Цены растут!? Порешаем задачки…

 

В начале 2011 года в интернет-журнале «Топос» были опубликованы заметки автора «Рок децильного коэффициента» о том, что резкая дифференциация доходов сама по себе является первопричиной роста цен, уменьшения объема рынка в физических показателях, невосприимчивости экономики к модернизации и инновациям.
 
За прошедшее с тех пор время по теме публикации стала доступна некоторая дополнительная информация. Во-первых, автор был приятно удивлен, узнав, что его взгляды совпали с точкой зрения нобелевского лауреата 2008 года по экономике Пола Кругмана по поводу событий в экономике США в 30-х – 50-х годах. Во-вторых, последовавшие в 2011 году массовые протесты населения в 80 странах мира, в том числе и самых высокоразвитых, против возрастающей дифференциации доходов подтвердили актуальность догадок автора. В-третьих - автор получил ряд критических замечаний по поводу того, что приведенный в заметках пример роста цен является неубедительным и может быть иллюстрацией лишь к некоторому частному случаю.
 
Первые два обстоятельства придали уверенности автору. А по поводу третьего обстоятельства – перечитал заметки заново и согласился с критическими замечаниями. Пожалуй, действительно нужен пример на цифрах. Попытаюсь и на цифрах.
 
Итак, «…похоже, ни ограничения денежной массы (по Кудрину. Таки по нему, ибо мы пока расхлебывает последствия его рецептов, а новый министр финансов еще свою позицию никак не обозначил), ни штрафные санкции антимонопольной службы (по Путину), ни конкуренция (по Ирине Мицуовне) ничего с ростом цен поделать не в состоянии».
 
Попробуем смоделировать поведение продавцов на простых числовых примерах, доступных для понимания на основе знания четырех действий арифметики и начальных сведений об экономических взаимоотношениях. Любой желающий сможет проверить эти вычисления, добавив к расчетам любое количество нулей в выборке, и/или дополнить либо опровергнуть приводимые доводы, при необходимости с учетом уточняющих коэффициентов и зависимостей.
 
Предположим, некий производитель имеет издержки в производстве товара 100 (10 000) рублей за штуку и выходит с этим товаром на конкурентный рынок. Без всякого давления, барьеров и злоупотреблений. Чтобы назначить продажную цену, он проведет исследования спроса. Теоретически подкованный производитель разошлет опросные листы, обработает статистические сводки, изучит социальный состав и предпочтения выбранного сегмента рынка. Производитель попроще проведет пробные продажи. В конце концов они выяснят, что, например, за цену в 110 рублей (11 000 рублей) согласятся купить их товар 20 покупателей (2 000 покупателей). За 120 рублей – только 9 из этих 20-ти. Все результаты их изысканий представим в таблице 1.
 
Таблица 1
Издержки
100 руб/шт
Продажи   Вариант 1 
Цена, руб/шт
КолΣ
Колi
Сумма прибыли, руб.
Сумма выручки, руб.
Н/уд. спрос, чел
Н/уд. спрос, руб.
Экономия, руб.
1
2
3
4
5
6
7
8
110
20
11
200
2200
--
--
 
120
9
4
180
1080
--
--
40
130
5
3
150
650
--
--
60
140
2
1
80
280
--
--
30
150
1
1
50
150
--
--
40
Итого
 
 
 
2370 *)
 
 
170
Н/уд
 
 
 
 
 
 
 
Доля рынка
100%
 
 
92,8%
 
 
7,2%
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
*) В итоговой строке столбца 5 указан совокупный платежеспособный спрос на данный товар: сумма выручки по выбранной цене в совокупности с суммой экономии покупателей (итоговая строка столбца 8).
 
В столбце 2 указан объем спроса в штуках за соответствующую цену. В столбце 3 – количество покупателей, имеющих средства для приобретения товара за данную цену.
 
Сумма прибыли (столбец 4) определяется как произведение разницы между выбранной ценой (столбец 1) и суммой издержек (100 рублей) на выявленный объем продаж (столбец 2).
 
Сумма выручки (столбец 5) – произведение выбранной цены (столбец 1) на объем продаж (столбец 2).
 
Логично предположить, что предприниматель захочет назначить такую цену на свой товар, при которой он получит максимальную сумму прибыли. Произведя несложные подсчеты, можно видеть, что максимальную выгоду продавец получит при цене в 110 рублей за штуку. Заметим, что этот вывод сформировался совершенно самостоятельно, без всяческого «сговора» или «конкуренции». На основе естественного корыстного интереса к собственной выгоде. Соответственно, если и есть смысл о чем-нибудь «сговариваться» – так это о той же самой минимальной цене. А это ясно и без сговора.
 
