Диалоги с Сергеем Жариковым на исходе лета. Продолжение



Текст содержит ненормативную лексику

Жизнетворчество в музыке: ДК как адепты вещного карнавала


Д. И.: Вот, это весьма важная историко-культурная
информация по первенству знаменитого высказывания о грибном поле
Ленина... К слову, сам В.И. (по недавно обнародованным текстам
Крупской) был ЗАЯДЛЫМ грибником и, что важнее — грибы ему САМИ
открывались. В тех местах , где НИКТО не мог найти грибов — Ленин
их находил! Малявки — шапотные ЧУЯЛИ своего! Я
об этом писал
, кстати.

Интересно, обсуждали ли вы с Курехиным опыты радикально-конкретного
муз. Авангарда парижских Шеффера, Анри и Бейля (конец сороковых
— начало пятидесятых). Скрежетание натуральных предметов,
исходящее из цивильнейших французских филармоний, хронологически
чуть было не совпадало с левацким студенческим Революсьеном,
всколыхнувшем Париж в конце шестидесятых. Интересно было бы узнать,
как вы с Курехиным относились в ТЕ времена к Революции Вообще
и к Революции Духа в частности — отождествляли ли вы западных
леваков с социалистическим Ужасом России?

С. Ж.: Да, Денис, хороший вопрос, потому
что Сергея абсолютно не интересовал контент «русских философов
серебряного века», действительно, достаточно банальный. Он буквально
упивался их позиционными масками — тем действительно любопытным
стилем, а по существу драйвом, которым булгако-бердяевы цепляли
малоразвитую российскую интеллигенцию. Битлы русской популярной
мысли не проповедовали и не учили жить так долго привыкавшую к
духоте публику, а просто торговали кислородными подушками. Это
не секрет, что Курёхина в первую очередь интересовала практика
высоколобого попса, а не теория авангарда и уж, тем более, не
музыка. Перефразируя Эко, можно без иронии сказать, что Сергей
Курёхин постоянно заучивал наизусть Имя Розы, которое безусловно
стало навязчивым контекстом всех его творческих экспериментов.

Если я правильно понял, слово «хохма» можно перевести и как
«мудрость»? В данном случае Курёхин был тонким и мудрым человеком.
В какой-то степени даже брезгливым, в принципе не переваривавшим
напыщенной местечковости. Гребенщикова, например, он считал абсолютно
комичным персонажем и очень элегантно и, тем не менее, зло обстебал
его в своём «Детском Альбоме». Тот факт, что Гребень вряд ли когда
догадывался, но явно и по сей день не догадывается о «подвохе»
второго, как тот считает, капитана — говорит не столько об утончённых
изысках его провокативной методы, сколько о качестве шмоток многих
наших «голых королей», а ещё больше — о КАЧЕСТВЕ курёхинского
видения мира. Он всегда хотел казаться выше собственных артефактов.

Наверное, именно поэтому его (как и меня, впрочем) НИКОГДА
не интересовал никакой манифестируемый революсьён: стратегии актуальной
элиты давно уже всем известны. Революционность это не идеология,
а склад характера. Нельзя же, наконец, отождествлять художественный
жест со жгучим желанием добровольных козлов пусть от обратного,
но отстаивать интересы реального хозяина. Революция — это удел
закомплексованных, задроченных компенсаторной паранойей персонажей,
старая как блядь стратегия на сохранение системного статус-кво
путём искусственного создания форс-мажорной ситуации. Кто такие
«революционеры»? Это те, кому дают трёху на пузырь, дают пинка
под жопу и говорят: «Поди, бля, сходи к Лёхе и дай ему пизды.
И скажи, бля, так, сука, если ты дальше будешь продолжать выёбываться,
придут большие и добавят так, что мало тебе, блять, точно не покажется.
НО ЛЁХА ДОЛЖЕН ЗНАТЬ, ЧТО ТЕБЯ ПОСЛАЛ К НЕМУ НЕ Я! Ты поэл?!»
— Да российский революционер давно уже всё понял! А Россия будет
в жопе ровно столько, сколько быки будут продолжать задавать тон
власти. Постоянная опора именно на быков, этих латентных пидоров;
бычьи нравы в коридорах власти — это и есть хрестоматийное бердяевское
«вечно-женственное в русском характере», увы.


