Русская философия. Совершенное мышление 195. Гоголь - философ смерти

 

Ф. Моллер. Портрет Н. В. Гоголя, 1840
 
 

Смерть – феномен тотальный и имеет силу во всей вселенной; каждое существо, от частицы, звёздной системы и до самой вселенной, неизбежно претерпит сингулярность – то, что происходит один раз, разрыв пространственно-временного континуума, к которому события стремились, пока не разрешились уникальным исходом, – смертью. Впрочем, перейду на повседневный разговорный язык, на котором может говорить, который может воспринимать и даже понимать любой.

     Смерть предстоит каждому человеку, но почти никто смерть не воспринимает, не потому, что смерть не имеет предметной формы (смерть предметна, как любой другой феномен, например, совесть или кровать, но, как любой другой феномен, смерть окружена пустотой, имеет свой горизонт событий, для преодоления которого необходимо провести специальную работу), а потому, что её предметность феноменальна. Феноменальна и предметность кровати, но воспринимать предметность кровати человек научился, тогда как предметность смерти – пока нет.

     Ви'дение – не фантазия и не воображение, на котором так настаивал Лев Шестов, и не интуиция, которой так гордился Николай Бердяев, ви'дение – это явленность предметности феномена или, что то же самое, феноменальности предмета. Представший подростку Гоголю огненный ангел смерти – это именно предметная форма смерти, которая с этого момента может стать предметностью смерти для каждого, пусть этим каждым станет только один человек или даже вообще никто. Почти всем знакома предметная форма смерти в образе скелета с косой, распространён и образ старухи, например, старухи Даниила Хармса, который также не продукт воображения или фантазии впечатлительного художника/поэта.

     Один из императивов современной цивилизации, сформулированный Кантом, гласит: поступай так, чтобы максима твоего поведения могла стать нормой всеобщего законодательства. Гоголь, удержав внимание на явившемся ему или представшим перед ним в виде огненного ангела феномене смерти, поступил с этим нечаянным, неожиданным событием своей жизни как настоящий философ: он воспринял это событие как начало, как такое событие, которое станет решаюшим для всей его жизни. Задайте себе вопрос: есть ли в вашей жизни хоть одно такое событие, которое вы смогли намеренно и свободно протянуть сквозь всю свою жизнь? Ответ в абсолютном большинстве случаев будет такой: да, есть, но протянул я его ненамеренно, без усилия, сам собой, и событием этим было – обида от унижения, возбуждение от удачи, ненависть от оскорбления и т.д.

     Не таков Николай Васильевич Гоголь: он не просто удержал в памяти ви'дение ангела смерти, но непрерывно (не в физическом, конечно, смысле, а в смысле метафизическом) удерживал это событие в памяти, результатом чего стало не просто повторение этого ви'дения, но работа!!! с ним. Вот что закрыто от нас за семью печатями, мы даже не представляем себе, что нет никакого достоинства в том, чтобы встретиться лицом к лицу с тем или иным, иногда очень редким или до этого случая вообще недоступным феноменом, – это происходит не раз почти с каждым; мы не понимаем, что достоинство каждого как человека заключается в том, чтобы извлечь из этой – случайной – встречи смысл, чтобы превратить случай в закон, в связующую нить своей жизни, в многосторонний, совершенный опыт, обогатив этим и себя, и всех других, чтобы "отклониться", не найти или придумать свой путь, опираясь на своеволие Бердяева или произвол Шестова, а превратить случившееся с тобой со-бытие в своё бытиё.

     Твёрдое решение помнить представший ему феномен смерти и удержанное на этом внимание позволили Гоголю – при новой встречи со смертью – быть к этому более готовым и более внимательным, и как следствие – рассмотреть! представший ему феномен и даже заглянуть ему в глаза, "заживо посмотреть в вечность", по словам Николая Васильевича. Следы этой работы можно найти и в его письмах, и в его сочинениях. Опыт ви'дения или визионерский опыт – один из видов собственно философской работы; так любой вывод из двух самых простых посылок, например, получение двойки из сложения двух единиц, является действием ви'дения (некоторые философы употребляют в этом случае термин "созерцание" или "медитация"). Подпольный миллионер Корейко так ловко умножал и делил сложные числа не просто потому, что умел хорошо считать, это умеют многие, а потому, что был способен к предметному ви'дению сложных чисел. Гений Месси не в том, что у него быстрые ноги и быстрый ум, этого добра везде в достатке, а в том, что у него развит опыт предметного видения игры в мяч, когда он ви'дит (а не знает, догадывается и т.д.) всю полноту положения и динамику передвижения всех игроков на поле.

     По мере накопления опыта ви'дения огненного ангела смерти, опыта, который растянулся на несколько десятилетий, Гоголь стал осторожно и понемногу вступать с ним в общение! Что неминуемо – при дальнейшем развитии опыта – привело к завершению этого опыта во всей его полноте; начав с секундного предстояния смерти в детстве, Николай Васильевич довёл этот опыт до его логического завершения, то есть целостного, всестороннего, полностью намеренного и производимого во всей ясности внимания – теперь уже не предстояния, а действительного живого испытания смерти. Не победы над смертью, не избегания смерти, не игры со смертью и даже не исследования её, что пытался сделать Толстой, а живого общения с ней.

     Какой уникальный, бесценный и совершенно неоценённый человечеством опыт, с такой силой осуществлённый русским философом – Николаем Васильевичем Гоголем! Впрочем, что ещё следует ожидать от тех, кто находится в беспамятстве уже при жизни, а о смерти помнит только потому, что всю свою жизнь от неё убегает.

X
Загрузка