Правила Марко Поло. Эпилог

ЭПИЛОГ

Моник остановили в Олбани на следующий день, когда она пыталась поселиться в гостинице без предъявления документов. Направлялась она в Канаду, надеялась, что там другие законы. Несмотря на фантастическую изобретательность и коварство, она все-таки оставалась ребенком. В дороге кормила малышей молочной смесью. Разбавляла ее на бензозаправках, где всегда можно получить горячую воду. Дети вернулись, как мне показалось, довольными. Говорят, не хотели расставаться с новой мамой. Свою выходку объяснила любовью к мистеру Роберту Салливену. Сказала, что хотела шантажировать его и вернуть детей в обмен на длительный, полноценный секс.

Странно, что вместо психиатрической лечебницы она попала в тюрьму. По стопам своей матери. Та отсидела длительный срок за распространение наркотиков. Айрис была бывшей нянькой Моник, беби-ситером, которой богатая преступница регулярно переводила хорошие деньги за присмотр за дочерью. За долгое время совместной жизни Моник, Айрис и Уолли стали родными людьми. Девочка считала их своими родителями, матери не писала и вообще старалась сделать все, чтобы о ней забыть. Наташа предлагала выкупить чернавку до суда. Добрая душа. Еще одно подтверждение того, что русские – принципиальные борцы с порядком и здравым смыслом. «Выкупить и отвезти в «Смит Пойнт мотель»», – подытожил я. Больше эту тему мы не поднимали.

Месяца через четыре я получил письмо из тюрьмы, находящейся где-то в маленьком городке штата Северная Каролина. От Моник Уильям Паркер. Я присвистнул: фамилия намекала на некоторую аристократичность.

Мо подробно описывала свой быт в колонии для несовершеннолетних, делилась планами на будущую жизнь. Она решила посвятить себя армии, конкретнее – авиации. Образование она почти получила, по возвращении собиралась наверстать упущенное, что позволяло ей в восемнадцать лет поступить в летную школу. Она надеялась на амнистию, хотя о длительности своего срока ничего не сообщала. Мне спросить было не у кого. С Сингатиками мы перестали общаться сразу же после того, как Айрис и Уолли вернули нам деньги. Чек пришел на следующий день после освобождения младенцев. Ребята явно что-то химичили: думаю, хотели повесить все свои хвосты на этот опостылевший Колин драйв и спокойно работать с другой землей. Поступок падчерицы разбудил их совесть. Дженнифер умерла. Моник попала за решетку. Все изменилось. Разве что Джон оставался в своем амплуа. Теперь он судился с матерью самоубийцы Грэга за моральные и материальные издержки (тот сильно перепачкал кровью помещение и не внес квартплату за месяц).

Девочка рассказывала о перспективах военной службы, но большее внимание уделяла привилегиям, которые она получит после. «Это отличный старт для новой жизни, – писала она. – После шести лет военной работы я становлюсь высококвалифицированным специалистом в нескольких областях, опытным летчиком. Я получаю существенные скидки на путешествия любым воздушным видом транспорта, включая вертолеты. Могу пройти специальные курсы и стать пилотом-инструктором, при желании могу получить высшее образование даже во время службы. Мне и моей семье дадут бесплатную медицинскую страховку, включая дантиста. Смогу пользоваться специализированными магазинами для военных, отдыхать в армейских санаториях и клубах. Раз в год мне будет положен трицатидневный отпуск, через двадцать лет я могу выйти на пенсию, сохраняя за собой многие привилегии».

Я порадовался, что она осталась такой же фантазеркой. В конце письма она сожалела о том, что у нас с ней ничего не вышло. Письмо заканчивалось словами: «Никто тебя не будет любить так, как я. Ты скоро поймешь это, и мы увидимся. Твоя Моник Уильям Паркер».

Я ответил ей коротко: «Дорогая Моник, корабль мы проворонили. Я был в Порте Джеффе, все выяснил. Не могу понять, как такое могло случиться. «Дженни МакМерфи» пришвартовалась там 25 августа 2004 года. Кажется, мы поссорились в тот день. Не помню, по какой причине. Не забывай о завещании.
Мы по-прежнему члены одного клуба. Все не так уж трагично. Если мы больше не увидимся в этой жизни, нам все равно придется лежать рядом на одном кладбище. Твой Боб
».

2004 – 2006 Лонг-Айленд – Москва

Автор благодарит очаровательных Ласточку (жену) и няню Галину Белову, которые на время освободили его от забот с детьми и сделали возможным написание этой книжки. Ксении Агалли, отредактировавшей текст, особенное спасибо

X
Загрузка