Имеет смысл оценить результаты такого предпринимательского решения для экономики в целом и – самое главное! – для покупателей.
 
Видно, что спрос покупателей, желающих приобрести данный товар, удовлетворен полностью. Кроме того, более состоятельные покупатели, имеющие средства для приобретения товара по цене 120 – 150 рублей (их оказалось 9 человек), получат совокупную экономию (столбец 8) в сумме 170 рублей (7,2% платежеспособного спроса на данный товар). Экономия для каждой категории покупателей определяется как произведение разницы между ценой, по которой они были готовы купить этот товар (столбец 1) (для которой у них были припасены деньги) и назначенной продавцом ценой (1 строка 1 столбца), на количество покупателей соответствующего уровня благосостояния (столбец 3). Эти деньги (фонд накопления) могут быть без ущерба для удовлетворения собственных потребностей помещены на срочный депозит и составят «длинные» кредитные ресурсы банков, так необходимые для модернизаций, инноваций и прочих долгосрочных инвестиций (это, часом, не те «инвестиционные ресурсы», которые Президент выпрашивает у мировой финансовой элиты в Давосе?).
 
Кроме того, следует иметь в виду, что для извлечения такой максимальной выгоды предпринимателю придется организовать масштабное производство. Для этого ему потребуется создать много рабочих мест. А для этого как раз пригодятся те самые свободные 7,2 % платежеспособного спроса, лежащие на долгосрочных депозитах. Благостная картина! Именно то, к чему призывает Президент! Причем, без всякого «стимулирования» или «контроля». По собственной инициативе каждого предпринимателя, даже без всякой конкуренции. Из законных соображений собственной корысти.
 
В экономической науке зависимости объема продаж от цены наглядно изображаются на графиках платежеспособного спроса. В качестве количественной характеристики вида этих графиков можно рассматривать децильный коэффициент – отношение доходов 10% самых состоятельных покупателей к доходам 10% самых бедных покупателей.
 
Ситуация, которую мы выше рассмотрели (вариант 1), изображается монотонной пологой кривой и называется эластичным спросом. Вообще говоря, децильный коэффициент и крутизна кривых платежеспособного спроса определяются в результате достаточно сложных социологических исследований с учетом многих взаимосвязанных параметров: социального положения, возраста, личных предпочтений массы покупателей. Однако, некоторые приблизительные оценки можно сделать уже на основе представленной кривой.
 
Предположим, что рассматриваемая кривая отражает обобщенные предпочтения покупателей и подобным же образом покупатели распределяют все свои доходы на все потребные блага. Десятипроцентная доля от 20 покупателей составит 2 человека. Для двух самых обеспеченных покупателей для данного товара значимой является сумма в 10 рублей, при повышении цены на которую они откажутся от покупки. Для двух самых обездоленных покупателей значимой является сумма в 2 рубля (при повышении цены на 10 рублей – от 110 до 120 – отказались от покупки 10 человек). Таким образом децильный коэффициент где-то около 5. Что соответствует развитым стабильным экономикам. Потому, видать, они и стабильные.
 
Ну, а что делать, если потребность в рассматриваемом товаре есть более, чем у 20 человек? Возможно, что эта цифра всплыла в ходе маркетинговых исследований просто потому, что у каких-то покупателей «есть желание, но нет возможностей». В связи с этим Премьер-министр вполне логично регулярно дает поручения увеличить размер пенсий, некоторые депутаты Госдумы выступают с инициативой увеличить размер минимального размера оплаты труда. Но министр финансов сопротивляется до последней возможности – якобы все бесполезно: просто вырастут цены. Попробуем просчитать.
 
Попытаемся вбросить на рынок дополнительные доходы. Процентов на 10, но при сохранении вышепоказанных пропорций по группам покупателей. То есть при сохранении благоприятного децильного коэффициента из первого примера. Сохранении – пусть так! – нерыночными методами. Из учебника экономикс известно, что увеличение доходов покупателей является для кривой спроса неценовым фактором и эквидистантно сдвигает кривую вправо. Результаты «сдвига» представлены в таблице 2 и изображены на графике вариант 2.
 
