Русская философия. Совершенное мышление 179. Максимы мышления

 

 

 

 

     Нет ничего легче, чем философствовать.

     Нет ничего труднее, чем думать, мыслить.

     Попробую сравнить первое со вторым, рассуждение с размышлением, и, если, получится, сформулировать правила мышления, которые могут помочь тем, кому это интересно или даже необходимо, прежде всего в целях контроля своих размышлений. Для решения этой задачи использую статью Антона Райкова "Аксиома Декарта (или "Эволюции сознания")", в которой я нахожу одновременно и рассуждения автора статьи, и размышления Декарта.

     Поставив известную максиму Декарта в качестве эпиграфа и в качестве ссылки к эпиграфу – цитату из "Размышлений о первой философии" Декарта, автор продолжает: "Первоочевидно лишь существование сознания, но не тела". Смотрю цитату Декарта и нахожу в ней следующие термины: ''ум'', ''дух'', ''разум'', ''вещь истинная и поистине сущая'', ''вещь мыслящая'', ''я''. Терминов ''сознание'' и ''тело'' у Декарта нет, при этом все термины Декарта фиксируют начальную точку его размышления и правило её сохранения, а именно: ''установив факт мышления, необходимо только мыслить'', или ''обнаружив себя мыслящим, мыслящим и оставайся''. Мыслит ли человек, или камень, или сама вселенная, значения здесь не имеет. Итак, первое правило мышления:

     - факт существования мышления определяет существование мыслящим и только мыслящим

     Автор статьи продолжает: "Но здесь мы сталкиваемся с серьёзнейшей проблемой – поскольку само слово "существование" в первую очередь подразумевает именно существование тела, а не сознания..." Вот так, одним шагом, Антон Райков из размышления переступает в рассуждение, которое он  основывает на "подразумевании". Для Декарта "существование" означает именно "существование" и, соответственно, существование, случившееся как мысль, означает "мыслящее и только мыслящее существование". Для Райкова в первую очередь имеет значение его подразумевание, но не фактический шаг. Мераб Мамардашвили вспоминал, что некто охарактеризовал Декарта как того, кто "так хорошо пошел (начал, шагнул)". Отсюда второе правило:

     - будь последователен, иначе перестанешь мыслить

     Сам термин "существование" может подразумевать только самого себя, то есть именно существование, или сущее, существование чего бы то ни было без каких бы то ни было дополнительных приоритетов, предпочтений, подразумеваний. А вот "существование в первую очередь как существование тела, а не сознания" подразумевает только автор статьи и только он, после чего характеризует утверждение Декарта следующим образом: "изначально двусмысленно-неочевидное суждение..., требующее ряда уточнений," а именно:

     "1. Существование безлично".

     Как лёгок и воздушен мир подразумеваний: только что существование в первую очередь подразумевало существование тела, теперь оно в такую же очередь подразумевает безличное! А вокруг парят ряды уточнений:

     "2. Сознание личностно".

     Здесь можно заметить, что существование безлично, когда оно безлично, и лично, когда лично; в свою очередь, сознание личностно, когда оно личностно, и безлично, когда безлично, так что противоположение пунктов 1 и 2 мнимо, основано только на "уточнениях" автора. Извлекаю из этого следующее правило мышления:

     - привлечение посторонних мышлению уточнений и предположений мышление разрушает

     Антон Райков продолжает:

     "3. Сознание существует".

     Уже обнаружив себя мыслящим и таким образом существующим, автор снова постулирует существование, сделав шаг, отступает назад, то есть полагает, что живёт в обратимом мире и что он может бесконечно повторять одно и то же действие, топтаться на одном месте, возвращаться снова и снова в ту же самую точку, так, как будто с ним ничего не случилось. Поэтому здесь уместно следующее правило мысли:

     - повторное установление того же самого факта мышления невозможно, поскольку мышление необратимо

     "4. Как может сознание существовать, если оно личностно, а существование безличностно?

     5. Непонятно".

