Межгалактическая скорая помощь (3)

 

 

Глава четвёртая

 

Коллекторы

 

 

Покинув учительский дом, Костя Березин отправился восвояси. Он будто не замечал, идущих навстречу односельчан, машинально приветствуя их кивком головы. Его мысли были заняты другим. «А может, мне лечением людей заняться? – перебирал он многочисленные варианты, приходящие в голову. – Открою дома лечебный кабинет, буду принимать больных и избавлять от хвори. И плату буду брать самую минимальную».
   Он представил толпы страждущего народа, стоящие, перед его домом и содрогнулся: «Долго это не продлится. Арестуют за незаконную практику. А прибор отберут! А если в цирке выступать? Или принять участие в спортивных состязаниях, например, в боях без правил? Стану чемпионом мира – будет и слава и деньги. И никто не сможет меня победить». Он увидел себя со стороны, на ринге, с чемпионским поясом победителя, оглушённого восторженными приветствиями... и споткнулся взглядом о стоящую у его дома Тойоту камри. Из машины вышли трое крепко сбитых парней, один другого звероватей. «Коллекторы!» – мелькнуло у Кости в голове. – Ну, держитесь! Сейчас я из вас буду делать котлеты!».

Он засунул руку за отворот куртки, нащупал оберег и вложил палец в правое углубление. Коллекторы напряглись, следя за рукой Кости, но, не обнаружив в ней ничего угрожающего, расслабились.

– Что дёргаешься? – выступил вперёд скуластый мордоворот, со свежим шрамом на щеке. – Бить мы тебя не будем. Расслабься! У нас более действенные методы.

Улыбаясь зубами, он вытащил из кармана мехового пальто, целлофановый пакет, и потряс перед лицом Кости. В пакете находился шприц, наполненный розоватой жидкостью.

– Видишь этот шприц? Если через неделю не вернёшь долг, я сделаю инъекцию твоей дочке. А потом и сыночку. Знаешь что такое ВИЧ инфекция? А нет денег – продавай дом.

И снова потряс пакетом перед побледневшим лицом Кости. Реакция Кости была мгновенной. Он сжал руку бандита, чуть выше запястья, и слегка надавил. Раздался характерный хруст сокрушаемых костей.

– А-а! – завизжал зарезано коллектор, таращась на повисшую плеть сломанной руки.

Костя, не торопясь, поднял упавший на снег пакет и достал шприц.

– Я не знаю, что такое ВИЧ инфекция. Об этом узнаешь ты, урод! – прокричал ему на ухо Костя. – Потом поделишься впечатлениями.

И с размаху всадил ему шприц в ягодицу. Тем временем, другой коллектор, успел сбегать к машине и вернулся с битой в руке. Он размахнулся, намереваясь ударить противника по голове, но Костя, подставив ладонь, на лету поймал биту и выдернул её из руки бандита. Соперник потерял равновесие и ничком упал на снег. Костя, покрутил в руках деревянную колотушку и, взяв за её концы, с треском переломил. Большую часть биты, он метнул в лежащего коллектора и попал в ему бок. Тот свернулся в клубок и завопил. Третий подельник, безумно вращая глазами, подбежал к машине, торопливо сел за руль и включил зажигание. Но на пути Тойоты уже стоял Костя. Он двумя руками схватился за бампер и приподнял машину. В воздухе бешено завращались колёса.

– Не хорошо товарищей бросать! – прокричал Костя, перекрывая шум мотора. – Выключай, а не то, на крышу переверну!

Водитель послушно выключил двигатель и, пошатываясь, вышел из машины. Его остекленевший от ужаса мозг уже не воспринимал реальность; он обмер, нервно подёргивая головой. Костя, взял его за шиворот и встряхнул, пытаясь привести в чувство. Его праведная ярость уступила место жалости.

– Так! Загружай своих братков и дуй в больничку.

Костя, помог водителю погрузить подельников в салон и, глядя на их избледнившиеся лица, произнёс:

– Послушайте, гноеродные! Больше мне на глаза не попадайтесь! Будет гораздо хуже. Денег от меня вы всё равно не получите. – И улыбнулся самой ироничной из своих улыбок.

Проводив взглядом Тойоту, Костя, заметил, стоящих неподалёку – соседку Марию и знакомого деда Пахома с костылём. Дед восхищённо крутил головой и причмокивал:

– Как лихо ты их отделал, Костя! Не ожидал, что у тебя такая силища! Я, было, хотел впрячься, огреть костылём, но гляжу, ты и сам справляешься. А с виду и не скажешь. Ты не сумлевайся, если что – мы подтвердим, что они первые напали. И шприц этот сохрани, как вещественное доказательство.

