Межгалактическая скорая помощь (2)

 

 

 

Глава вторая

Москва. За две недели до вышеизложенного события

 

   Троекратный бой курантов вывел человека из ступора. Человек потянулся в кресле, привычно помассировал глазные яблоки тыльной стороной больших пальцев, и прошёлся по кабинету. Что тревожило его в столь поздний час? Он подошёл к окну и нажал на белую кнопку, вмонтированную в стену: тяжёлые, бордовые гардины бесшумно раздвинулись. Его взору открылась величественная панорама звёздного неба, ошеломляющая умопомрачительной бездонностью. Он пошарил глазами по небосводу, отыскал созвездие Малой Медведицы, нашёл Полярную звезду и сокрушённо покрутил головой. Этому человеку с воспалёнными глазами, обременённому огромной властью и непомерной тяжестью мировых забот, зачем-то понадобилась Полярная звезда. Зачем? Нащупывая взглядом вожделенную звезду, он скрипнул зубами:

– Не было напасти, на тебе – здрасте!

Затем посмотрел вниз, на слабо мерцающую в подсветке Царь-пушку и снова перевёл взгляд на небо.

– До часа икс его необходимо уничтожить! Да-да! Сарматами по нему! В лоб! Но хватит ли у меня ракет?

Человек задвинул шторы и подошёл к горшку с кустистым цветком – любимым спатифиллумом. Провёл ладонью по его шелковистым листьям, точно по головке ребёнка.

– Да! Необходимо принимать кардинальное решение. Иначе земная цивилизация погибнет. Всё живое! Надо срочно звонить Дональду и Си. Пришло время объединить наш ядерный потенциал. И сделать это надо как можно скорее!

Он встряхнул кистями рук, освобождаясь от внутреннего напряжения, и решительно направился к рабочему столу. Возложив в кресло тренированное тело, властитель потянулся к коммутатору и поморщился; рука нерешительно повисла в воздухе. Был один деликатный момент, кому звонить первому: американскому Президенту или Генсеку компартии Китая. Китайский лидер будет раздосадован (учитывая его восточный менталитет), если столь важное сообщение получит после американского президента. Это, конечно же, заденет его самолюбие. Хозяин кабинета усмехнулся и резко нажал кнопку коммутатора. Раздался голос дежурного офицера:

– Полковник Решетов на связи.

– Доброй ночи, Решетов. Сорганизуй мне связь с главами Китая и США. Одновременную связь. Срочно! И разбуди переводчиков.

Задумчиво шевеля пальцами, он открыл оранжевую папку текущих дел с надписью «секретно» и ещё раз перечитал последнее сообщение. Его прервал голос дежурного:

– Генеральный секретарь коммунистической партии Китая на проводе. Канал связи открыт.

Поедая взглядом микрофон, хозяин принял приветливое выражение лица.

– Рад тебя приветствовать, дорогой Си! Извини, что отрываю от важных государственных дел. Нуждаюсь в твоём мудром совете.

– Доброго здоровья, высокочтимый Владимир! Да процветёт твоя страна! Всегда рад тебе помочь. Что случилось?

– Пока не случилось, но может случиться. Назревают события, не терпящие отлагательств. Потому звоню тебе первому, дорогой друг. Американскому президенту тоже не помешало бы присоединиться к нашей беседе. Он с минуту на минуту должен быть на связи. Не получал ли ты в последнее время от своих астрономических служб сообщения о движущемся, в сторону земли, объёкте…

– Президент Соединённых Штатов Америки на проводе, – вклинился дежурный связист. – Канал связи открыт. Даю доступ.

– Здравствуй, Дональд! Извини, что отрываю тебя от дел, но одно событие, значение которого трудно переоценить, нуждается в нашем совместном обсуждении. Нашего друга Си я тоже пригласил. Он сейчас с нами на связи.

– Что стряслось, Владимир? Вторжение инопланетян на Землю? Или решил на свадьбу нас пригласить? – хмыкнул президент США.

