Вино

один


 целлулоид (1947)

с целлулоидной куклой в кармане
мы с папой идем
мимо магазинных витрин
где
в окнах стоят
целлулоидные менекены
мы идем
в кино
где
целлулоидная лента
темнота
черные стены
и на экране – 
море


пять (1946)

воскресенье и запах угля
мыло
пар
таз
мама моет меня на кухне
мне 5 лет

два


3.

думаю в трамвае о море сжимая в кармане бутылку вина купленную
в магазине у остановки чтобы по дороге внутри железного механизма
согревать себе брюхо и не испытывать страха все эти долгие пятьдесят
минут до места назначения незаметно отхлебываю никто не видит
и тепло медленно расползается теперь не боюсь думаю о море какое
оно я видел его в кино но в кино ничего не понятно и никак не
сосредоточиться думаешь о пальцах ольги сидящей рядом и в кармане
незаметно считаешь деньги хватит ли потом на то и на это или может
не хватит какого же оно цвета синее ли зеленое ли электричество
зажигается темно еще 2/3 бутылки грузинское сегодня не пожалел
денег потому что печально скоро доеду море оно шумит в голове
словно я мертвый словно в пустом кино на утреннем сеансе а потом
в одиночестве к киоску за папиросами



(мыло)

нет ветра и
запах мыловаренной фабрики колпаком накрыл окрестности.
выйдя на балкон, увидишь
фабричный двор через улицу, и
погрузку ящиков с мылом.
еще увидишь рабочего с папиросой в зубах,
думающего о тех девушках, которые
может быть будут
темнеющими зимними утрами
умывать этим мылом  
свои сонные лица.

грузия

пойти в винную лавку смотреть на бутылки и думать о грузии
и еще – купить карту, или
вырвать из атласа.
сложить вчетверо и в кармане
спрятать.
доставать только по воскресеньям
или в головах кровати повесить.

6.

в тусклом кинотеатре в кинофильме мелькает море
утренний сеанс
тертые пиджаки тунеядцев
постукивание трамваев за стенами
холодно и клонит в сон
на экране целуются
засыпаю
снится снег, такой же,
как тот, что падает сейчас снаружи
на магазин БЕЛГРАД и окрестные улицы,
пустые как сердце

7.

снова зима греюсь газом
стою у плиты тяну руки
за окном снег и
винный шум в моих
внутренностях
раздавлен зимой
словно насекомое

8.

бросил окурок огляделся
зашел на кладбище смотреть
фотографии мертвых
оловянная амальгама их глаз блестит
тускло как море о котором у тебя сохранились
детские воспоминания

9.

винная лавка находилась тут недалеко
или лучше сказать поблизости но ты
никогда не ходил туда
слушая последние известия по радио
жизнь тихо протекала на фабрике
где ты мастерил табуретки
и в кинотеатрах
10.

за домами танцуют
и от ветра с пустырей
на глазах слезы
вино в головах
и семена сорной травы
путаются в волосах
среди развешенного белья
в сердцах – 
пустота и угасающая любовь

продавщица в пуговичном магазине думает о своем возлюбленном
– рабочем с мебельной фабрики

подарил бумажную розу.
наверное он
подобрал ее на кладбище
12.

море на газетной фотографии из киоска союзпечати
ты вырезал его из газеты и повесил на стену кухни
зажигая керогаз ты любуешься им среди наступивших осенних дней

три

заснул

заснул в тихом вокзале на какой-то станции

и увидел во сне море конечно же

даже кажется улыбнулся сквозь сон потом проснулся чемодан украли
и вообще непонятно что вокруг за местность и как здесь оказался



четыре

14.


море появляется между домами то тут то там тихое как слабоумная
дочка соседки так долго мы едем к нему на трамвае между домов
но оно не становится ближе горит трамвайное электричество и кондуктор
бормочет свои остановки шум моря не слышен нам здесь только шорох
газет и одежды подумаешь вдруг верный ли это номер и может быть
мы едем совсем не к морю и вагоновожатый завезет нас в пустые
пустыри на окраине начинается дождь нет мы никуда сегодня не попадем

15.

с опасной бритвой в кармане
хожу по приморскому городу
рассматриваю северное небо
тяжелое как оловянное зеркало
и захожу в чайную
хлебать желтый чай и греться

крым. один

смотришь на море, и в нем теряешься
за спиной ялта, впереди море и таблички
НЕ КУПАТЬСЯ, ВОДА ОТРАВЛЕНА
податься некуда

пять


17.

в поезде украли чемодан со всеми вещами смена белья газета советский
спорт и банка зубного порошка.

тем не менее я достиг места своего назначения и шатался по городу.

болели зубы. один раз проверили документы. я выпил кефира и пошел
в парк.



шесть


18.

запах угля и тихая радость
воскресенье
снова ушел в улицы

19.

шум в голове умирающего кажется ему осенним морем.
сады виноградники плетеное кресло глаз лошади.

X
Загрузка