– Да, Иваныч, верно говорит. Мы тебя в беде не оставим! Если что – поддержим! – подключилась соседка.

 

 

Глава пятая

Кремль. Совет Безопасности Российской Федерации

 

 

В просторном зале Совета Безопасности стояла гробовая тишина. Сидевшим за массивным дубовым столом членам Совета, было не до дежурных улыбок: каждый, наедине с собой, остро переживал явившуюся изнанку происходящих событий и их возможные последствия. Положение было неопределённым, отчасти – пугающим. Все ждали Председателя Совета Безопасности, Президента России, от решения которого, во многом зависела судьба земной цивилизации. Судьбоносное решение, скорее всего, им было уже принято; надо было лишь соблюсти протокол: предварительно выслушать аргументацию сторон. Поступаться демократическими принципами было бы негоже.

Президент задерживался. Поджидая его, секретарь Ватрушев, нервно прохаживался до входной двери и обратно, бросая испытывающие взгляды на членов Совбеза. На его немые вопросы никто не реагировал: одни, с преувеличенным вниманием, рассматривали бумажки, другие – свои ногти. Министр Обороны Бойгу угрюмо изучал, вделанные в стены чёрно-мраморные, с белесыми прожилками колонны, удерживающие потолок.

«На что опираться нам, в данной ситуации? – думал он. – Последние данные астрофизиков о странном поведении космического объекта, характеризуются скачкообразными изменениями скорости, что крайне затрудняет задачу перехвата. Я не могу на сто процентов гарантировать ликвидацию астероида. Что, при данном раскладе, можно предложить Президенту?».

Министр обороны вздохнул, и устремил отточие взгляда, на размашисто входящего в зал Совбеза Владимира Жутина.

«Видно, что ходил в строю слева, потому и придерживает правую руку, – отметил про себя Бойгу. – Послушаем, что он нам нового сообщит, потом и выводы делать будем».

Президент стремительно обошёл всех членов Совбеза, пожал каждому руку, присел в кресло и открыл очередное заседание.

– Прошу прощения за опоздание. Имел предметную беседу с нашими ведущими астрофизиками, а также выслушал обстоятельный доклад Президента РАН, академика Сергеева, – начал свою речь Президент. – Не вникая в избыточные подробности, доношу до вас основные выводы комиссии по интересующему вопросу. Последние расчёты важнейших параметров космического объекта, угрожающего безопасности Земли, показывают, что объект имеет устойчивую тенденцию к изменению скорости движения. Как вы знаете, объект движется по азимуту в направлении Земли, что предполагает прямое столкновение с планетой. Но, есть одно важное «но»! Как выяснилось, скорость движения объекта постоянно падает. Астрофизики определяют это явление, как «разумное торможение», иными словами – сознательно управляемое. Это указывает на искусственную природу объекта и, является, неопровержимым свидетельством присутствия на его борту инопланетного разума. Такие вот дела, друзья! Обычный космический объект – будь то астероид или комета – не может так себя вести. Для совершения подобных действий нужна тормозная установка. То есть нужны технические средства: соответствующие двигатели. Более того, расчёты показали, что при подходе к нашей планете, инопланетный корабль (в чём уже нет ни малейшего сомнения) достигнет критически необходимой скорости для выхода на околоземную орбиту. И, по всем расчётам, он на неё выйдет. Конечно, если мы не предпримем упреждающие меры. Что скажите?

Президент откинулся в кресле и пристально оглядел членов Совбеза.

– Кстати, – добавил он. – Приведённые данные подтверждаются расчётами американских и китайских специалистов. Так вот, товарищи, обстоят дела на данный момент. Я бы, даже, сказал: на данный исторический момент. Каковы будут ваши соображения? Прошу. Кто первый?

Члены собрания растерянно переглянулись. Все были обескуражены речью президента. Первым пришёл в себя секретарь Совбеза Ватрушев.

– Я думаю, вопрос об уничтожении братьев по разуму не стоит, – с ноткой неуверенности в голосе, начал он. – Да и присутствуют ли они на космическом объекте? Ведь космическим кораблём могут управлять и автоматы. Те же роботы. Но суть дела это не меняет. Думаю, ликвидацию объекта допустить нельзя. Цивилизованный мир нас не поймёт.

– Я бы не был столь категоричен, Василий Петрович, – отреагировал министр обороны Бойгу. – Всё зависит от цели визита! Мы не знаем, какие они ставят перед собой задачи, посещая Землю. А если их задача – колонизация планеты? Тогда что? То, что эти гуманоиды неизмеримо превосходят нас технически – это очевидно! Их технологии за пределами нашего понимания. И если их целью является захват земных территорий, то защитить их мы можем только на дальних подступах.