Д. И.: Да-да, разумеется, соловьевско-бердяевская
вечнобабия «хохма» — есть Премудрость Божия. Отнюдь не смешная.
Мда... Каббалистическая субстанция — софийная примочка на пути
в Плерому... А, вот, интересно, бомбардировали ли вы такими взрывными
координатами
Ваш творческий Путь? Развеселить «мирное
течение событий» неким карнавальным P.R.-всплеском, сообщившим
бы совершенно иной вектор развитию событий личностных жизнетекстов...

С. Ж.: Как-то в самом начале перестройки
я накатил на самого себя и от своего имени телегу в журнал «Политическое
самообразование» с тиражом аж 4 миллиона(!) экз., которую те,
разумеется, с удовольствием напечатали, поскольку то, что я назвал
«телегой», представляло собой стилизованное письмо разгневанного
советского читателя на предмет того, какой вред приносит советской
молодёжи рок-музыка, но особенно антисоветская группа ДК, которую
немедленно надо запретить. Ситуация заключалась в том, что где-то
за полгода до этого «письма» группе ДК — тихой сапой и не без
помощи некоторых и по ныне клёво здравствующих околомузыкальных
«журналистов», что пророчествуют сегодня, кстати, «закат русского
рока» (по заказу, видимо, тех же инстанций) — полностью перекрыли
кислород, и необходимо было получить с властей хоть какие-то дивиденды.
Рок-тусовочные кликуши под улюлюкание «ждущих перемен» дебилов
советского рока тут же меня предали анафеме, как вдруг в какой-то
ещё более «молодежной» газете появляется ещё более возмущённое
и ещё более иезуитское по стилю «письмо профессионального советского
музыканта со стажем» Сергея Курёхина, «увидевшего воочию» концерт
ужасно вульгарной «Популярной Механики», где «срут на сцене лошади»
и т. д., «доколе» и т. п., не проявляют, в общем, комсомольские
организации на местах необходимой бдительности...


Д. И.: И как мы это сможем оценить?
Что это за загадочный тип действий-на-рынке-жизней?

С. Ж.: Что это? — а это Джаз. И ещё. У нас
не принято обсуждать чужие проекты. Оценочные категории — это
непрофессионально. Очевидно, что креативная стратегия мiра, точнее,
обеспечение его полноты невозможно без создания ситуаций на овладение
его собственными оппозициями. Это глянцевые мальчуки, охая, пишут
«рецензии» на предмет вставляет-не вставляет. Но они просто загружают
работой типографии. Мiр, максимум что может заработать, так это
— репутация, которая, в свою очередь, как правило и к сожалению,
почти автоматически входит в разряд всё тех же субъективных оценок.
Что такое, в конце концов, «оценка»? — Автобиография оценщика...

А вот Добрый Дедушка Ленин (ДДЛ) вряд ли имел представление
о реальных грибах. Он и слова-то такого трудного выговорить бы
не смог. «Крупа + ДДЛ» — это обоссывонистый PR-продукт второй
половины 50-х с их добрым, кукурузным «ильичом» в малороссийской
косоворотке. Уверяю вас, ещё немного, и вылез бы из каких-нибудь
архивных инферналий «легендарный» ботиночек Ильича, коим Вощщь
ещё ТОГДА демонстрировал узкосемейной базедовой общественности
свою небывалую человечность и бесконечную доброту, на что подлые
трокцысты и зиновенцы за глаза называли его не иначе, как «волюнтаристом».


Д. И.: А все-таки, как бы вы описали
отношение Курехина к Западу? И к Заппаду (Франко) тоже... Вот,
Добрый Д. Л.— как порядочный марксист и эмпириокритицист, конечно,
сильно был «развернут» в сторону дойчешпрахе,
а также, как мы знаем — «дойчебанка» — на колесах которого он
отнюдь не фигурально Вступил На Трон. Были ли вы — ваш тот круг
— скорее «оптимистами», или же уже тогда понимали, что Капитал
ничего экзистенциально хорошего социуму принести не может, что
Чистоган... и все такое... Ведь Капитан много бывал (в последние
годы) за границей, лицезрел воочию, так сказать... И никогда даже
не думал остаться? Вы сами никогда не задумывались об эмиграции?

С. Ж.: Строго говоря, Россия не является
государством. Россия — это территория, то есть страна, буквально.
Например, в УК РФ прописана уголовная ответственность за нападки
на «конституционный строй», однако, в Конституции РФ вообще не
указано, о каком КОНКРЕТНОМ строе идет речь. На дензнаках РФ,
например, отсутствует государственная символика. Вернее, там есть
нечто подобное гербу, но эта двуглавая красота не является Государственным
Гербом. И так далее.

