Переводы из Целана

 
 
                                                                                        Авогадо. Манга. Деталь.
 
 
 
 
 
Свет дня
 
Волосатые пальцы монахов распахнули книгу: сентябрь.
Ясон мечет снег на всходящий посев.
Ожерелье из рук дал тебе лес, мертво шагаешь ты чрез канат.
Темная голубизна к стати твоих волос и я говорю о любви.
Я говорю раковинам, легким облакам,
 вот бот проливается почкой в дожде.
Чрез листающие пальцы бежит жеребенок.
Черно распахиваются ворота. Я пою:
 Как жили мы здесь?
 
 
 
 
 
Марианна
 
Нет сирени в твоих волосах, твой лик зеркального стекла,
от глаза к глазу плывет облако, как Содом на Вавилон,
как листву разрывает оно башню и беснуется на кустах серы.
 И молния бьет тебе вкруг рта: ущелье с фрагментами скрипки.
Снежнозубый некто ведет смычек: лучше звучал камыш.
Любимая, и ты – тоже камыш, а мы все – дождь:
вино бесподобное – тело твое, и мы пьем вдесятером:
 сердце твое – челн в пшенице, мы гоним его в ночь:
чарка голубизны легко скользишь ты по нам, и мы спим…
 Сотня выступает из шатра и, пируя, мы несем тебя к могиле.
 Вот зазвенел на облицовке мира твердый талер грез.
 
 
 
 
 
Полночь
 
Полночь. Клинками сна прибита в искрящиеся глаза.
Не кричи от боли: облака трепещут как полотенца.
Шелковистый ковер: так натянута между нами она,
 так танцуй же от мрака до мрака.
Черную они взяли флейту из живого ствола, и танцовщица входит.
Палец, сплетенный из пены морской, она погружает нам в глаз:
кто хочет здесь плакать?
- Никто. Блажено прочь семенит, огненные громче слышны литавры.
Она бросает нам кольца, мы ловим их на клинки.
Венчает ли нас? Это звучит черепицей, и я знаю опять:
смерть твоя была
не окраса мальвы.
 
 
 
 
 
Сочти миндаль
 
Сочти горечь, что бодрила тебя,
Причисли туда меня.
 
Я искал твой глаз, когда ты раскрыла его, и никто не глядел на тебя.
Я сплел ту тайную нить,
по которой роса твоей мысли
скользила в чаши,
охраняемые  изречением, не нашедшем пути ни к чьему сердцу.
Так ты вошла в свое имя.
И когда верной ногой ты идешь к себе,
на колокольне твоего молчания весело бьют  молотки.
 
Прижми услышанное к себе
И пусть мертвое обнимет тебя,
Вы пойдете в обнимку сквозь вечер.
 
Сделай меня горьким,
Причти к миндалинам.
 

X
Загрузка