– А что думает Директор ФСБ товарищ Вортников? – вмешался президент.

– Что я могу сказать? К сожалению, агентов на борту корабля у меня нет, – развёл он руками. – Об их целях можно только гадать, чего нам не пристало. Какие у них могут быть цели, если логически помыслить? – обвёл взглядом присутствующих главный разведчик. – Думаю, никто не станет спорить, что организация, а тем более, реализация проекта межзвёздной экспедиции, связана с колоссальными затратами. И это во имя чего? Новых знаний они у нас почерпнуть не могут, а дать свои – слишком уж накладно получается.

– Вы не допускаете наличие у них гуманитарного повода? – прервал докладчика президент. – То, что пришельцы способны бескорыстно нести свет знаний братьям по разуму. Не допускаете?

– Увы, всё имеет свою цену. В том числе и знания, являющиеся, по сути, лишь средством достижения благополучия. Они, может, ими и поделятся, вот только чего захотят получить взамен? Не думаю, что это будут банановые кущи. Тогда что они захотят получить? Земные недра? Полезные ископаемые? Наши водные ресурсы? Или, может, всю планету целиком? Думаю, ставки у них более чем серьёзные. Хотелось бы верить, что они из благородных побуждений, на основе новейших технологий, хотят преобразовать нашу Землю, сделать жизнь людей счастливей. И, потом, помахав ручками, покинуть нас, оставив купаться в роскоши. Но в такие романтические и бескорыстные истории я не верю. Впрочем, это моё личное мнение. – Закончил выступление Директор ФСБ.

– Да-а, – со вздохом подключился Начальник Генштаба Дерасимов. – Эти события застали нас врасплох. Предвидеть их было невозможно и, даже, будь у нас в запасе несколько лет, мы всё равно не были бы готовы предотвратить вторжение на планету чужой цивилизации. Вы спросите, почему я склоняюсь к мысли, что это вторжение, а скажем, не дружеский визит? Отвечу. Хотя сразу оговорюсь: по большому счёту я не склоняюсь ни к той, ни к другой целевой установке, непрошеных космических бродяг. Главное для меня: безопасность моей страны, в данном случае – планеты в целом. Поэтому, исключительно в целях безопасности, в силу своей должности и долга перед людьми, считаю необходимым выбрать наихудший вариант и определить его, как вероломное вторжение.

– Валерий Васильевич, вы что? Предлагаете, так вот, походя, уничтожить представителей внеземной расы? Так сказать, в целях гарантированной подстраховки. Чтобы сразу снять все вопросы? – возмутился Председатель Правительства Ведмедев. – А вы не подумали о том, что нам выпал, быть может, единственный шанс, за всю историю человечества: возможность решить все наши экономические, гуманитарные, а возможно и экологические проблемы, на основе новейших внеземных технологий. Подумали ли вы, что второго такого шанса мы, скорее всего, и через миллионы лет не дождёмся!

– Не надо из меня делать монстра, Дмитрий Анатольевич. Разве я предлагал уничтожить космический аппарат? Окститесь! Я предлагал, вернее, хотел всем нам предложить, всего лишь одно: не допускать чужака на околоземную орбиту. Как говорят в Одессе – это две большие разницы! – возмутился Начальник Генштаба.

– Тихо, тихо, – примирительно выставил руку Президент. И саркастически скривил губы: – Да, для нашего правительства это шанс! Без помощи инопланетян им навряд ли удастся выпутаться из экономических проблем и поднять экономику. Подфартило вам Дмитрий Анатольевич!

Утихомирив бурную реакцию членов Совбеза, Президент Жутин обратился к Начальнику Генштаба:

– Валерий Васильевич, поясните, что вы конкретно имели в виду, предлагая не пускать инопланетян на орбиту Земли? Какие у нас для этого есть технические возможности?

– У меня конкретное предложение, как заставить непрошеных гостей радикально поменять свои планы и отправить восвояси. Тут вот, за столом, шепчутся, что маршал Дерасимов отправит на инопланетный борт ультиматум по радио. Убирайтесь, мол. А не то, мы вам жару зададим! Хватит вам зубоскалить. И смешить мою кокарду.

А план мой простой. Для его реализации потребуются две ракеты класса Сармат: одна мощностью двадцать пять, а другая – пятьдесят мегатонн. Мы запускаем первую ракету, с зарядом в двадцать пять мегатонн, в сторону объекта. Она должна взорваться на расстоянии, равном одной трети от Земли до объекта. Спустя час запускаем вторую ракету, с зарядом в пятьдесят мегатонн. И подрываем её на расстоянии двух третей до объекта. Вторая выпущенная ракета – это последнее предупреждение гуманоидам. По элементарным арифметическим расчётам третья ракета должна иметь мощность – сто килотонн, и должна поражать уже сам объект. Это и ежу понятно. Но третья ракета не понадобится: гуманоиды, наверняка, изменят курс.