А все дело в том, что в РФ различные группы населения живут
при различных конституционных строях. И каждая группа отвечает
за свой. Почему? Да потому, что номады не нуждаются в государстве.
Номады нуждаются в пространстве. И если строго конвертировать
схему, по которой это пространство организовано, в правовую валюту
запада, то политический уклад территории будет иметь все абсолютно
признаки феодально-рабовладельческого строя восточного типа. А
заявить об этом официально — лишний раз пернуть в лужу. И ДДЛ,
поэтому, никогда не был германофилом. Это всего лишь американские
сказки для первой ресторанно-цыганской волны бородачей в косоворотках.
ДДЛ представлял собой классический тип упёртого старовера, и деньги
получал он именно от них и их американских покровителей, страшно
боявшихся реального распада Петербургской химеры.
Типичная разработка Третьего Отделения николаевского кгб.

Эмиграция возможна лишь в правовом контексте, например, из
государства в государство. Из России же всегда БЕЖАЛИ. Ни я, ни
Курёхин никуда бежать никогда не собирались. Люди, если так можно
выразиться, «нашего круга» — мы живем при своем конституционном
строе и по-своему любим это пространство, и во многом отвечаем
за его население, которое некогда призвало именно нас навести
здесь порядок по типу «придите и володейте». Что ж, мы пришли
и володеем. «ВОСТОК» это и есть запад. И Дугин, кстати, в их числе.
Однако, «наше золото это не их золото» и т.д., и т.п. В частном
случае это действительно Фрэнк Заппад, да-да. Но пятёрышник не
мог быть немецким шпионом, это просто смешно.


Д. И.: Но, а что из «заппадного» вы
реально любили слушать в годы застойной жизни СССР? Очень интересно
было бы узнать, КАКУЮ музыку вы «по-наcтоящему» обсуждали с тем
же Курехиным. Заппадную? У Заппы — ведь очень много имеется нехилых
альбомов с завораживающей динамикой саунда. Но ведь таких музык
— сесилтейлоровый сонм. Как в нем не потеряться? У вас с Капитаном
был некий рецепт? Брайан Ино и Харольд Бадд трогали ваши жестоковыйные
мужицкие сердца? Проекты Джона Зорна, Джона же Лурье (что-то,
неспроста, видать, всех еврейских му зовут в Штатах Джонами) или
нечто более «камерное» — наподобие Роделиуса и Крамба — занимало
ваш досуг?

Не могу не задать также вопрос, за который Петр Мамонов чуть было
не метнул в меня табурет: нравится ли вам то, что делал и делает
Карлхайнц Шток~мюнк~хаузенъ, или... тсс... штатный гласс-райх-райлль-минимализм?

С. Ж.: Ха! Да ведь это то же самое, что
спрашивать футболиста — за какую тот болеет команду! Футболист
предпочитает играть в футбол, а не смотреть его по телевизору.
Хотя, да, мы все, наверное, на рубеже 80-х прошли через продвинутый
винил, но здесь я могу ответить только за себя. Всё это было,
да, и аккуратно записывалось на бобины школьного «Славича».

Любопытно. Ништяк. Но слушалось редко. Мои
интересы к информации всегда простирались относительно джаза прямо
в противоположную сторону «классической» музыки и то — только
«аутентики». Я до сих пор восхищаюсь Хорнонкуртом, сломавшим тонны
исполнительских клише. Его блестящие статьи, посвящённые музыкальным
диалектам — это интереснее, а главное, актуальнее Штокхаузена.
Я фанател Вильямом Кристи, собирал все его записи и публикации
о кумире иезуитов — Шарпентье; вощемто и щя скупаю пластинки классного
французского контртенора Жерара Леня, одно время даже подробно
вникал в особенности восприятия философии Ницше датчанином Карлом
Нильсоном и англичанином Фредериком Делиусом.


Д. И.: Фигуранты нашего дискурса —
Делиус и Роделиус — соотносятся примерно как Серль и Хуссерль,
с Владимиром Ибрагимовичем Эрлем, неустанно читающим Мерля...
Аутентичны ли они?

С. Ж.: Это смотря как на это дело посмотреть.
Основная тема моих любопытств это аутентичный мессидж
наиболее тёмных персонажей классической музыкальной литературы.
Ну, например: творческая мастерская «Морт+Арт» и её конкуренты
второй половины 19 века из музыкального ателье «Силя&Доси». Гайдн
— как великий музыкальный прикольщик. Оперы-поэмы Рихарда Штраусса
и матриархат. Отец современной рок-музыки Сергей Прокофьев и его
скифские музыкальные «нибелунги» во главе с вождём грибочников
Сэмэном Котко.


