель ордена – поставить под контроль историческое становление общества, человеческого множества, а внешняя цель – распространение католического варианта вероисповедания на возможно большие территории – просто ширма.
Город на дне океана
— Нина Щербак
(09/11/2018)
На полу этого города была мозаика – мраморные небольшого размера плитки, на подобии тех, что были в Древнем Мире или Риме. Было странно идти по ним и совершенно не спотыкаться, а лететь, чуть оторвавшись от поверхности, слегка ее касаясь.
Красное платье
— Илья Имазин
(08/11/2018)
Платье плыло перед ней наивно, яростно и жертвенно: парусом тихой надежды, знаменем бунта и смуты, кровавым отроком в глазах тирана. Оно то ликовало, то плакало; то бледнело, как след от пощёчины, то рассекало воздух, точно струя крови – шею раненого оленя. Словом, оно не отпускало Веру, атаковало её, мучило, язвило и просило о пощаде.
Дух Божий
— Владислав Крылышкин
(07/11/2018)
Океан знает о себе лишь в зеркале капли, необъятное схватывается малым, распростёртое - сжатым.
Провокация
— Сергей Петров
(07/11/2018)
Как говорили в их кругу: богатая практика не всегда делает адвоката лучше, но богаче – делает.
На краю мира, или Макондо
— Нина Щербак
(06/11/2018)
...Во всех ведь есть что-то хорошее и глубокое. Маленькие истории, маленькие чеховские миры. У Чехова, конечно, потом у каждой такой истории что-то глубокое. А там, где, действительно, – люди, ценности, жизнь, как казалось сначала, там – раз, и – по-другому, у Чехова. У Чехова все переворачивается, нет хороших и плохих…. Все меняется и меняется.
У Чехова.
Слушайте, а у меня по-другому.
Разговор Пастернака cо Сталиным (Апокриф)
— Леонид Бежин
(02/11/2018)
Сталин. При Ленине был партийный террор, а сейчас – государственный. Вот и вся разница. Ну что, вы довольны?
Пастернак. Чем, товарищ Сталин?
Сталин. Разговором о жизни и смерти?
Пастернак. Доволен, товарищ Сталин. Всем доволен, как и весь наш народ.
Сталин (с огорчением). Неискренне вы как-то сказали…
Ванда, или Случай в гостинице
— Илья Имазин
(31/10/2018)
Мужской мир был для неё заманчивым, влекущим, однако она позволяла себе соприкасаться с ним лишь таким вот необычным способом.
Тепло земли
— Владимир Левин
(29/10/2018)
Зачарованная мудрым взглядом животного, девочка то ли как-то поняла, то ли почувствовала, что в жизни ее ждет еще множество сюрпризов. Она познает все: и аромат цветов, и терзания души.
Свое облако
— Татьяна Шереметева
(24/10/2018)
"Когда я смотрю на вас всех, то понимаю, что вы, вообще, ничего о себе не знаете. И даже если кто-то сделает гадость, а потом мучается, то все равно никому об этом не рассказывает, и все хорошее, что в этот момент человек мог бы сделать или хотя бы сказать, тихо умирает у него в душе. Это неправильно, поверь мне. Если ты чувствуешь, что сделала что-то не так, сразу же говори об этом, говори, не думая о том, что будет дальше. Главное, перебороть себя, свой страх показаться слабаком".
Обманчивый блеск жадеита
— Илья Имазин
(23/10/2018)
Дикая мысль внезапно завладела сознанием Константина и при всей дикости показалась ему единственно верной. Он даже про себя улыбнулся, поскольку счёл свой шальной помысел по-настоящему высоким, благородным – да, да, именно так, без ханжества и лицемерия, другу следует радеть о доброй участи друга.
Цапля ловила рыбу
— Ирина Гурская
(23/10/2018)
Развернув клюв чуть вбок, цапля медлительно перебирала перья. Фрагменты чужих жизней с тихим пощелкиванием растворялись в воздухе.
Рана
— Дмитрий Никитин
(19/10/2018)
Может быть, это была вовсе не рана, а, скажем, следы хирургической операции – или даже произведение искусства?
Текущий момент
— Владислав Крылышкин
(18/10/2018)
Что действительно моё? Мир? Нет. Приходящие мысли? Тоже нет. Сознание? Так оно – зеркало вечности. Я – нечто из ниоткуда, связывающее всё в единое целое, я – текущий момент цементирующий легковесные иллюзии в жизнь, раструб вселенской воли, родник бесконечности. Я – То, что ищет Себя, но вечно находит другое: фрагмент целого, осколок зеркала, пазл Абсолюта, каплю океана, радужный пузырь истины, гвоздь, на котором висит мир.
Яма
— Дмитрий Никитин
(15/10/2018)
...Насколько яма глубока? Можно ли из нее выбраться? Да и нужно ли выбираться – может быть, вне ямы еще хуже, чем внутри нее? Есть ли у ямы дно, бывал ли я на нем, или находился только на ее склонах? Какую долю расстояния, отделяющего меня от краев ямы, мне удалось за все время преодолеть?
Убыз-619
— Дмитрий Никитин
(11/10/2018)
...Отец давно умер, вместо него был Скрынников. Пока была жива мать, я практически не замечал его присутствия: мы оба не горели желанием друг друга узнавать. Смерть матери оставила нас с ним вдвоем, и я неожиданно оказался в зависимости от Скрынникова; для меня это было так же глупо и странно, как если бы моей судьбой получил право распоряжаться какой-нибудь комод...
Костыли
— Сергей Волченко
(10/10/2018)
– О Господи! – кричу я. – Значит, ты решил навсегда оставить нас без костылей?! Да?! Говори, да или нет?! Давай тогда вообще всё раздадим, всё...
Рождение трамваев
— Дмитрий Никитин
(09/10/2018)
Трамваи были темно-красными – такого же цвета, как дома вокруг; они имели неровные очертания и выглядели ободранными. Двигаясь вдоль их нагромождения, я увидел, что впереди медленно, грузно шевелится что-то крупное – и с любопытством поспешил вперед, чтобы узнать, что происходит.
История с коврами
— Елена Кириллова
(08/10/2018)
Как-то спят Лёлька с мужем и вдруг пробуждаются от того, что их накрыло чем-то тяжёлым.
Ленты новостей

X
Загрузка