Таблица 2
 
Издержки
100 руб/шт
Продажи   Вариант 2 
Цена, руб/шт
КолΣ
Колi
Сумма прибыли, руб.
Сумма выручки, руб.
Н/уд. спрос, чел
Н/уд. спрос, руб.
Экономия, руб.
1
2
3
4
5
6
7
8
110
22
12
220
2420
--
--
--
120
10
4
200
1200
--
--
40
130
6
3
180
780
--
--
60
140
3
1
120
420
--
--
30
150
2
2
100
300
--
--
80
Итого
 
 
 
2630 *)
 
 
210
Н/уд
 
 
 
 
 
 
 
Доля рынка
100%
 
 
92%
 
 
8%
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Из сравнения первого и второго вариантов таблиц видно, что платежеспособный спрос (итоговая строка столбца 5) увеличился с 2370 до 2630 рублей – на 11%. В той же пропорции увеличивается объем продаж (столбец 5) – растет объем ВВП, потребное количество рабочих мест (уменьшается безработица) – хорошо!
 
Предприниматель увеличивает массу прибыли (столбец 4) – опять хорошо! Еще 2 покупателя получили возможность удовлетворить свои потребности (столбец 2) – снова хорошо! За счет увеличения суммы экономии состоятельных покупателей (столбец 8) увеличился объем долгосрочных кредитных ресурсов для развития экономики – все время хорошо! И что самое удивительное – без всяких «штрафных санкций», «контроля» и прочих административных прелестей, просто за счет личной корысти предпринимателей. Им так выгодно! Но ведь все этовыгодно всем.
 
А как же страшилки Алексея Леонидовича Кудрина насчет неизбежного роста цены при вбросе дополнительной денежной массы? Чего-то не видно: максимальная сумма прибыли образуется у предпринимателя по-прежнему при минимальной цене в 110 рублей (первая строка), только за счет увеличения объема продаж. Так что – начинаем без удержу накачивать экономику деньгами?
 
Воздержимся пока. Давайте попытаемся просчитать и другие варианты. Необходимо напомнить, что благоприятный вариант развития событий на рынке был получен при значении децильного коэффициента около 5. Второй вариант был рассчитан в предположении, что пропорции денежных вливаний по покупательским стратам (то есть децильный коэффициент) сохранятся прежними и спрос останется эластичным. Результат оказался еще более привлекательным.
 
Интересно, а как поведут себя продавцы, если покупательский спрос будет существенно деформирован в сторону увеличения децильного коэффициента? Если увеличение денежной массы на те же 10 % будет распределено только среди состоятельной части покупателей. Подобное распределение дополнительных доходов покупателей представлено в таблице 3 и на графике вариант 3.
 
Таблица 3
 
Издержки
100 руб/шт
Продажи   Вариант 3 
Цена, руб/шт
КолΣ
Колi
Сумма прибыли, руб.
Сумма выручки, руб.
Н/уд. спрос, чел
Н/уд. спрос, руб.
Экономия, руб.
1
2
3
4
5
6
7
8
110
20
10
200
2200
10
1100
 
120
10
3
200
1200
3
360
 
130
7
1
210
910
1
130
 
140
6
1
240
840
1
140
 
150
5
1
250
750
1
150
 
170
4
1
280
680
--
--
--
190
3
3
270
570
--
--
60
Итого
 
 
 
2620 **)
 
 
60
Н/уд
 
 
 
 
16
1880
 
Доля рынка
20%
 
 
25,9%
80%
71,7%
2,3%
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
**) В итоговой строке столбца 5 указан совокупный платежеспособный спрос на данный товар: сумма выручки по выбранной цене в совокупности с суммой неудовлетворенного спроса (итоговая строка столбца 7) и суммой экономии покупателей (итоговая строка столбца 8).
 
Из сравнения всех трех вариантов видно, что при увеличении денежной массы на рынке до того же объема, что и во 2 варианте (2620 рублей, итоговая строка столбца 5), в последнем случае интересы продавцов поменялись кардинально. Хотя платежеспособный спрос большинства покупателей остался без изменений, остался эластичным, но в левой части графика появился вроде бы незначительный по относительной доле (20% объема продаж), но явно выраженный участок неэластичного спроса. И 80% покупателей для продавцов как бы перестали существовать. Но не следует обвинять продавцов в мизантропии – «В тапера просим не стрелять: он играет как умеет».
 
