Компания «Иллюзион» предоставляет услуги (14)

 
 
14. Компания «Иллюзион» без страховки
 
 
 
 
Ночь укладывает в изголовье радужные безделушки. Она высыпает бесценные одноразовые осколки и, вращая, запускает калейдоскоп ночного кинематографа. Ночь не подносит даров и не исполняет просьб. Но в угодное ей время начинает сеанс, который не волен отменить или перенести спящий – обреченный быть зрителем и акробатом под звездным куполом. Ночь не проверяет ни входной билет, ни надежность страховки. Ночь нежна и тревожна.
Утро мудреней вечера. Ибо, выскочив из темного туннеля на свет, оно уже имеет опыт спасенья и юную самоуверенность бессмертия. Отгородившись тьмой и чередой ярких картинок, ночь заботливо вылепливает грядущий день. Но если не дать ей достаточно времени – луч проектора не сожжет завесу экрана, и свет не выплеснется сквозь круглую дымящуюся пропалину наружу.
Июньская ночь коротка и трудолюбива. Уже в девять часов за Ленкой заедет машина, а еще чуть позже вызовет такси и уедет Иваныч. Конечно, они будут созваниваться. Первое время – всенепременно.
Ни свет ни заря – Игорек уже пьет чай на кухне. Вскоре подтягиваются и остальные. Жизнь каждого их них закладывает крутой вираж, и им не спится. Они сидят за столом, уткнувшись каждый в свою чашку.
- Счастье мое, как же я буду теперь без тебя? – смеется Игорек.
- Не будь эгоистом, - улыбается Ленка. – Называй меня просто Счастье.
- Да, как ты там в своем городе Солнца будешь? Да без нас?.. – вздыхает Иваныч. – Все-таки нам попроще.
- Как все, – отвечает Ленка.
Что мусолить тему? Все давно оговорено-переговорено.
Они молчат.
Проще всех, наверное, все-таки Игорьку. Он просто опять остается один в своей квартире. Почти своей…
- А давайте сходим в лес, - говорит он. – Там сейчас никого. И мы запомним, как нам было хорошо вместе.
В лес – так в лес. Вещи собраны с вечера. Солнце только поднимается. В небе – ни облачка.
Они приходят на ставок, чтобы попрощаться с лягушками. Царевны спят еще после ночного карнавала. Зато из прибрежных кустов выбирается котенок, приняв их за утренних рыбаков.
- У нас ничего нет, родной, - разводит руками Ленка.
Котенок жмется к ее ногам и заглядывает в ладошки.
У воды холодно. Иваныч отдает Ленке ветровку. Он один такой предусмотрительный. Нужно шевелиться. Они идут по тропинке к дубовой рощице. Котенок несмело бежит вслед. Потом разворачивается и возвращается на берег.
- Смотрите, - вдруг говорит Ленка. – Улитка.
- Я же говорил.
- Смотрите, какая она желтая, толстенькая, какие смешные у нее рожки. Я хочу ее сфоткать.
Она достает телефон и, ползая на четвереньках, снимает улитку.
- Какой у нее красивый домик…
 Ленка поднимается и делает несколько шагов по тропинке.
- Ой, еще одна. Смотрите, еще. Осторожно, не раздавите.
Они глядят под ноги.
- А осенью здесь, наверное, будут грибы, - говорит Иваныч, когда они идут через рощицу.
- Наверное, - соглашается Игорек. – Осенью мне будет тридцать лет. Приглашаю всех на пикник.
Какая-то большая птица едва не задевает их, пролетая над головами. Быть может, обычная горлица. Они бредут по грунтовой дороге, петляющей между деревьями.
- Как красиво. Как тихо, - говорит Ленка. – Неужели нельзя разойтись без мордобоя? Наверное, у них тоже хорошо – где-нибудь в Карпатах… Да? Ну, и пожелайте друг другу счастья. Квартира у каждого своя. Детей нет. Почему?
- Все дело в родственниках, - говорит Иваныч. – И в подругах. Ты отдала ему лучшие годы, говорят они. Неужели позволишь, чтобы теперь он был счастлив с другой?