– А если не отвернут? – прищурился Президент.

– Они не самоубийцы! Обязательно отвернут. Думаю, с арифметикой у них всё в порядке, – твёрдо заявил Начальник Генштаба.

– Да, тут есть рациональное зерно, – заметил Ведведев. И улыбнулся: – приношу извинение Начальнику Генштаба, что заподозрил его в излишней кровожадности.

– Вот и ладушки, – чуть приподнял уголки губ Президент. – Выслушаем мнения других членов Совбеза.

Спустя три часа напряжённых баталий Президент подвёл итоги:

– Товарищи, у нас состоялся серьёзный, обстоятельный разговор. И, на мой взгляд, весьма продуктивный. Всем спасибо! Ситуация, конечно же, неординарная, требующая дополнительной, детальной проработки. Я выслушал ваши авторитетные мнения. Да, ситуация непростая. Большинство членов Совбеза склоняются к её гуманному разрешению, а именно: не препятствовать заходу космического корабля на околоземную орбиту. Довожу до вашего сведения, что такое же решение вчера было принято правительствами Китая и США. Конечно же, это решение не является окончательным, оно носит предварительный характер. Ведь мы не знаем самого главного: цели визита братьев по разуму. Я думаю, находясь на орбите, они изыщут возможность донести до нас свои планы. Тогда и будет принято окончательное решение. Подождём! На этом заседание Совета Безопасности объявляю закрытым.

 

 

Глава шестая

Посещение банка. Разборка с участковым

 

 

С утра мела позёмка. Старенький рейсовый автобус, взрывая наметённые за ночь сугробы, пробивался к трассе. Люди ехали в город на работу. Молодые, большей частью, дремали, а те, кто постарше – безучастно наблюдали за порхающими в окнах снежинками, носимые ветром. Такая же покорность судьбе читалась и в глазах пассажиров, простых работяг. Их тоже кружило по жизни. Они уже давно смирились с данным положением вещей; у большинства из них, не возникало даже мысли – пойти наперекор судьбе. Всеми правила суровая необходимость: заработать на хлеб насущный, на мелкие развлечения, на малую толику непритязательного счастья.

Необходимость Кости Березина на этот раз была в другом: он ехал добиваться справедливости. После стычки с коллекторами Костя решил посетить банк, должником которого являлся, дабы окончательно прояснить ситуацию. Конечно, правильней было бы обратиться в полицию, написать заявление, что его семья подвергается угрозам и преступному вымогательству, но его ответные действия – увечья, нанесённые коллекторам, могли обернуться против него.

«Поговорю сначала с управляющим банка, – думал он. – А там видно будет».

Мысли его, подобно рыбкам в тесном аквариуме, торкались в прозрачные стёкла эфемерной свободы, искали простора, какого-либо выхода – и не находили его. Такое удручённое состояние сопровождало Костю всю дорогу; не рассеялось оно и по приезду в город. Понятное дело, в банке его никто не ждал. На его приветствие и вопрос: «на месте ли управляющий?», девушка за стойкой брезгливо пожала плечами. У неё были не в меру накачены губы. Костя открыл дверь служебного помещения и зашагал по коридору.

– А ну, стоять! Куда попёрся?! – раздался позади грубый голос охранника. – Туда без пропуска нельзя!

Костя стряхнул, вцепившуюся в плечо руку, как стряхивают назойливое насекомое.

– Что ты заладил своё «нельзя»? Мне назначена личная встреча с директором. И ты мне в этом не помешаешь!

Охранник попытался схватить Костю за руку, но был крепко прижат к стене ладонью в грудь, после чего, медленно сполз на пол. Костя дошёл до конца коридора, в торце которого находилась приёмная управляющего. Войдя в предбанник, он кивнул секретарю, сидящему за столом, в окружении телефонов. У того, удивлённо, поползли брови вверх. Он привстал из кресла.

– Вы, по какому воп.… Как ты сюда... – смешался секретарь.

Его растерянность никак не вязалась с его атлетической внешностью. По всей видимости, это был не просто секретарь, но и телохранитель, по совместительству.

Костя, усмехнулся, молча, снял куртку, повесил на вешалку. Туда же отправил шапку.

– Жарковато у вас тут, – заметил он, приглаживая ладонью волосы. И покосился на табличку, привинченную к массивной двери.

– Мне к Соломону Моисеевичу. Надо прояснить один вопрос. Личный.

