Текущий момент

 

 

 

 

    Прочь суета дум, я сейчас на троне текущего момента. В моей правой руке скипетр-ромашка, а в левой – держава-яблоко. На голове корона блаженства с мерцающими аквамаринами созерцания. Пусть послы тревоги ждут до послезавтра, у меня вселенский пир – я пью Себя из сердечной чаши.

   В янтаре солнца застыла картина мира и только птицы с бабочками делают последние мазки. Где-то за горизонтом усмехается бородатый Художник и шепчет: "То ли ещё будет". А над ним витает Гипнос, тихо навевая сны, он причёсывает гребнем разума взъерошенные мысли Мастера и сплетает косы миров.

    Я – сон Того, Кто мнит Себя Творцом, Кто просто видит сны, порождая из Своего нутра вот этот мир, Кто вселяется в иллюзию меня, в одну из версий собственного Я, и смотрит сквозь толщу вечности на фрагмент Бытия. Я – палец Сновидца, листающий Его бесконечные мемуары, перо, царапающее на белом листе ничто вариант Его были, одну из возможных биографий.

   Что действительно моё? Мир? Нет. Приходящие мысли? Тоже нет. Сознание? Так оно – зеркало вечности. Я – нечто из ниоткуда, связывающее всё в единое целое, я – текущий момент цементирующий легковесные иллюзии в жизнь, раструб вселенской воли, родник бесконечности. Я – То, что ищет Себя, но  вечно находит другое: фрагмент целого, осколок зеркала, пазл Абсолюта, каплю океана, радужный пузырь истины, гвоздь, на котором висит мир.

   Я в шпагате между ничто и нечто, между "Где?" и " Кто?", "Я" и "То", "Мы" и "Он". Я – все три лица и четвёртое – Инкогнито, зрачок-дыра вечности, сомкнувшая восьмёрку бесконечности. Я – Кант в себе, сомнение Декарта, Артурова воля и кольцо Ницше, растянутое в спираль Гегеля, в небесную пружину цзи. Я в центре каждой буквы и образа, слова и безмолвия, цели и смысла, я между строк, между глупостью и мудростью, землёй и небом, мыслью и сознанием.

   Сознание свило в Я меня и теперь летает в моих снах, высиживает яйца смысла, истины будущих миров. Я – временно-вечный центр Бытия, другие я – мои глазастые щупальцы, нервы безразмерной кара-катицы, головоногого Бога, "хамиллиона" бездны, бегущего от Себя к Себе, умирающего и воскресающего в каждой мысли. Я – нить логоса, смотанная в клубок мифов, что катится в лабиринте судеб, указывая путь Сознанию к неохватному Минотавру, к Самому Себе.

    Я отсекаю головы уму и прижигаю созерцанием, он – скользкая Гидра, у которой на ответ десять вопросов, а на убеждение – сто сомнений. В нём текут чернила ничто, его сердце – тайна, а разум – чистое безумие голых фантазий и ряженая хитрость обещающего благомудрия. Он управляет даже когда ему говорят "нет", ибо отрицание – его ловкая выдумка, акцент на отвергаемом, нежели желаемом, страх и презрение – могильщики доверия. Я подбираюсь к бессмертной голове Гидры, чтобы срубить и закопать её в любви, и привалить бездонную нору летучих вампиров-мыслей камнем сознания, познать вкус свободы, что мысль – на самом деле – подлог.

   Кто из нас слуга, я или ум? У кого вожжи текущего момента? Разве сознание – поток, разве мысли и есть бытие? Но если есть сон, есть и Сновидящий, если есть иллюзии, есть и Фокусник, если есть время и пространство, значит есть вечность и бездна, и всё есть Я. Жизнь – касание ветра, нога Сновидца, вылезшая из-под одеяла вечности, лунатизм Его сердца, игра души, надежда пробудиться, прийти в Себя. Но что увидит Он, когда проснётся, каким будет Его день?

    Светит ли солнце в себе или для себя оно – тьма? Может живая вода снов это всё, что есть у Абсолюта, они Он Сам? День поменян на ночь, пустыня на мираж, чтобы вечность потекла и Ничто обратилось в Я. Чтобы все шансы превратились в смыслы, истина обросла идеями, фрагментами целого, иллюзиями реальности, покой разделился на благо и боль, любовь и тоску, радость и скуку, а Сейчас – рассыпалось на мифы времени, углы пространства, осколки Сознания.

   Я навсегда пригвождено к моменту острым бесконечно длинным стержнем Сознания, а вокруг вращается едва подвижная величественная картина, тонущая и выплывающая из бездны – словно айсберг, кувыркающаяся в пучине Дао вечность, демонстрирующая свои бесчисленные края грёз. Кажется, что Я плывёт на льдине мира в океане неизвестности, смотрит интригующий своим концом скучный фильм, терпеливо ждёт пока льдина сойдёт на нет, ибо Оно устало думать о Себе, но хочет быть Собой.

 

Последние публикации: 

X
Загрузка