Бесстрастная речь переводчика была лишена иронической окраски. А хмыканье не подлежало переводу. Но тот, кому эта речь было направлена, понял, что Президент США в курсе последних событий.

– Доброго здоровья, Дональд! – подключился Генеральный секретарь КПК. – Заинтриговал нас с тобой Владимир. Я готов принять участие и в первом и во втором случае.

– Здравствуй, Си! – ответил президент США. – Я тоже не откажусь!

– Хотел бы присоединиться к вашему веселью, – поёрзал в кресле Президент России. – Но тут не до шуток. Поступали ли от ваших астрономов, ведущих наблюдения за потенциально опасными объектами из дальнего космоса, сообщения о приближении к Земле крупного астероида?

В динамиках повисло молчание, прерываемое тяжёлым дыханием Дональда Транса.

– Подобной информацией не располагаю, – выдавил он. – Сейчас же сделаю запрос в астрономическую обсерваторию Аресибо. Сообщи нам местоположение объекта.

– Мне тоже не поступала, такого рода информация, – добавил лидер Китая.

– Главный ориентир – Полярная звезда. Час назад, в галактической системе координат, это составляло восемьдесят девять градусов двадцать пять минут. Объект движется в направлении нашей планеты, – пояснил Президент.

– Что собой представляет этот астероид, Владимир? – поинтересовался Си Цзиньпин. – У тебя есть данные по этому объекту?

– Объект округлой формы, диаметром чуть более километра. Движется со скоростью четыреста десять километров в секунду. Но это не астероид, в общепринятом понимании. Астероиды – часть Солнечной системы, микро планеты, вращающиеся вокруг Солнца. При столкновении с себе подобными, они меняют направление орбит и могут угрожать нашей планете. Данный же объект – гость из далёкого космоса. Проблема в том, что траектория его движения, с поразительной точностью совпадает с траекторией движения Земли. Столкновение неизбежно! По расчётам моих специалистов столкновение с нашей планетой произойдёт через двадцать пять суток, плюс сорок две минуты по московскому времени. Медлить нам нельзя!

– Надо ударить по нему боеголовками! Нашей совместной ядерной мощью! – возбужденно озвучил речь своего лидера китайский переводчик. – Специалисты должны точно рассчитать количество зарядов, необходимых для гарантированного разрушения объекта, или изменения траектории его движения.

– Си прав, – подхватил Президент США. – Я готов пожертвовать десятой частью своего стратегического потенциала. Конечно, при условии паритетного участия сторон.

– Не будем мелочиться, Дональд! – заметил глава России. – Если для спасения нашей матушки Земли потребуется весь наш ядерный потенциал, то мы должны с этим смириться. Да, надо, как ты сказал, дать задание нашим ведущим специалистам в области баллистики и специалистам по расчёту мощности (необходимое количество килотонн). Ракеты должны приблизиться к объекту синхронно и взорваться разом. Одновременно! Все расчёты нужно произвести в максимально короткое время. На нас лежит огромная ответственность! Планету надо спасать! И ещё…

Президент России выдержал паузу.

– Операцию необходимо засекретить. Чтобы мышь не проскочила! Мы не должны допустить панику среди населения.

– Полностью согласен с тобой, Владимир, – одобрительно заключил Президент США. – Я позвоню тебе и Си, как только мои специалисты произведут необходимые расчёты. До связи!

– Принимаю и поддерживаю эти предложения, – добавил лидер Китая. – До связи!