     Автор драматизирует ход своих рассуждений с помощью уточнений своих же подразумеваний, однако пока в этих рассуждениях нет ни понятного, ни непонятного. Далее следует:

     "6. Тело существует".

     Со следующей сноской: "хотя я и доказываю аксиому Декарта, но я... не Декарт и исхожу из очевидности тела." То есть автор исходит теперь не из очевидности или, как он пишет, "первоочевидности сознания", а уже из "очевидности тела". Таким образом, Райков прервал, так и не закончив, начатое рассуждение, после чего приступил к совершенно другому рассуждению. Что, в свою очередь, привело меня к очередному правилу мышления:

     - мышление существует только до тех пор, пока для него имеет силу факт его существования, то есть его (данного мышления) исходная точка

     Как только исходная точка размышления перестаёт быть для него действующей причиной, данное размышление заканчивается, из чего следует, что

     - мышление ограничено своим существованием

     Здесь можно добавить, что дополнительным названием рассматриваемой мною статьи является подзаголовок - "Эволюции сознания", в свете чего становится очевидным, что под эволюцией автор понимает, точнее, подразумевает не "производящее  самоформирование" (пользуясь терминологией Гегеля), а лёгкую игру воображения, ветерок Хлестакова, сдувающий в одном направлении всё, что оказалось под рукой. В этой статье Райкова, как в пьесе Гоголя, так много персонажей, что уже в самом начале статьи перестаешь удивляться стремительности их появления и исчезновения: к 6-му параграфу нам предстали – автор с портретом и книгой Декарта, сознание и тело, личное и безличное, существование, подразумевание и уточнение, драматическое вопрошание, понятный ответ и интригующее обещание, и, наконец, рожденный в СССР. Отсюда правило:

     - мыслящий всё время мышления один, одинок, не может быть никем и ничем замещён, заменен или подменён

     Продолжим:

     "7. С точки зрения сознания тело является носителем сознания."

     Автор с лёгкостью возвращается туда, откуда начал статью, на "точку зрения сознания", и видит теперь с неё то, что видно только с той точки зрения, на которую он перескочил на следующем шаге, поскольку с точки зрения сознания никакого тела, в том числе тела как носителя, не просматривается, о чём подробно и убедительно размышляет в цитированной книге Декарт. Что позволяет сформулировать очередную максиму мышления:

     - каждое мышление может иметь только одну точку зрения, открывающую доступный этой точке зрения горизонт размышления (существования) или, что то же самое, нельзя мыслить одновременно обо всём на свете, поскольку мышление ограничено фактом своего существования

     Чтобы выглядеть последовательным, Райкову приходится сидеть на нескольких стульях сразу, что, впрочем, для него не выглядит сложным, как не выглядит сложным для него и введение нового, взявшегося, видимо, всё из тех же подразумеваний, персонажа этой пьесы - "носителя сознания" и тут же, в следующем параграфе, ещё одного -

     "8. Благодаря сознанию носитель сознания осознаёт своё существование."

     Мировая философия разрабатывала феномен осознания в течение двух тысячелетий, Антону Райкову хватило нескольких прыжков-дуновений, в последнем из которых феноменом осознания "благодаря сознанию" (что бы это благодарение значило?) становится "носитель сознания" (уж не из гоголевского ли "Носа" персонаж?!). Спасибо, Антон, я теперь буду стараться придерживаться такого правила:

     - нельзя объединять разные размышления в одно, если эти размышления имеют разные факты существования (исходные точки)

     Восьмой параграф заканчивается невозможным для философа, но вполне приемлемым для философствующего здесь автора отнесением к третьему лицу: ""Я существую", говорит он, назовём же это Я - "Я существующее"."

     То есть, "я существую" говорит "носитель сознания", а вот это его Я "Я существующим" называет сам автор вместе с читателем. Из чего я с лёгким сердцем вывожу последнее в этом эссе правило совершенного мышления:

     - думать, мыслить, размышлять стоит только лично, самому, самим собой, от самого себя

X
Загрузка