Д. И.: В то время, как Курехин...

С. Ж.: ...В отличие от Курёхина, меня никогда
не привлекал попс. Сергей всегда выстраивал дистанции
и «играл на понижение» — в пику, наверное, проникновенным питерским
провинциалам из эпигонов Вертинского, этих элитно-кабацких балалаечников
Северопальмиры. Прекрасно понимая, что весь тус построен на принципах
гомеопатической медицины, он, тем не менее, обожал налету ловить
их «модные» тусовочные темы и, как заправский джазист, развивал
в присущем ему бешеном ключе и тут же обратно бросал в публику,
впадая в настоящую эйфорию в том случае, когда никто из окружения
не мог с этой «темой» уже ничего больше сделать. Если условности
любого языка считать фашистским насилием, то Курёхина смело можно
назвать последовательным антифашистом. В этом плане он был абсолютно
питерским человеком и ярким певцом её тусы и всех её «поэтических»
слабостей. Как проницательно заметил блестящий критик Д. Иоффе
в одной из своих бессмертных статей, поэт не
только тот, кто пишет стихи, но и тот, кто им внемлет. Москва
же — город бояр, и «дистанция» здесь настолько имманентна его
телу, что никому даже в голову не придёт идея приторчать просто
от самого её наличия. Как, впрочем, и растаять от нежных провинциальных
проникновений. Здесь, наоборот, вкайф, когда ты изображаешь из
себя чайника (отсутствие дистанции). Потому что здесь царствуют
«понятия», и здесь нельзя обижать маленьких. И никогда не дадут
этого делать даже самим маленьким, что для такого маленького города,
как Ленинград, совсем не очевидно.


Д. И.: А вы сами — хотели бы когда-нибудь,
разнообразия ради, стать таким вот «московским боярином», подпоясавшись
расписным кушаком, выкатывать бочки черной икры на подворья общей
роскошествующей жизни?

Apropos блестящие критики... Было бы интересно
узнать, как вы оценивали актуальных тусеобразных журнальных «описателей»
нашего музыкального бытования — как полноправно-жирмунских «участников
художественного процесса», или несколько иначе, презрительно-деминутивно?
Персонажи плана Кана, Дмитриева, Ухова, но и попсоватого Дыброва-Троицкого,
не говоря уж о великом Барбане, специально интересовали этот герметический
полу-круг вас-и-Курехина?

С. Ж.: Их статус — по сути выброс из «темы»,
которая, в свою очередь, стала производной нашего быта. Из этой
обоймы можно вспомнить Колю Дмитриева и покойную Таню Диденко
— прекрасных администраторов по жизни и призванию. Со многими
я не знаком. Тем не менее, «метод» околомузыкальной публики, как
правило, основан на принципиальном неприятии музыки вообще, т.е.
буквальном страхе перед космополитичным драйвом Оригинального.
99% глянцевой тусы — это государевы слуги из общества «Память»,
и они восхищаются исключительно теми, с кем спали или бухали,
и уважают лишь тех, кто дал им отсосать. Они всегда ставят на
слабого. Именно для них мы, незадолго до его смерти, начали писать
«Протоколы-2» — наш роскошный сценарий захвата мира с красочными
картинами поедания очередных христианских младенцев в стиле немецкого
кино 20-х. Наш народ, наконец, должен заполучить порцию вожделенной
хотелки –завистливую «правду» одним и кровожадных фантомасов другим
— да так, чтоб всем мало не показалось!


Д. И.: Иногда и мне кажется, что в
редакциях многих русских газет и журналов засели архаические фантомасы,
не пущающие напротир СВЕЖУЮ поросль чу...

С. Ж.: У нас, к сожалению, не сложилось,
да, наверное, и не могло сложиться ни одного авторитетного издания,
где бы зрели и выросли кристаллы репутаций корпоративного свойства:
ну не может же, в конце концов, квалификация «критика-политрука»
имярек быть выше своего куратора из вышестоящей организации. А
других критиков у нас нетути... Да и власть-матушка у нас ревнивая
и не хочет, чтобы чужие играли в её игрушки. Знайте же, толстые
буржуины,— наш художественный сех оголтел и дико опасен, поскольку
никто не считает нужным пользоваться её самопальными гандонами.
Ага! Здесь всё настоящее пахнет погромом. Исключения, конечно
же, есть; но это не та тема, которую удовольствие всерьёз и без
зевоты поминать всуе.