- Я бы позволила.
- Поэтому тебя никто и не спрашивает.
Дорога поворачивает вправо и выходит из лесопосадки на незасеянный край поля.
­- Ух ты!.. – выдыхают все трое, и останавливаются, как зачарованные.
Метрах в тридцати от них над травой висит огромный воздушный шар.
- Я же говорил, - не веря себе, шепчет Игорек.
Своим окрасом купол похож на стираную линялую гимнастерку.
- Ни фига себе, - тихо говорит Ленка. – На парашюте в Крыму я летала. Но на шаре!..
Они переходят на полушепот, словно у дверей тайны, сулящей им неприятности.
- Помните, - опять шепчет Ленка, - в прошлом году молодожены приходили заказывать полет. Я даже связывались с ребятами из этой… как ее…
- Помолчи. Здесь что-то не так, - говорит Иваныч.
И действительно – шар, готовый подняться в небо, недвижимо висит над землей. Только теперь они замечают плетеную корзину, стоящую на траве.
- Может, он привязан к какому-то якорю или грузу? – пробует объяснить Игорек.
- Ничего не видно. И главное – никого вокруг.
- Давайте подойдем, - говорит Ленка.
- Не торопись.
- Хорошо.
Она достает телефон и, демонстративно прижав к губам указательный палец, несколько раз фиксирует чудо на камеру.
Иваныч бросает в сторону корзины камешек и пригибается, словно в ожидании взрыва.
Тишина. Никого.
- Может, там кто-нибудь в корзине? Или за ней?
- Спит? Спрятался под шариком-невидимкой?
- А огонек горит – как фитиль в газовой колонке.
- Подойдем?
Иваныч пожимает плечами.
Они выходят из-под деревьев.
- Смотрите, какой воздушный шар, - громко говорит Ленка, словно секунду назад узрела его.
- Да, шарик – что надо, - подхватывает Иваныч.
- Может, нас кто-нибудь покатает?
Они озираются. Никого нет.
Ленка уже заглядывает в корзину.
- Слушай, я вспомнила, как назывались эти ребята. Аэролюкс.
- Какая разница?
Ленка уже внутри.
- Здесь классно. Как гриб в лукошке. - Она подпрыгивает и хлопает в ладоши. – Влезайте ко мне.
- Ты только ничего не трогай, - предупреждает Иваныч.
- Да, - соглашается Ленка, хватаясь за все подряд. – Ой, что это?
Огонь с шумом вырывается из сопла горелки над головой, устремляясь внутрь купола.
- Если сожжем – не расплатимся до конца дней.
Ленка тут же отпускает рычаг.
- Ну, а для чего эта фигня? Они же так и летают…
- Не трогай, - повторяет Иваныч, и сам тянется к рычагу. Факел пламени, словно джин, вырывается на свободу, и тут же гаснет.
- А мы летим, - говорит Игорек.
Они все трое перегибаются через борт корзинки и глядят вниз.
- Ну, что делать?
Земля уже в пяти-семи метрах внизу, и продолжает медленно удаляться.
- И как мы теперь приземлимся?
- Воздух остынет – мы сядем. Ветра нет, никуда не улетим, - обещает Ленка.
Они, в самом деле, висят над одной точкой – ни вправо-влево, вверх-вниз. Как медвежонок, позарившийся на даровой мед. Ленка достает телефон – то ли звонить, то ли фотографировать.
- Тихо, кажется машина, - говорит Иваныч. – Сейчас нам будут вручать дипломы воздухоплавателей.
Он с надеждой и страхом глядит на колею, уходящую в рощу. Но дорога остается пустой, хотя звук все отчетливей и отчетливей.
- Самолет, - тихо произносит Игорек.
- Что? – переспрашивает Иваныч, и щурится в сторону солнца, откуда, уже понятно, и падает нарастающий рев двигателя.
Утро слепит глаза новенькими, с иголочки, лучами.
- Штурмовик.
- Ну?
Они не отводят глаз, полагаясь на звонкую милость неба.
- Это мой одноклассник, - говорит Ленка. – Он нас спасет.

 

X
Загрузка