Океан

 

 

Океан, надо ли считать, скольким жизням ты дал начало? Как можно усомниться в твоём величии, глядя на тебя? Ты земной образ Бога, океан возможностей и бездна силы. Ты так же, как Он, щедр и неизбывен.

      Разве стал бы ты мелочиться, порождать только рыб? И Бог, вряд ли бы явил единственный мир. Ты собрал в себе все краски и формы жизни. Так и Он собрал и взвесил свою потенцию, создав неисчерпаемый субстрат Бытия.

      Океан, ты воплощение гибкой подвижной разумности. Можно ли ветер,   причесывающий  волны назвать твоим духом? Неужели Бог это парящий над хаосом Разум, мотылёк над пламенем? Как бы Творец управлял кипящей бездной, если бы между ними не было кровных уз, если бы они не были одно?

      Ты, будто слепец, нащупываешь берег иного бытия, ты, как и Он, жаждешь новых сознаний, пространств и времён. Ты даёшь и забираешь, чтобы снова отдать, и Бог тоже, словно краб, последовательно занимает  раковину умершего моллюска. Так вы бесконечно длите себя в цепочке сознаний.

      Океан, ты, как и Он – единство, пробуждающееся во множестве. Ты множишь себя, расширяя мир существ, а в ответ - они углубляют твоё осознание себя. Ты так и оставался бы огромной медузой с тающей пеной щупалец, если бы не мириады глаз призраков твоей жизни, мнящих себя тобою.

       Неужели твоя жизнь подчинена определенным законам – и что ещё невероятнее – они единственно возможные? Возможно ты сам себе закон, творимый собственным намерением. Возможно, Богу нужны миры, как препятствия, как проявление способностей, как осознание своего безмерного величия? Он не может не быть, покончить с Собой, и поэтому Его произвол лишь в перемене судеб, в преображении миров.

     Океан, иногда ты похож на хаос, но буря всегда лишь на поверхности. Даже появление островов не смущает твои глубины. Ты никогда не теряешь себя, однако безудержно любишь примерять новые лица. Натиск твоего присутствия неизбежен в любой части сознающей себя вездесущей стихии.

      Ты неизгладимая печать на душах собственных детей, а так же – гримасы их короткой жизни. Они, как волны, возникают и пропадают в тебе. Ты – их вечность, они – твоё время. Ты вынужден каждый раз умирать вместе с ними, чтобы одаривать их и себя новыми мирами.

      Корабли уже стоят в твоих портах, они ждут своих пассажиров для кругосветного путешествия. Одни туристы ставят перед собой множество целей, и поэтому вынуждены брать билеты с пересадкой, а другие выбирают один корабль и плывут до конца намеченного тура. Конечно, кто-то, не перенося качки, тошнит весь путь, кто-то умирает от морских болезней, а кто-то прыгает с палубы от скуки.

      Я с тобой на «ты», ибо знаю, что я и есть ты, а не кажущийся фрагмент и часть твоего стремления. Я с тобой единовременно двигаюсь во всех версиях событий, но прямо осознаю только одну, остальные косвенно. Я не могу преобразить корабль, исправить его заданный маршрут, но  свободен пересаживаться, менять корабли, творить, как ты, свою судьбу.

      Разве не глупы были те, кто сказал и кто согласился, что жизнь уже предрешена? Она постоянный выбор в океане миров, а также их версий. Корабли плывут между нашими решениями. Желая чего-то, мы попадаем на корабль, следующий своим маршрутом к нашей цели. Если нам не нравятся условия, мы можем сменить корабль, и плыть туда же, но другим маршрутом, на который уйдёт больше времени, или же сменить не только направление, но и цель.

     Океан, а если у меня нет чётких целей и желаний, если я смотрю на них, как на гибкие правила бесконечной игры? От тебя не дождёшься прямого ответа. Ты, вскользь, о чём-то неразборчиво шепчешь и бросаешь к ногам намёки. А как иначе? На твоей пёстрой поверхности не добиться единомыслия. Знаю, твой ответ внутри меня. Спрашивая, я просто ищу твоей поддержки.

    Ты никогда не ответишь, есть смысл или нет в твоём волнении. Для чего тебе иллюзия поверхности, зачем все эти штормы и штили? Неужели, чтобы соблазниться другим бытием и выбраться из подавляющих тебя недр? Отвлечься от своей бездны, найти остров райского забытья, и лишь украдкой бросать взор в непроглядные глубины?

       Знаю, ты сбежал из собственной немой психушки, и теперь мы можем говорить друг с другом. Ты скучал, ты так жаждал диалога внутри себя, что тебе пришлось разделиться, поделить истину на две стороны одной медали, дабы каждая стала для другой бесконечной темой, второй половиной смысла. Ты подарил себе вечный путь, ты сам стал мириадами дорог, проложенных для себя.

      Океан, ты намочил мою обувь. Ты сейчас выразил своё согласие? А есть ли ты сам по себе, без меня, без этой тающей на гальке медузы? Есть ли ты в своём вечном сумеречном сознании, не зацепившемся за какой-нибудь берег? Возможно, там есть только сознание, но тебя, как и меня, в нём нет, ибо безбрежность – сознание Пустоты.

X
Загрузка