Д. И.: Сергей Рютин в своем нашумевшем
тест-тексте «Смердь поколения Икс» вдохновенно
гуторит о некоем, по его мнению, «радикальном проекте» «Европейская
синергия»
, проектного дела постулировавшего идею «Единой
Европы»! = «Е-в-роты отечеств», где главным русским представителем
этой самой Синергии он поименовал именно вас,
Сергей.

Пиша-цитируя гламур в пассаже, где «...Роли распределены
— кто-то сидит на зоне, кто-то в Госдуме, кто-то — в резидентуре
“Тевель”»
. Вы знаетe, что означает, кстати, это ивритское
слово? Это важный Злак лурианства... В той же статье тот же Рютин
зело-метко-имхо охарактеризовал Бориса Г. Борисовича (цитирую
по нетвердой «Памяти»): «...Горис Бребенщиков — оплывший
на старости лет козодой-кумир — беззаботно-кислотный свингер-краковяк
был звано избран лично Ириной Андроповной, послужной корректоршей
журнала “Музыкальная жизнь”, из целой орды санкт-пидерски хиппующих
чу-особей. ...В то время, как другого свингера — Эдика Лиимонова
— перетащили из американской нужниковой клоаки в Парижъ по совету
опять-таки андроповской почки. Все они являются кондовыми чукотцкими
(даже чучмецко-кумыцкими) ком-со-мольцами. Их молельня — Хам Грядущий.
Их жалость: смрад Духовный. Комсомольская порода затромбировала
артерии, по которым должна течь живая кровь чистого антропоморфного
искусства...»
.

В том же контексте, уходя лишь в другой угол для перезарядки нагана,
ваши собственные заголоволочные слова, позволяющие достоевски
ВСЁ: «ДК. Бога нет».

С. Ж.: «Синергия» — не мой личный проект,
но — сериозная международня тусовка спецуры, куда, кстати, и Курёхин
бил челом. Мне действительно выдали диплом на организацию русского
филиала, и всё было сделано, но... Сместили француза Сенсира,
и опять, прикрываясь какой-то бабой из итальянских МАЛИНОВО-КРАСНЫХ,
стали вещать протухший, но актуально исламский бред про Европу
от Дублина до Владивостока. Во всей нашей (европейской) теневой
политической жизни америка всегда выступает либо под красными,
либо исламскими псевдонимами, осваивает, так сказать, свою противоположность.
Этот циничный цирк с собственной креатурой — Милошевичем и Хусейном,
надо думать, видели все. А ведь про наших исламоамериканских цэка
капээсэсников вроде бы такого не скажешь... Все они типа патриоты.
Средней Азии и Кавказа.


Д. И.: И тут, наверное, возникают
евреи...

С. Ж.: Вот сидели мы как-то с Рютиным в
думском буфете и ломали мацу на какой-то еврейский праздник. Длиннющая
депутатская очередь с буквально ФИОЛЕТОВЫМИ лицами пугливо косилась
на нас и, когда в образовавшейся тишине демонстративный хруст
достиг апогея, нас окликнул Архипов — типа что ещё тут такое.
Мы достаточно (чтобы очередь слышала) громко заявили, что являемся
представителями израильских спецслужб и ловим по думе антисемитов,
и что если его фамилия типа архипов, то он типа арестован. Через
несколько секунд от очереди не осталось и следа. Мы купили водки
и т. д. и т. п... :-)

80-е годы во главе с Троицким и Гребенщиковым — это действительно
крестовый поход геев под музыкальными штандартами, но не титульных
педерастов, а латентных — информаторов спецслужб, стукачей по
любви и призванию, мелких и крупных жополизов и т. п. Партия вывела
на авансцену истории всю, так сказать, элиту, держа её под «контролем».
В то время, как неприкасаемым высочайше разрешили повеселить толпу,
паханы (главы номенклатурных тейпов) просто разрывали на части
государственный пирог. Я не пойму только, почему Сергей Р. пишет
об этом в таком экзальтированном тоне. Это обычная практика всех
без исключения спецслужб, её, так сказать, основной ресурс. Отвлечение
внимания на негодный объект. А комсомол — как был, так и остаётся
школой коммунизма. Что же касается наличия бога, то да, блять,
надо было бы у Гагарина спросить.

ДК. Текста нет.



Окончание следует.


X
Загрузка