Продавцы ведут себя так, как и должны поступать все предприниматели – они максимизируют свою прибыль. Этого максимума в 280 рублей (столбец 4) они достигают при цене продаж 170 рублей за штуку (столбец 1). Их рентабельность возрастает с 10% до 70%. Сумма их прибыли возрастает на 40% по сравнению с исходным вариантом. И это все – при увеличении денежной массы всего на 10,5%. Без всяких организационных усилий продавцов по оптимизации собственного производства и минимизации издержек, только за счет неэластичного спроса незначительной части самых состоятельных покупателей. Воспользовавшись логикой первого варианта, можно видеть, что подобный вид график платежеспособного спроса (и соответственно – стратегия продавцов) принимает при величине децильного коэффициента где-то около 30. Ничего не напоминает?...
 
Из рассмотрения третьего варианта становится ясной полная несостоятельность рецептов, например Ирины Мицуовны, и прочих либеральных экономистов, взывающих на каждом углу о снижении «налогового бремени» как условии снижения продажных цен. Видно, что назначать высокую цену продавцов понуждает не уровень их собственных издержек и не налоги, а состояние платежеспособного спроса. Еще раз просчитаем все три примера: даже если издержки уменьшатся в 2 раза, в 3 раза – продавцы назначают цену только в зависимости от того, почем товар будет куплен по критерию максимальной суммы прибыли. Они не сбросят с этой цены ни копейку, даже если товар достанется продавцам даром! Кстати, это публично признал в дискуссии на посиделках у Савелия Шустера на НТВ лет 5 назад известный либеральный экономист Сергей Алексашенко. «Подарки» в виде налоговых льгот только увеличат норму прибыли продавцов, что, в свою очередь, приведет к еще большей дифференциации доходов, а следовательно (см. вариант 3) – к еще большему повышению цен.
 
И здесь бессмысленно искать спасения от повышения цен в «конкуренции». Если максимальную сумму прибыли можно получить только за счет увеличения объема продаж (варианты 1, 2), то продавцы естественно будут состязаться за увеличение этого объема, минимизируя издержки и пытаясь, елико возможно, снижать цену. И вот здесь им могли бы помочь налоговые льготы. Но если спрос на рынке дает возможность увеличить сумму прибыли за счет увеличения цены без увеличения объема продаж (вариант 3), то они будут эту цену увеличивать до тех пор, пока увеличивается масса прибыли. В данном случае продавцы если и будут конкурировать, то разве что вокруг цены в 170 рублей и только неценовыми методами. И никакие штрафные санкции и ужесточение контроля не остановят продавцов на пути к повышению цен, если их к тому неумолимо тянет неэластичный платежеспособный спрос.
 
И бессмысленно искать в этом явлении чей-то злой умысел. Его там нет. Как нет злого умысла в законах природы, например в весеннем потеплении, даже если таяние снегов грозит смыть худо построенную дорогу. Поэтому пытаться запретами останавливать цены в этих условиях (не покушаясь на порядок распределения доходов среди покупателей) можно с тем же успехом, что и законодательно пытаться останавливать приход весны.
 
Остается сухо констатировать, что общеэкономические и социальные показатели в третьем варианте полетели в пропасть. Объем продаж и в физических объемах, и в денежном выражении упал на 80%. Объем долгосрочных кредитных ресурсов сократился с 8% до 2,3% платежеспособного спроса. Да и к чему эти ресурсы, количество-то рабочих мест сократилось в 5 раз: ведь нужно выпускать всего 4 единицы продукции вместо 20. Тогда для чего нужны какие-то «инновации»? А 1880 рублей неудовлетворенного спроса вряд ли будут положены на срочные депозиты. 16 человек будут держать деньги, припасенные для приобретения данного товара, в тумбочке, чтобы при случае все-таки совершить вожделенную покупку, либо положат в банки на счета «до востребования», пополняя «короткие» кредитные ресурсы, которые совершенно не подходят для долгосрочных инновационных проектов. Ну, уж социальную напряженность здесь поминать всуе не будем.
 
Ну, вот теперь все в порядке: Кудрин рулит. Все как он и предсказывает: экономика в деньгах не нуждается, даже минимальные денежные вливания в экономику приводят к значительному росту цен. Ну, а если внутренняя экономика в деньгах не нуждается, то деньги неминуемо потекут за рубеж. Закон сообщающихся сосудов. Природа.
 