– Какого рожна! – опомнился верзила, ощупывая взглядом хлипкую Костину комплекцию. – Много вас таких желающих. Доступ к телу Соломона Моисеевича ограничен, а для таких борзых, как ты, особенно не желателен. Я бы, даже сказал, – крайне болезнен.

Секретарь неторопливо поднялся, расправил могучие плечи и шагнул к Косте. Затем вцепился в его руку и попытался завести за спину, но соперник, на удивление легко, освободился от захвата и схватил верзилу за шею. Нагнув его головой к полу, Костя слегка сжал пальцы. Секретарь возопил.

– Будешь, как собачка меня сопровождать, – приказал Костя. – И не вопи, а не то шейные позвонки хрустнут.

Потом, свободной рукой, отворил дверь с золотой табличкой и завёл, плетущегося на карачках секретаря, через порог в помещение. Сидящий в кабинете грузный человек, слегка привстал, беззвучно открыл рот, и снова опустился в кресло. Костя подвёл секретаря к его столу и ткнул лицом в ковёр, лежащий на полу.

– Вот, Соломон Моисеевич, посмотрите на вашего сотрудника. Он дурно воспитан. Хамит, понимаете ли…

– Отпусти его, – всколыхнулся в кресле банкир и перевёл взгляд на секретаря. – Ступай, Сергей! Мы тут сами разберёмся. Присядьте. Надеюсь, вы не грабитель?

– Я ваш клиент. Брал кредит в вашем банке, под проценты. Потом потерял работу и не смог оплачивать долг. Вот вы, когда-нибудь теряли работу, так, чтобы из пустоты, долг оплачивать? А вы на меня (Костя поперхнулся) коллекторов натравили…

– Минуточку! – директор включил компьютер. – Сейчас посмотрим. Ваша фамилия, имя и отчество?

Он быстро набрал данные и поморщился:

– Ну вот! Вы должны нам сто двадцать тысяч рублей. Сейчас долг возрос и достиг…

– Это я и без вас знаю, – перебил банкира Костя. – Вы мне лучше скажите, какое вы имели право передавать договорные обязательства, на взыскание моих долгов коллекторам? В договоре нет пункта о передачи долга третьим лицам.

Раздался телефонный звонок, банкир взял трубку. С минуту слушал и решительно ответил:

– Не надо никакого оцепления! Мы тут сами разберёмся! – он покосился на Костю и прокричал в трубку: – Что? Охранника уложил в коридоре? Уже очухался? Такая, значит у меня охрана! Всех вас поувольняю!

И обратился к Косте:

– Ну, навёл ты шорох! Охранника уложил. И, вдобавок, секретаря моего. К слову сказать – бывшего чемпиона России по греко-римской борьбе.

Он недоверчиво окинул взглядом щуплую Костину фигуру.

– Невероятно! И как у тебя это получается?! Знаешь, что…

Банкир призадумался.

– У меня к тебе есть предложение. Не хочешь ли пойти ко мне в охрану? Будешь моим личным телохранителем. Что скажешь?

Костя почесал затылок.

– Вообще-то я водитель. А ваше тело охранять… извиняюсь, – холуйская какая-то должность… не по мне это…

– Ты подумай, Костя. Не торопись. Хотя…

Управляющий заёрзал в кресле. Ему нравился Костя. А терять то, что ему нравилось (особенное и эксклюзивное) – было не в его правилах. И это касалось не только ювелирных изделий и редких картин.

«Надо помочь этому мальчику» – подумал он, присовокупляя к желанию приобрести себе уникального раба, толику благородности.

– Могу предложить тебе должность водителя-инкассатора. Это подойдёт?

– Это подойдёт. Только вот, – Костя замялся. – Прав на вождение меня лишили…

– Ничего, поездишь пока без прав. Инкассаторов ГБДД не останавливает. Завтра с утра оформишься, пройдёшь инструктаж, и – на линию. А с правами мы решим. И с долгом тебе постараюсь помочь.

– Спасибо, Соломон Моисеевич! Не знаю, даже, как вас благодарить. У меня, просто, гора с плеч свалилась!

– Не надо меня благодарить, – махнул пухлой рукой банкир. – Я не благодетель, я – выгодополучатель. Соломон Моисеевич не был бы Соломоном Моисеевичем, если бы не завербовал такого Рембо, как ты. – Осклабился банкир. – Мне нужны такие люди.

Они обменялись рукопожатием, и Костя Березин отправился восвояси. Служащие банка, встречающиеся на пути, округляли глаза и почтительно уступали дорогу.

«Удачно я зашёл, – подумал Костя. – Удачно!».

