Правила Марко Поло. Часть 3. Глава 14

Глава 14

У этой скотины не было даже водительских прав. Я выхватил у Джуди
ключи от ее «Мерседеса». На вездеходе мне было бы легче на
сегодняшней гололедице. Айрис вдогонку прокричала мне нечто, о
чем стоило бы задуматься.

– Ее мать позавчера вышла из тюрьмы. Живет где-то в Нью-Джерси. Я
сейчас же звоню в полицию.

Я вылетел на Меррик роад, все еще надеясь, что Монèк пошутила и
стоит где-нибудь у рыбного магазина. На вечерней улице было
пусто, как в лесу. Фасады домов мигали рождественской
иллюминацией. Любопытно, что чем ублюдочнее хозяева, тем больше на их
доме понавешено праздничных огней. Такие не обходятся без
каркасных скульптур Санта Клауса в санях, ведомого в наш мир
оленьей упряжкой.

Думать про огоньки времени не было. Если чернавка двигалась в
сторону города (что более вероятно), она выбрала бы 27-ю или
Лонг-Айленд Экспресс. Выход на этот хайвей был дальше, и, чтобы
избежать светофоров, она обязательно свернула бы с Флойда
именно на Санрайз. Я проскочил на красный: движение в такую
погоду не так интенсивно. Мне это было на руку – лишь бы выйти
на правильную дорогу. Я надеялся на ментов: преступление
серьезное, может быть, перехват уже начался. Другое дело, я
знал Монèк, знал, насколько она хитра. Даже наши догонялки с
Уолли могли ее многому научить. Если она затаилась где-нибудь
на тихой улочке в соседнем городке, шансов у полиции почти
не было. Вряд ли у нее хватило бы сноровки поменять
автомобиль, но перекрутить номерные знаки с какого-нибудь заметенного
снегом драндулета она могла в два счета.

Цель ее поступка была неясна. Отомстить? Поиграть в дочки-матери?
Попасть на передовицы газет, как ее идиотические
предшественники? Продать в бездетную семью? Я быстро сообразил, что Айрис
не имела с ней родственных отношений, а ее родная мамаша –
уголовница. Может, она хотела приобщиться таким образом к
моей жизни, что звучало совсем необъяснимо. Любовь – дело
темное. Я решил, что с ней случилась бабья истерика – самое
опасное и непредсказуемое в этом случае. «Дорога восходящего
солнца» просвечивала насквозь – ни одного огонька впереди. Ясно
было, что я облажался.

В районе Богемии я вышел на развязку и окольными путями добрался до
главного хайвея. О Наташе старался не думать. Телефона с
собой у меня не было. Я проехал миль тридцать в сторону
Нью-Йорка, матерясь на отсутствие полиции. Будто ничего не
случилось… Я всматривался в уходящие в зеркало заднего вида
автомобили. Ничего похожего на моего «Белого коня» не попадалось.
Возможно, я сам был не в своем уме, когда подумал неожиданно,
что девочка могла поехать в Порт Джефферсон, в столицу нашей
«любви». Я прокатил с этой мыслью еще миль десять, где-то в
графстве Насау развернулся и помчался назад, из последних
сил стараясь уверить себя, что нашел правильную разгадку.
Через час я спускался по 25-й мимо церкви Христа-младенца.
Отвернулся, чтобы не заплакать. Я даже не подозревал, насколько
дороги мне были эти два маленьких человечка. Ничего, кроме
них и Наташи, у меня не было. Остальное – пурга, отстой.

Праздничный мир играл электрическими лампочками. Я затормозил на
пустой обледенелой парковке и опустил голову на руль. Мостки,
уходящие в воду, были безлюдны, прибрежную воду сковал лед. Я
уставился ошалелыми глазами на жалкий фонарь над лавочкой
мороженого «Бена и Джерри», и вскоре он превратился в
ослепляющее плазменное светило. Я вылез из машины и побрел в
знакомый дайнер позвонить домой, подошел к работнику разменять
деньги. Высыпая мне в ладонь горстку квотеров*, парень улыбчиво
спросил:

– Где ваша черная подруга, сэр? Давно вас не было видно.

– Ее-то я и ищу, – ответил я, расставляя слова медленно, как кубики.
– Не появлялась?

– Нет, сэр. Но ваш корабль появлялся. Я даже записал число, когда
они швартовались здесь летом. Странно, что вас не было. Не
расстраивайтесь, вы

ничего не потеряли, сэр. Красивая барка, совсем новая. Все, что вы
могли сделать, – ее сфотографировать. Посмотрите, снимки
торжеств должны быть в Интернете. Вы ничего не потеряли, сэр.
Уверяю вас.

Я тоже улыбнулся ему в ответ.

– К сожалению, потерял, – и поплелся к платному телефону.

__________________________________________________________________

* Квотер – двадцатипятицентовая монетка.

X
Загрузка