Русская философия. Совершенное мышление 62

Александр Дейнека. Никитка – первый русский летун. 1940.
 

Русские не умирают, потому что не живут.
Остальные умирают, потому что живут.
Русские не умирают, потому что живут.
Остальные умирают, потому что не живут.
Только жизнь живёт.
Только жизнь умирает.
Русские живут, потому что не умирают.
Остальные живут, потому что умирают.
Русские живут не потому, что умирают.
Остальные живут потому, что не умирают.
Жизнь рождается в жизни.
Жизнь умирает в жизни.
Русские бессмертны жизнью, потому что жизнь одна.
Остальные бессмертны жизнью, потому что жизней много.
Русские бессмертны смертью, потому что смерти нет.
Остальные бессмертны смертью, потому что смертей много.
Жизнь бессмертна, потому что есть жизнь.
Смерть бессмертна, потому что есть жизнь.
Русские живут жизнью, потому что жизнь одна.
Остальные живут жизнью, потому что жизней много.
Русские живут жизнью, потому что жизней много.
Остальные живут жизнью, потому что жизнь одна.
Многое живо одной жизнью.
Жизнь жива многим.
Русские живут одним, а живут и умирают многим.
Остальные живут и умирают многим.
Русские живут и не умирают одним.
Остальные не живут и не умирают одним.
Одно вмещает многое.
Многое вмещается в одном.
Русские рождаются с пуповиной.
Остальные рождаются без пуповины.
Поэтому русские окончательно не рождаются.
Поэтому остальные рождаются окончательно.
Живая связь живого.
Разорванная связь живого.
Пуповина не отпускает русского.
Отсутствие пуповины освобождает остальных.
Поэтому русские не умирают окончательно.
Поэтому остальные окончательно умирают.
Живое не окончательно.
Разорванное окончательно.
Пуповина не отпускает русского в жизнь.
Остальные свободны для жизни.
Пуповина не отпускает русского в смерть.
Остальные свободны для смерти.
Обречение на жизнь.
Обречение на смерть.
Пуповина живой связи даёт русскому любовь всего живого.
Отсутствие пуповины остальных даёт им любовь только к живому.
Пуповина отделяет русских от мёртвого и причиняет этим боль.
Любовь только к живому порождает в остальных боль мёртвого.
Любовь и боль одного.
Любовь и боль многого.
Цена живой связи русского высока.
Цена разорванности остальных высока.
Свобода русского в свободе жизни.
Свобода остальных в свободной жизни.
Свобода живой связи.
Свобода от живой связи.
Свобода жизни связывает русского.
Свободная жизнь связывает остальных.
Русский смотрит в глаза жизни. 
Остальные смотрят глазами жизни.
Жизнь себя не видит.
Жизнь видит всё.
Русские видят всё живым.
Остальные видят всё живым и мёртвым.
Русские видят всё мёртвым.
Остальные видят всё мёртвым и живым.
Живое одно. 
Живого и мёртвого много.
Русские видят одно.
Остальные видят только многое.
Русские не видят разницы.
Остальные видят только разницу.
Одно разнообразного.
Разнообразие одного.
Русские волят жизнь.
Остальные волят жизнь и смерть.
Русские волят одну жизнь.
Остальные волят многие жизни и смерти.
Жизнь одна.
Одна жизнь рождает равное количество жизней и смертей.
Одна воля жизни на всех русских.
Много воль жизни и смерти на всех остальных.
Один русский – одна воля жизни.
Каждый другой волит одну жизнь и одну смерть.
Воля жизни одна.
Воль жизней и смертей много.
Один русский равен всем русским.
Каждый другой равен только самому себе.
Все русские равны одному русскому.
Все остальные равны своей сумме.
Единство одного.
Единство многообразного.
Русские умножают волю жизни. 
Остальные множат жизнь воль.
Воля жизни множит русских.
Жизнь воль умножает остальных.
Жизнь воли одна и та же.
Многообразие жизни воль.
Пуповина жизни и воли даёт русскому веру.
Отсутствие пуповины жизни и воли даёт остальным веру.
Русский верит волей жизни.
Остальные верят волевой жизни.
Вера воли.
Воля веры.
Русский не может не верить жизни.
Остальные должны заставить себя верить.
Русский не может не верить воле.
Остальные полагаются на решение воли.
Вера воли жизни.
Вера воли жить.
Всё говорит русскому о беспредельном.
Всё врёт остальным.
Всё хочет помочь русскому.
Всё скрывается от остальных.
Всё говорит правду.
Всё врёт.
Русский видит всё отдельное как туман одного.
Остальные видят одно как скрытое отдельное.
Русский не видит ничего чужого.
Остальные видят всё как чужое.
Мираж одного.
Тайна отдельного.
Своё русского во всём.
Своё остальных в отдельном.
Русский имеет всё, не имея ничего.