У него кружилась голова. Он, всё ещё, не мог до конца поверить в реальность происходящего – в столь благополучный исход своего безнадёжного дела. Бывают же чудеса на свете! Костя вспомнил свою жену, детей и на глаза его навернулись слёзы.

– Как они обрадуются, – чуть слышно прошелестел он губами, и улыбнулся, самой светлой из своих улыбок.

Подойдя к автобусной остановке, он посмотрел на расписание. До отправления оставалось сорок четыре минуты. «Успею заскочить в магазин, – промелькнуло в сознании. – Надо купить шампанское, конфет детям… Такое событие надо отпраздновать! Оно того стоит».

Весь путь до родного села, душу его переполняла неразделённая радость, как, впрочем, и его мочевой пузырь, коей он не удосужился освободить, по причине радостной забывчивости. Потому, выйдя на остановке, он, первым делом, приметил одинокую берёзу и, оглядевшись, оросил её. «Жизнь стала прекрасней, – отметил про себя Костя, застёгивая ширинку. – Есть свои плюсы и в деревенской жизни». И тут же услышал визг тормозов. Он оглянулся и увидел, остановившуюся, рядом с деревом, машину. Это была машина Шматкова. Участковый опустил стекло и поманил Костю рукой:

– Иди сюда, сахар мой сладкий! Садись в машину, – гнусаво пропел он. – Есть разговор.

Костю передёрнуло. «Опять этот хмырь нарисовался! Как же он меня достал своими придирками! Сейчас начнёт грузить по полной. Ещё и оштрафует за нарушение общественного порядка. Всё настроение насмарку!».

Подойдя к машине, он, нервно, открыл дверь и сел на переднее сидение.

– Березин, у меня для тебя плохая новость, – без предисловий начал участковый.

– У тебя хороших не бывает, – огрызнулся Костя. – Что за новость?

– Доигрался ты, Березин, – злорадно скривил губы участковый. – Заявление на тебя поступило.

– Какое ещё заявление? – не понял Костя.

– Да вот такое… покалечил двоих сотрудников коллекторской службы. У одного перелом лучевых костей руки, а у другого – три ребра сломано. А третий заикается.

Шматков пожал плечами и покосился на Костю:

– Я вот одного не пойму. Как ты, сморчок, смог справиться с тремя бугаями? Монтировкой работал?

– Голыми руками. Один угрожал, что заразит моих детей ВИЧ инфекцией, а другой – сам напал на меня с битой. Этой битой и получил ответку. Это была самооборона. У меня свидетели есть! И они на моей стороне. Так что не надо «ля-ля»!

– Поговори у меня! – рявкнул Шматков. – Будет тебе «ля-ля»! Завтра отвезу заявления от потерпевших и справки о побоях следователю. И он откроет дело. Пойдёшь по статье, как миленький, лет, эдак, на пять. Попал ты, Березин!

У Кости потемнело в глазах. Не отдавая себе отчёта, он схватил участкового за грудки и сильно встряхнул. Шматков клацнул челюстью и выхватил из кобуры пистолет. Костя схватил пистолет за ствол и выдернул из руки соперника. Затем, другой рукой, взял его за рукоять, согнул ствол и вернул владельцу.

– Держи свою пуколку! Теперь сможешь стрелять из-за угла.

Участковый тупо уставился на искалеченное оружие. Мысли его поредели; жгучая злоба в душе сменилась гримасой изумления. Кровь медленно наполняла капилляры его щёк. Он откинулся в кресле и процедил сквозь зубы:

– Нападение на сотрудника полиции. Попытка овладеть его оружием, порча имущества. Соображаешь, какую ты на себя статью повесил?

– А у тебя что? свидетели есть? – язвительно поинтересовался Костя.

– У меня есть факты! Вот мой неопровержимый факт! (участковый покрутил пистолетом перед лицом).

Костя рассмеялся: – И кто ж тебе, Шматков, поверит? Ты расскажешь своему начальнику, что Константин Березин голыми руками согнул твой пистолет? По-моему, тебя сразу в дурку определят! Как думаешь? А вот мне – поверят. Я расскажу, как участковый инспектор Шматков, в нетрезвом состоянии, разгуливал по селу и размахивал табельным оружием, пугая прохожих. Случайно (простите его!), обронил пистолет под гусеницу проходящего трактора. Так кому больше поверят?

– А как ты его… эта… смог согнуть? – растерянно промямлил участковый. – Можешь его опять выпрямить?

– Смог согнуть, смогу и разогнуть, – ответил Костя. – Приедешь ко мне сегодня вечерком – посмотрим.

– Давай сейчас.

– Сейчас не могу. Силы иссякли. Приедешь ко мне домой, и всё решим. И не забудь привезти заявления от потерпевших, что они отказываются от своих претензий ко мне.