 

Хозяин кабинета откинулся в кресле и закрыл глаза. Он, как всегда, оставался на высоте и мог быть доволен собой. И тому были основания. В общении с ним, даже, могущественный владыка Китая – человек внешне невозмутимый – всегда ощущал внутреннее напряжение, точно предстоял пред ним нагишом. Эта непреходящая, назойливая мысль, что ты абсолютно прозрачен, что собеседник легко улавливает самые потаённые твои мысли и желания – обескураживала и ввергала в шок. Что же до Президента США, то он, точимый к «коллеге» тайной завистью, мысленно называл его великим стратегом. Правда же состояла в том, что, будучи, внутренне, крайне импульсивным, самодержец России, тем не менее, предпочитал играть вдолгую, проявляя железную волю и незаурядный ум. И эта долгоиграющая стратегия, как правило, им выигрывалась, даже, при отсутствии, в его арсенале, изначально сильных фигур на шахматной доске мира. Таков был Президент России Владимир Владимирович Жутин.

 

 

Глава третья

Исследование артефакта. Встреча с учителем

 

– Вот бред! Приснится же такая мутотень! – пробормотал Костя. И крикнул: – Лена! Ты дома?

Никто не откликнулся. Костя направил сонный взгляд в утреннее, сереющее окно.

– Вот так придавил! Не слышал, даже, как дети в школу ушли. Всё проспал! А жена, наверное, в магазин пошла, продуктами отовариваться.

Он попытался встать и поморщился от боли. Болели мышцы. «Перегрузился вчера с этими чёртовыми вагонами, – подумал Костя, протирая глаза. – Ну, ничего, это не смертельно!».

Умывшись, он высыпал остатки кофе из банки и заварил кипятком. Потом достал коробку из серванта и, прихлёбывая обжигающий напиток, стал внимательно изучать, свалившийся на его голову странный артефакт. Вглядываясь в лик таинственной незнакомки, он заметил на её шее, что-то вроде цепочки, на которой висел такой же «талисман». Да, он был точно такой же, но висел, повёрнутым изображением к телу. Видимой была обратная сторона, с тремя выемками на матовой поверхности.

Костя высморкался, нашёл в кладовке подходящий шнурок, продел его в ушко изделия и повесил на шею. И посмотрелся в зеркало. «Ну, хорошо!» – отметил он. Поправляя амулет, он вложил палец в одну из впадин пластины. То, что произошло дальше, Костя помнил смутно. Его тело вдруг облеклось, в неизведанное ранее, трепетно-нежное объятье. Это, отчасти, было похоже на погружение в тёплую ванну. Тепло от талисмана мгновенно распространилось по всем клеткам организма. Он ощутил лёгкое покалывание, точно мириады игл внезапно пронзили его плоть. Стало легко и весело.

– Ни фига себе штучка! – округлил глаза Костя. – Я кум королю! Могу дальше вагоны штурмовать!

Странное дело! Костя ощутил необыкновенный прилив сил. Его тело будто облачилось в некий энергетический кокон.

– Вот так приборчик, – воскликнул он. – Хрен я кому его отдам! Ни за какие коврижки!

У Кости не была страха. Скорее всего, он был удивлён, озадачен, если не сказать – ошеломлён. Его тело требовало действий. Он подошёл к печке и взял кочергу. Слегка стукнул себя острым концом по груди. Боли он не почувствовал: кочерга отскочила от тела, как от резинового ската. Костя ударил сильней. Кочерга отскочила с большей скоростью. И чем сильнее он бил, тем сильнее отскакивала кочерга.

«Противоречит всем законам, – подумал Костя. – Но, с другой стороны, почему противоречит? Ведь сила действия равна силе про…».

Он погрузился в раздумья: «Скорее всего, этот прибор предназначен для защиты от какой-либо угрозы – от внешнего физического воздействия. Теперь понятно, для чего неземное существо женского пола подарило этот прибор космическому путешественнику. Тут – обычная забота о здоровье любимого существа, ограждение его от всякого рода опасностей, подстерегающих на чужих планетах. Этот прибор, своего рода – оберег. Не какой-то там оккультный, мистический, а чисто технический. Уму непостижимо – до чего там у них дошла техника.

Костя решил продолжить эксперимент. Снова взял кочергу и, не прикладывая особых усилий, легко, как варёную макаронину, согнул в руках. Потом завязал её и бросил на пол. Стук металла убедил его в реальности происходящего. Перед ним лежал стальной прут, завязанный в узел.