Остальные имеют нечто, не имея остального.
Всё своего.
Своё всё.
Русский ничего не делает, чтобы иметь всё.
Остальные делают, чтобы иметь всё.
Русский ничего не делает, чтобы не иметь ничего.
Остальные делают, чтобы иметь хотя бы ничего.
Обладание всего.
Всё обладания.
Жизнь крепко держит русского.
Жизнь отпускает остальных.
Русский не держится за жизнь.
Остальные вцепились в жизнь.
Хватка жизни.
Жизнь хватки.
Жизнь проходит прямо перед лицом русского.
Остальные обращены к ней затылком.
Русский смотрит на отдельное затылком.
Остальные – глазами.
Очевидность жизни и слепота отдельного.
Очевидность отдельного и слепота жизни.
Русская вера в воле жизни.
Вера остальных – в воле к жизни.
Русская вера – в жизни происходящего.
Вера остальных – в происходящем как жизни.
Живой смысл.
Смысл жизни.
Происходящее – конец пуповины русского.
Остальные начинают с происходящего.
Русское происходящее живёт одним.
Остальные множат происходящее.
Жизнь происходящего. 
Происходящее жизни.
Русский не живёт вчера, сегодня, завтра.
Остальные живут прошлым, настоящим и будущим.
Время русского – мерцание.
Время остальных – дление.
Время жизни.
Жизнь времени.
Пуповина жизни удерживает пространство русского.
Отсутствие пуповины остальных пространство освобождает.
Русский движется внутрь разворачивающегося пространства.
Остальные – вовне.
Беспредельность самой жизни.
Беспредельность порождённого жизнью.
Пространство и время русских свёрнуто внутрь жизни.
Пространство и время остальных развёрнуто от жизни.
Русский летит в жизнь.
Остальные летят жизнью.
Стихия полёта.
Полёт стихии.
Свобода, воля и вера русского дают ему мудрость покоя.
Свобода, воля и вера остальных дают им мудрость знания.
Мудрость покоя русского в живом сне, дрёме.
Мудрость знания остальных - в действии.
Мудрость живого сна.
Мудрость бодрости.
Живой сон русского связывает происходящее с жизнью.
Мудрость бодрости остальных находит в происходящем жизнь.
Живой сон русского творит происходящее живым.
Мудрость бодрости остальных поддерживает живое в происходящем.
Ответственность живого.
Ответственность за живое.
Мудрость русского – в творении жизни.
Мудрость остальных – в сотворении жизни.
Глупость русского – в сотворении жизни. 
Глупость остальных – в творении жизни.
Мудрый на месте.
Глупый везде.
Мудрость русского удерживает его внимание на стихии жизни.
Мудрость остальных сохраняет их внимание на действии.
Удержанное внимание русского создаёт намерение жизни.
Сохранённое внимание остальных создаёт намерение действия.
Намерение жизни.
Намерения действия.
Намерение жизни русских одно, хотя создаётся многими.
Намерение жизни остальных многообразно, хотя создаётся одной жизнью.
Намерение действия русских многообразно, потому что создаётся многими.
Намерение действия остальных одно, хотя создаётся многими.
Жизнь намерения.
Действие намерения.
Русский может действовать только в намерении жизни.
Остальные могут действовать только в намерении действия.
Намерение жизни формирует действие русского.
Намерение действия остальных формирует их намерение жизни.
Имманентность жизни.
Имманентность действию.
Опыт русского накапливается действием в намерении жизни. 
Опыт остальных – жизнью в намерении действия.
Без действия жизнь русского пуста.
Без жизни действие остальных пусто.
Живое действие.
Действие жизни.
Русский учится действовать.
Остальные учатся жить.
Русские учатся видеть разницу.
Остальные учатся видеть одно.
Быть собой.
Учиться другому.
Русский видит других как себя – с пуповиной.
Остальные видят русских как себя – без пуповины.
Поэтому русский не видит других, а только себя.
Поэтому остальные не видят русского, а только себя.
Видящий слеп.
Слепой видит.
Чтобы увидеть других, русскому надо учиться видеть жизнь как многое.
Чтобы увидеть русского, остальным надо учиться видеть жизнь как одно.
Чтобы остаться собой, русским надо помнить жизнь.
Чтобы остаться собой, остальным надо помнить себя.
Русским надо перестать быть только русскими.
Остальным надо перестать быть только самими собой.
Одно и многое.
Многое и одно.
Русские могут быть не только русскими.
Остальные могут быть не только сами собой.
Русские всё равно останутся русскими.
Остальным не избежать быть собой.
Живое может быть всем.
Всё может быть живым!

Александр Дейнека. Сбитый ас.1943.

X
Загрузка