Участковый покрутил в руке искалеченное оружие и ударил, в бессильной злобе, кулаком по баранке.

– Ладно, хрен с тобой! Твоя взяла!

– Кстати, – добавил Костя. – Ты, намедни, занимал у меня пять тысяч. Не желаешь ли вернуть?

   Участковый моргнул и полез во внутренний карман куртки.

– Держи, кашеглот!

– От кашеглота слышу! – ответил Костя, выходя из машины.

 

 

Глава седьмая

На околоземной орбите

 

 

    Пятые земные сутки инопланетный космический корабль вращался вокруг Земли. Огромный сферический диск, более километра в диаметре, ослепительно сиял в отражённых лучах Жёлтого Карлика – местного светила, именуемого Солнцем. Маршевый двигатель, питаемый Тёмной энергией, был выключен; положение объекта в пространстве поддерживалось малыми гравитационными установками.

   На третьи земные сутки была завершена обширная исследовательская работа по сбору и теоретическому освоению громадного массива информации, добытой методом активного сканирования земных объектов. Из серверов местного интернета, была выкачена вся, имеющейся в наличии информация, включая закрытую. На пятые сутки завершилась загрузка причальных модулей необходимой аппаратурой и строительной робототехникой. Ожидали отгрузки десять тысяч самовоспроизводящихся роботов - многофункционалов. Всё было готово для высадки на очередную, разумную планету. Предстояла колоссальная, многолетняя работа по её оздоровлению.
   Члены экипажа, численностью пятьсот двадцать душ (не считая детей), получили временную передышку и пребывали в Личном пространстве. В основном, это были семейные пары, но встречались и убеждённые холостяки, «женатые» на науке, и только ей, безраздельно, преданные. По внешнему виду инопланетяне очень походили на земных жителей, с той лишь разницей, что на каждой из четырёх конечностей имели по семь пальцев. Женские особи отличались от землянок более радикально. Помимо избыточного количества пальцев на руках и ногах, они имели вертикальное расположение молочных желез, в отличие, от земных женщин, имеющих горизонтальное расположение грудей.

   Главное же отличие гуманоидов от землян, состояло в их поразительной способности, за короткое время, усваивать колоссальное количество информации. Потому их знания являлись всеобъемлющими, что позволяло одинаково успешно проявлять себя в самых разных областях и успешно справляться с любой, стоящей перед ними задачей. У них не было строгого разделения по родам и видам деятельности, будь то: астрофизика, геология, врачебная практика, агрономия и т.д. Они, по потребностям своих влечений, регулярно менялись друг с другом общеполезными занятиями и специальностями. Неизменной оставалась только должность командира.

   По отсекам звездолёта раздался мелодичный призыв к всеобщему вниманию. В Личном пространстве каждого члена экипажа возникло голографическое изображение командира корабля.

   – Родные мои! – начал командир с общепринятого приветствия. Я буду говорить с вами на языке землян. Каждая моя фраза будет звучать на одном из многочисленных земных наречий. В любой точке этой дивной, измученной людскими страстями планете, вы будете общаться, с подобными себе братьями, на их родных языках. Потому как, наши братья, ещё не обрели способности к телепатическому общению. К сожалению, это случится не скоро. Для духовного общения нужно иметь чистые помыслы. А основная проблема землян – ярко выраженный эгоизм, на личностном и межгосударственном уровнях. Но, мы не в праве, исходя из Божественного принципа Свободы Воли, насильственно вмешиваться в духовное пространство людей, и вносить в него свои коррективы. Наша задача более чем скромна. Имея сострадательные сердца, все мы кровно обязаны вернуть изначально прекрасный облик планете Земля, воскресить её в первозданной чистоте и создать благоприятные условия для всеобщего мира и благоденствия. В своих устремлениях мы руководствуемся Любовью, и только – Любовью. Добытые нами знания о землянах, помогут решить множество насущных проблем, для преобразования планеты, и гарантировать ей достойное будущее.

   Спасибо вам, родные, за ваш душеполезный труд. Вы провели большую подготовительную работу для предстоящих сердечных контактов, для передачи знаний и полезных технологий нашим братьям.