– Это что ж, получается! – изумился Костя. – Теперь я могу всех в узел завязать?! Так что ли? Ни хрена себе! А как этот прибор выключить?

Он вложил палец в то же углубление, правее центра прибора, и почувствовал, что действие его прекратилось. Вздохнув с облегчением, Костя, снял артефакт с шеи и задумался: «Скорее всего, три углубления на поверхности – три режима его работы. Надо проверить, как действуют два других режима. Он усмехнулся: «Жаль, что гуманоид не приложил к прибору инструкцию!».

Поразмыслив, Костя, решил больше не искушать судьбу, а сначала посоветоваться с каким-либо толковым и надёжным человеком. Но где такого найти? Перебрав с десяток знакомых, он остановился на Максиме Михайловиче – бывшем учителе географии. Максим Михайлович был пенсионером с более чем десятилетним стажем; он вёл активный образ жизни: занимался пчеловодством и очень любил столярное дело. «Схожу-ка я к нему! – решил Костя. – Может, чего присоветует».

Он снова надел оберег на шею, оделся и вышел на улицу. Увидев, испачканную краской дверь, помрачнел: «Вот суки! Ну, ничего, теперь я с вами разберусь. Мало не покажется!». Пришлось вернуться домой. В кладовке он нашёл банку с остатками половой краски и выкрасил дверь.

Бывший учитель жил неподалёку, в десяти минутах ходьбы. Костя быстро шагал, глотая живительный морозный воздух. Он ощущал необыкновенный прилив физических и душевных сил. И это после таких диких нагрузок. «Да я теперь не только пять, а двадцать пять вагонов могу разгрузить! И совсем не умориться», – подумал он, и тут же поправил себя: «Причём тут вагоны! Этот приборчик достоин лучшего применения. Вот только какого?».

Дверь частного дома, где проживал бывший учитель, открыла его жена.

– Костя? – удивилась она.

– Здравствуйте, Таисия Ивановна! Мне бы Максима Михайловича увидеть, пообщаться…

– Костя, Максим Михайлович болен. Принять тебя не сможет. Температура за тридцать восемь. Только что врач ушёл. – Она посокрушалась, покачала головой: – А тут ещё руку поранил. Я ему говорю: «Лежи, не вставай!». Но ему невтерпёж. Не может без работы. Какой-то стул художественный ваяет. Ну, вот и всадил себе стамеску в ладонь! Так что приходи, Костя, через недельку. Когда оклемается.

– Кто там пришёл? – раздался громогласный голос из комнаты.

– Тихо, тихо, – испугалась жена. – Это твой бывший ученик, Костя Березин, хотел с тобой поговорить. Но, я его уже отправила.

– Пусть заходит! «Верни его!» —требовательно провозгласил Максим Михайлович.

Стоит отметить, что учитель географии был человеком неординарным, что называется – из ряда вон. Он вселял в своих учеников ужас, смешанный с восторгом. Его буйная страстность, с которой он болел за предмет, не имела аналогов. Научить, максимально нагрузить головы учеников географическими познаниями, было высшей целью его жизни. Это был удивительный фантазёр. Его рассказы о разных странах и континентах завораживали. О какой бы стране он не рассказывал, он выступал, как очевидец: ученики не сомневались, что он лично побывал во всех точках мира. От него можно было ждать самых невероятных поступков, могущие хоть на йоту добавить малую толику знания. Однажды, отчаявшись объяснить бестолковой ученице, понятие о сторонах света, он взял её на руки и поставил на карту, висящую на доске. «Протяни в сторону руки», – громогласно провозгласил он. – И запомни на всю жизнь: сейчас ты смотришь на север, сзади тебя юг. По правую руку у тебя будет восток, а по левую – запад». В другой раз, крайне разозлившись, нарисовал мелом на лысой голове Костиного одноклассника, меридианы и параллели. А на макушке отметил полюс. Информация, преподанная подобным способом, навечно впечатывалась в мозг. Как клеймо на лоб. В итоге, даже самые завзятые двоечники, свободно оперировали географическими понятиями и могли, по жизни, дать фору практически любому собеседнику. Таков был учитель Максим Михайлович, по прозвищу Гроза.

