Память

 
 
 
 
 
 
 
Память
 
Станция «Подлипки»! Станция «Подлипки»!
В ней, как соль, растворены молодости слитки.
 
Остывающий перрон, звуки электрички
Зажигают прошлых лет крохотные спички.
 
Прошлых лет, когда тобой время сладко пело,
Заглушая тихий стон скорбного предела…
 
Вечерок. Огни витрин. Мы идём по снегу.
Смотрит ласково на нас пасмурное небо.
 
За витринами цветы. Чей-то голос грубый…
Покупаешь розы ты. Мы идём до клуба.
 
Тихий город Королёв мимо нас проходит.
Дом культуры. И концерт. Новикова, вроде…
 
Сиротливые дома заметает вьюга.
Нам с тобой тогда никак было друг без друга.
 
Сколько лет уже прошло! Десять?.. Иль пятнадцать?..
Нет тебя со мной давно.
 
                                       Надо постараться
 
Пение былых времён, опьянев, услышать:
Вновь приехал я сюда, из вагона вышел…
 
Переход. Передо мной крохотная площадь.
Дождь. Осенний серый дождь день пустой полощет.
 
Покупаю водку. Пью. Хмель по венам хлипкий
Возвращает вас ко мне, Прошлые «Подлипки»!
 
 
 
 
Время вырастает из земли…
 
Время вырастает из земли,
Кучерявясь летними цветами…
Сорняком, желтеющим меж нами,
Времени соцветья расцвели.
 
Смотрят одноглазые на нас
Корневища, в наше беспокойство,
Отвергая всё мироустройство,
Что мы видим в профиль и анфас.
 
Прошлокрылых буден мотыльки –
Абрисы известных нам событий –
В том, что было намертво забыто,
Растворятся, чувствам вопреки.
 
Сорняки времён заглушат всё,
Вырастая стеблями до неба,
Жизни обжигающую негу
Обращая в бесконечный сон…
 
 
 
 
Всё сгорело в огнях времён…
 
Всё сгорело в огнях времён.
Память топчется на пепелище.
И былого смешливый сон
Места в сердце уже не ищет!
 
Одиноко стоят леса,
Искалеченные ветрами…
Кто со мною, и кто я сам?
Сгусток крови в открытой ране!
 
Бесконечностями везде
Нарисована неизбежность.
Кровожаднее каждый день
И скупее и страсть, и нежность.
 
Сиротливее поезда.
Неудачливее удачи.
Неуверенней слово «да».
Нерешаемее задачи…
 
Крепко скованы ты и я,
Крепко скованы все другие
Безысходностью бытия,
Беспощадностью ностальгии…
 
Справа катится красный шар.
Слева катится жёлтый шарик.
А меж ними судьба, кружа
По болоту,
                дорогу шарит.
 
Но болот бесконечен строй.
И шаров бесконечно много…
Оттого и несчастий – рой!
Оттого-то и жизнь – убога!
 
 
 
 
 
Жажда былого
 
Выходи! И не смей мне перечить.
По трясинам огни подожги.
Так давно я хотел этой встречи,
Но в округе не видно ни зги!
 
Чую, ты надо мною смеёшься,
Где-то там, в голубых камышах.
Между кочек змеиных крадёшься,
Без огней по трясинам кружа.
 
Может, ты подбираешься сзади,
Чтобы муча меня удавить…
Может, темью болотною глядя,
Всё мигаешь звездой, визави!
 
Примешь ты и позор и страданье,
Если в гробе седых облаков
Лунный труп оживит твои тайны,
Выпуская во тьму мотыльков.
 
Все они устремятся к тебе же,
Ослепят, защекочут тебя.
Звёздный нож на кусочки разрежет
То, чем был,  дорогое губя!
 
Потому что ты в прошлом, в прошедшем
Сам – до метра, секунды… Ты весь –
Это мир мой былой, сумасшедший.
Был, и нет тебя более здесь!
 
Но так часто тебя не хватает,
Что в объятьях нелепых трясин
Я прошу: возврати свои тайны!
Ты же раб мой… и мой господин!
 
 
 
 
Три стайки яблонь…
 
Три стайки яблонь молодых
На луг из леса прибежали.
Смотрю приветливо на них
Как на врагов моей печали.
 
Простор поёт, простор звенит
Пичугой малой в гуще сада.
Пронзает чувств моих зенит
Неотвратимости досада…
 
На каждой ветке времена
Бутончик алый распустили.
Тебя хватает мне сполна,
Земной и небыли и были.
 
Но страшно оттого, что здесь
Всё будет точно так, как было,
Когда привычной жизни песнь
Заглушит тишина могилы.
 
 
 
 
 
Скрепляя слова…
 
Скрепляя слова – то пружинистой мыслью,
То гибкого чувства незримой скобой,
Рисуем узоры сверкающих смыслов
И слышим грядущего тихий гобой.
 
Цепочки и звенья, пружины и скобы:
Работает сложно лихой механизм.
Но часто бывают погрешности, чтобы
Не просто, не тихо давалась нам жизнь!
 
Замкнуться, сцепиться, оставить зазоры
В пространстве событий, и мыслей, и чувств,
Чтоб смыслы менялись, менялись узоры,
Чтоб мир оказался таинственно пуст!
 
Чтоб время, скользя немотой по событьям,
Слегка приглушало их яростный крик.
Цепочки и звенья… прозренья… наитья…
Так много сюжетов! Так много интриг!..

 

X
Загрузка