Пожалуй, пора подвести некоторые итоги. Простейшие расчеты показывают, что само по себе привлечение в экономику дополнительных денежных средств не всегда приводит к росту цен. Если осуществлять эмиссию либо инвестиции в неразрывной связи с мерами по контролю за распределением средств по покупательским стратам, поддерживая благоприятное значение децильного коэффициента, то никаких неприятных последствий не наблюдается. Наоборот – происходит рост экономики при сохранении неизменных цен. Именно к такому выводу, оказывается, уже пришел Пол Кругман, рассматривая регулирующую деятельность Франклина Делано Рузвельта и Дуайта Эйзенхауэра в Соединенных Штатах Америки. Но вот неконтролируемый рост децильного коэффициента неизбежно приводит к росту цен и снижению объема продаж, даже при сохранении неизменного объема денежных агрегатов. Желающие могут убедиться в этом, проведя необходимые расчеты любой сложности на любой выборке.
 
«Таким образом, причиной возникновения главных проблем в развитии российской экономики – и стагнации производства, и инфляции, и невосприимчивости к инновациям – является ничем не оправданный децильный коэффициент и сохраняющиеся условия его воспроизводства. Этот коэффициент именно причина, а не сопутствующий неблагоприятный фактор. … Поэтому без принятия комплексных законодательных и организационных мер (для начала – явственного выражения политической воли) по исключению способов неэквивалентно завышенной концентрации денег у экономических субъектов говорить о развитии России в принципе бессмысленно». (об условиях воспроизводства нынешнего уродливого децильного коэффициента см. заметки автора) Ну, а ежели политическая воля в принципе не предполагает никакого ограничения никаких способов личного безграничного обогащения, то уж сотрясать воздух насчет «инноваций» или «модернизации», вообще говоря, неприлично.
 
Безусловно, полный комплекс мероприятий по регулированию распределения валового внутреннего продукта должен быть подготовлен специалистами и быть выверен юридически. Но смысл их – расширение любыми методами внутреннего платежеспособного спроса как базы для интенсивного развития экономики в целом, причем в рамках достигнутого внутреннего валового продукта. В этом вероятно состоит основная – возможно единственная! – экономическая функция государства. При этом никакой идеологии! Чистая арифметика.
 
Вообще говоря, меры по рациональному урегулированию распределения валового внутреннего продукта известны и широко применяются во многих успешных странах. Они вовсе не предполагают «отнимания» или изъятия собственности. Это меры именно регулирования, но в то же время жесткого контроля исполнения принятых мер по обеспечению благоприятного децильного коэффициента всей мощью государственной машины.
 
В частности, в числе этих мер можно рассматривать:
  • назначение минимального размера оплаты труда не менее двукратного прожиточного минимума. Чтобы работающий гражданин мог без унижения прожить сам и содержать хотя бы одного члена своей семьи, участвуя при этом в формировании значительного и разнообразного внутреннего спроса. Да попутно пополняя бюджет налогами на доход физических лиц (НДФЛ).
  • установление единой для всех отраслей, форм собственности и обязательной к исполнению тарифной сетки. Чтобы исключить бредовую и разлагающую экономику ситуацию, когда квалифицированный и образованный работник (инженер, врач, научный работник, тем более с ученой степенью) – где бы он ни работал – получает зарплату меньше подсобного рабочего (продавца, грузчика, офис-менеджера). Иначе про модернизацию лучше и не вспоминать.
  • установление основного способа взимания налогов по принципу налога на вмененный доход, рассчитанного на основе экономически обоснованных нормативов. Чтобы в принципе исключить фокусы, когда успешное предприятие за счет схем «налогового планирования» показывает в течение многих лет практически нулевую рентабельность и таким образом «весьма скромно» участвует в формировании доходной части государственного и муниципального бюджета. При формировании ставок налога учет расходов на аутсорсинг и всевозможные посреднические услуги устанавливать по типу четвертого абзаца части 1 статьи 269 части второй Налогового кодекса (кстати, почему-то отмененного с 2011 года).
  • само собой разумеющееся – введение резко прогрессивной шкалы НДФЛ с одновременным разрешением включения расходов на капиталообразующие инвестиции на территории России в число производственных расходов.
  • само собой разумеющееся – драконовские меры по отношению ко всем участникам коррупционных схем, а не только к взяткополучателям. Это тем более актуально, что, например, по заявлению Генри Марковича Резника (программа В. Р. Соловьева «Поединок» на НТВ 13.10.2011) более 75% случаев взяток происходит по инициативе взяткодателей, а не вследствие «вымогательства чиновников».
  • введение практики назначения санкций к должностным лицам органов государственной власти за нарушение установленных норм регулирования не по наличию «корыстного умысла» нарушителей, выявленного в результате «состязательных» дебатов, а просто по доказанному факту события нарушения, даже если «злого умысла» выявить не удалось. В конце концов – «Простота хуже воровства», а Dura lex, sedlex.
 