Костя до сих пор робел пред бывшим педагогом, хотя с окончания школы прошло более десяти лет. Максим Михайлович лежал на кровати и был бледен. Левая рука его покоилась поверх одеяла, кисть её была перебинтована. Сквозь бинт проступало алое пятно.

– Здравствуй, Костя, – хрипло пробасил он. – С чем пожаловал? Я немного расклеился. Гриппую. Близко не подходи. И руку, сдуру, поранил стамеской! Жена настаивает, что надо укол сделать противостолбнячный. Да не хочу я уколов!

– Здравствуйте, Максим Михайлович! Не вовремя я припёрся… извините. Я много времени у вас не займу. Тут такое дело!

Костя вкратце рассказал о своей находке и связанными с ней событиями.

– В узел, говоришь, завязал, – усмехнулся учитель. – Да-а, ты любил позубоскалить. Помню твои школьные шуточки!

– Максим Михайлович, вы мне не верите? Вот смотрите…

Костя быстро расстегнул ворот рубашки, снял с шеи артефакт и протянул учителю:

– Вот этот самый оберег! Посмотрите на изображение.

– Подай-ка мне окуляры.

Нацепив на нос очки, он стал пристально изучать предмет, внимательно вглядываясь в изображение. Он не выказывал ни восторга, ни удивления, будто не раз сталкивался с подобными вещами. В лице отражалось лишь лёгкое недоумение.

– В куске антрацита, говоришь, нашёл? А, знаешь каков возраст антрацита? – покосился на Костю учитель.

– Несколько миллионов лет, – неуверенно ответил тот.

– Несколько миллионов, – передразнил Костю Максим Михайлович. – Чему я вас только учил! Не несколько миллионов, а четыреста миллионов лет. Девонский период! В то время был очень жаркий климат, и притяжение Земли было меньше, чем сейчас. Потому древние растения: плауны, хвощи, папоротники (изначальный материал для образования угля) достигали гигантских размеров.

Учитель помолчал, пристально вглядываясь в диковинное изображение, и продолжил:

– Возможно, артефакт был утерян среди диких плаунов. Впрочем, его могли, по нечаянности, утопить в торфяном болоте, спустя несколько миллионов лет, где перегнивал древний лес.

– Максим Михайлович, как вы думаете, это был пришелец?

Учитель повернул артефакт другой стороной, погладил его матовую поверхность и покачал головой.

– Кто ж знает, Костя! Не верю я в инопланетян. Возможно, это был путешественник во времени, человек из будущего. Например, сотрудник, какой-нибудь археологической экспедиции, – улыбнулся Максим Михайлович, и осторожно коснулся пальцем среднего углубления на пластине.

– Не делайте этого! – вскочил Костя. Но было поздно! По лицу учителя пробежала судорога. Он уронил прибор на одеяло и простонал. Затем резким, порывистым движением сбросил с себя одеяло и присел на край кровати. Его порозовевшее лицо выражало крайнюю степень изумления.

– Что это было, Костя? – прохрипел он.

– Вы случайно включили прибор.

Максим Михайлович опасливо посмотрел на лежащий, на подушке артефакт.

– Я всего лишь прикоснулся к этому углублению, – он показал на среднюю впадину на приборе. – И меня будто током ударило! Но это не было больно, – будто какой-то разряд пробежал от головы до ног. И ты знаешь… (он потёр ладонями грудь), я чувствую себя абсолютно здоровым. Никогда так себя не чувствовал!

В комнату, с бинтом и пузырьком в руке, вошла Таисия Ивановна.