   Каждый из вас знает свои задачи и готов их выполнить. Это контроль и управление климатом планеты, регулирование движением тектонических плит, океанических потоков и воздушных масс. Это – оптимизация здоровья населения, включающая, помимо прочего, тотальное уничтожение всех болезнетворных бактерий и вирусов, несущих угрозу землянам. Нам потребуется приложить немало усилий для ликвидации всех болезней, включая наследственные (попутно, будут уничтожены все запасы биологического оружия, без возможности их возобновления). Наши братья больше не будут болеть и угрожать болезнями друг другу. Полностью прекратит деятельность вредная, во всех смыслах, фармакология.
   Ещё одна важная задача – оптимизация здорового питания. Не хочу быть занудой, как выражаются земляне, но, они, большей частью, питаются ядами и опасными генетическими самоделами. Мы должны кардинально изменить качество вкушаемых землянами традиционных продуктов, и ввести в их рацион новые вкусные полезности.

   Родные, я не буду перечислять все задачи, стоящие перед вами. Вы и без меня их хорошо знаете. В претворении этих задач по радикальному изменению земной цивилизации, нам, как всегда, будут помогать строительные роботы. Они будут осуществлять кардинальную перестройку инфраструктуры городов, и создавать новые, удобные, для проживания людей, поселения. В короткий срок будут свёрнуты все вредные производства и внедрены наши, веками апробированные, умные технологии. В связи с сокращением занятости людей, будут массово созданы творческие центры по выявленным интересам. Люди должны трудиться не для того, чтобы питать себя и оплачивать свои материальные нужды (всё это будет предоставляться бесплатно), а для раскрытия своего творческого потенциала. Для этого будут созданы все условия. Мы, в разумной мере, поделимся с землянами неисчерпаемым источником духовной энергии, управляющей всей вселенской материей. К ней мы добирались через многие миллионы лет духовного самосовершенствования. Впрочем, для землян, эта Божественная энергия, в умах теоретиков, навсегда останется «тёмной». Но мы не вправе менять душевное устроение земных жителей, вмешиваться в Божий промысел. Наша задача сугубо материальная: спасти эту прекрасную планету от погибели. ЦИВИЛИЗАЦИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ СПАСЕНА!

   В частности, я принял решение, дистанционно нейтрализовать весь ядерный потенциал землян: свести угрозу ядерной войны к нулю. Мы располагаем возможностью тайно обезвредить ядерные заряды вооружённых сил землян, лишив способности активных материалов (начинки убийственных ракет) к распаду и синтезу. Ядерные державы, при этом, должны оставаться в неведении – в убеждении своей относительной безопасности, основанной на страхе взаимного уничтожения. Этот план мы осуществим сразу, по прилёту на Землю.

   Родные мои, это не первая и, надеюсь, не последняя разумная планета, которой мы оказываем братскую помощь. Земля стоит на грани духовного и физического самоуничтожения, и мы, как старшие братья, не можем оставаться в стороне. Пятнадцать земных часов назад, я отправил руководителям ведущих стран планеты: США, КНР и России, подробную программу: план по оздоровлению их милой планеты. Сейчас проходит встреча лидеров этих стран. К сожалению, это важнейшее обсуждение, закрыто для земной общественности. Но мы не можем диктовать свои правила. Мы так же не в праве, по этическим соображениям, наблюдать процесс принятия решений, касаемо судеб Земли. В нашей практике, ещё ни одна планета не отказывалась от помощи в лечении. Уверен, земляне примут единственно правильное решение, как принимали его другие страждущие цивилизации и дадут своё согласие для высадки на планету. Благодарю вас за внимание, родные.

   Командир звездолёта протянул руку к пульту и вложил палец в одно из углублений. Раздался мелодичный звон; связь с экипажем прервалась. Дейсу не было необходимости выслушивать мнение членов экипажа. Его выступление на земных языках сопровождалось непрерывной телепатической связью, и он знал мнение каждого из присутствующих. И ответил на все вопросы. Последний вопрос касался детей членов экипажа. Дейс отослал мысленное пояснение: «Дети наших сотрудников и их матери, некоторое время, поживут на орбите, пока мы не создадим для них соответствующих условий на Земле».

   Он снова погрузил палец в углубление на пульте, пошевелил губами, и принял в руку продолговатый сосуд, мгновенно материализовавшийся в пространстве. Опустошив его, он разжал пальцы, наблюдая, как сосуд тает в воздухе. Затем посмотрел в иллюминатор на огромный сказочной шар, украшенный голубым нимбом.

   – Герера, – чуть слышно прошептал Дейс. – Вот ты какая… Герера.

   Командир закрыл глаза и попытался расслабиться. Но, буравящая голову мысль, связанная с предстоящей миссией, не давала покоя. В этой гигантской, по масштабам, работе по спасению заблудших цивилизаций, состоял главный смысл его жизни, его предназначение.

   Дейс вздохнул, снова вложил палец в углубление на пульте и погрузился в транссон. Главный врач Межгалактической Скорой Помощи готовился принимать свою очередную пациентку по имени Земля.

(Окончание следует)

X
Загрузка