Следует, правда, иметь в виду, что реализация подобных мер неизбежно приведет к разорению значительной доли российских предпринимателей. Ну, как минимум – к существенному снижению нормы прибыли. Двукратного увеличения состояния за год у представителей сотки Forbes уж точно не получится. Именно тех, которые строят свои предприятия не на совершенствовании организации производства и внедрении современных производительных технологий, а лишь на вульгарной «забывчивости» расплатиться должным образом со своими работниками и контрагентами. Ну, да уж это как получится. От существования подобных предприятий с пещерным уровнем организации деятельности только страдает репутация российского хозяйства. Оставшиеся только быстрее подтянутся до мирового уровня.
 
«Впрочем, о чем это я? Существующие представительные органы власти и местного самоуправления – от земского собрания самого скромного сельского поселения до Государственной Думы – на 90 % персонально состоят из бенефициаров существующей экономической системы. Ключевые фигуры исполнительной ветви власти – та же группа лиц (с учетом определения статьи 9 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ). Поэтому рассчитывать на то, что эти органы примут какие бы то ни было законодательные и/или организационные меры, ограничивающие их личные доходы, вряд ли приходится».
 
Да и в нынешней предвыборной кампании ни одна, сколь-нибудь значимая, политическая партия в своих программах никаких действенных мер в этом направлении не предусматривает.
 
То, что мероприятий по перераспределению доходов не предлагает ЕдРо, это понятно. Представители этой партии как раз и составляют подавляющее большинство и в представительных, и в исполнительных органах власти. Не себя же им ограничивать. Понятны и широкие жесты этой партии в форме предложений о масштабных вливаниях в оборонный заказ, медицину, образование. С учетом принятых по инициативе этой партии законов о госучреждениях, об отмене тарифной сетки и им подобных, львиная доля всех бюджетных ассигнований будет на законном основании присвоена владельцами предприятий и первыми руководителями всяческих государственных учреждений и корпораций (членами ЕдРо). Ну, а за оставшиеся крохи вряд ли можно рассчитывать на успешное выполнение оборонного заказа или на революционные сдвиги в модернизации образования, науки, медицины.
 
В.В. Путин, похоже, не в курсе, что объявленное им повышение зарплат в образовании на 30% - это увеличение не конкретных зарплат общей массы учителей, а лишь общего фонда оплаты труда. А фонд этот разделяется примерно так: основная масса учителей по 5000 – 8000 рублей, а у директоров школ – по 100 000 – 200 000 рублей. Это как раз на основании новых нормативных актов, снявших ограничения по установлению оплаты труда себе, любимым. Подобная ситуация на основании тех же нормативных актов – и в прочих государственных учреждениях и предприятиях. Квалифицированная и талантливая молодежь в эти сферы не придет…
 
Конечно, КПРФ и СР традиционно исторгают в адрес олигархов ритуальные проклятия и столь же ритуальные заклинания о «поддержке отечественного производителя (сельского хозяйства, науки, образования…)». Правда, они, вероятно по забывчивости, не упоминают об источниках средств на эту самую поддержку, за исключением прогрессивного НДФЛ. Но, в соответствии с закрепленным в Налоговом кодексе принципом совокупного покрытия расходов бюджета, все дополнительные средства от прогрессивного НДФЛ растворятся в бюджете и на повышение доходов широких масс населения (на массовый платежеспособный спрос) никак не повлияют. Более того, львиная доля бюджетных вливаний в науку, образование, промышленность и в этом случае будет успешно присвоена «отечественными» предпринимателями и топ-менеджерами (весьма малой толикой населения), усугубляя нынешнюю ситуацию. Да, впрочем, и другие смелые предложения (вроде изъятия природной ренты) этих радикальных оппозиционеров никого не пугают, поскольку никакими реальными силами и средствами не подкреплены. Кто изымать-то будет: самоотверженные пенсионерки – безусловно лично честные, но ни к чему толком не способные – от КПРФ или рафинированные интеллигенты – безусловно чуждые любому принуждению – из числа последователей СР?
 
В общем, надо приготовиться, что цены будут только расти. Я извиняюсь – объективная реальность в ощущениях.

X
Загрузка