– Ну что ты встал, Максим?! – проворчала она. – Тебе лежать надо! Присядь, перевязку сделаю. Надо рану обработать перекисью водорода.

Она положила ладонь на лоб мужа и пожала плечами:

– Лоб прохладный… видно аспирин подействовал. И бледность прошла…

– Да здоров я! – пробасил Максим Михайлович. – И вылечил меня этот доктор (он показал на смущённого Костю).

– Здоров он! – усмехнулась Таисия Ивановна. – Так быстро не выздоравливают! Давай руку. – И стала осторожно разматывать бинт. Обнажив травмированную ладонь, она с недоумением уставилась на место травмы.

– И где же рана? Не вижу я её что-то…

Она машинально сгребла со стола очки, нацепила их на нос и снова посмотрела на ладонь мужа. В комнате повисло напряжённое молчание. Шесть пар глаз, не отрываясь, смотрели на место предполагаемой раны. В глазах Таисии Ивановны был испуг, в глазах Кости – изумление, в глазах учителя – искорка радости. Но раны не было! Осталось только кровавое пятно на месте бывшей травмы. Первым пришёл в себя учитель.

– Намочи бинт фурацилином и вытри кровь, – обратился он к жене.

Та быстро удалила следы крови, затем осторожно пощупала ладонь: – Не больно? – И добавила, обращаясь, одновременно к мужу и к Косте: – Это что-то невероятное… Чудо! Даже шрама не осталось. Как такое возможно?!

– Оказывается, возможно! – ответил Максим Михайлович и покосился на прибор, лежащий на столе. – Сделай нам, пожалуйста, чайку. А мы ещё немного побалакаем.

– Ты понял, Костя, что произошло? – торжественно объявил учитель, провожая взглядом жену. – Вот этот первый режим, который испробовал ты – он сохраняет человека от травм и наделяет его невероятной силой. А этот режим (он показал на среднюю впадину) излечивает от физических травм и, попутно, уничтожает в организме всякую инфекцию. Ведь и от раны, и моего гриппа – даже следа не осталось! Какое чудное изобретение…

– Максим Михайлович, вы предполагаете, что это был человек из будущего? – продолжил Костя через паузу. – Как же тогда объяснить семь пальцев на руке? И вертикальные груди этой девушки? Не могли же люди так измениться в будущем мире.

– Да… это аргумент. Так кардинально измениться они вряд ли могли, – ответил учитель, разглядывая свою ладонь. И, вращая ею, добавил: – Хотя, кто может ручаться…. Что может произойти, например, через миллион лет. Останемся ли мы в теперешнем обличии?

Вошла хозяйка с подносом в руках, с нестираемым удивлением в лице. Поставила на стол поднос с чашками, бутерброды с сыром, и деликатно вышла, стараясь не мешать беседе учителя с учеником.

– Ты вот что Костя, – продолжил Максим Михайлович, прихлёбывая чай. – Пока о находке никому не говори. Надо хорошенько всё обдумать.

Учитель потёр лоб и, отставив чашку с чаем, нервно заходил по комнате. Его одолевали сомнения.

– Не думаю, что наука на современном этапе способна, хоть как-то, объяснить принцип действия этого аппарата. Не говоря уж о его техническом решении и возможности массового производства. Это всё равно, что младенцу уразуметь устройство сотового телефона. После бесплодных попыток его изучить, прибор из рук учёных, наверняка, попадёт в руки властных структур. В том числе спецслужб. И едва ли они удержатся от соблазна применить его в военных целях. Обезопасить, например, своих сотрудников от любого внешнего воздействия, будь то: пули, радиация, бактериологическое оружия; придать их телам неуязвимость и, тем самым, гарантировать себе победу. Какой правитель устоит перед таким соблазном? Приходило тебе это в голову? Это явно нарушит баланс противостоящих сил. Надо всё это, хорошенько, осмыслить.

(Продолжение следует)

X
Загрузка