Проективный словарь философии. Новые понятия и термины. №3. Взаимодействие разума, общества и электронных сетей

В третий выпуск ПСФ вошли термины, характеризующие взаимодействие
разума, общества и электронных сетей: интеЛнет, соразум и синтеллект,
палеоной, нейросоциум, нооценоз.


интелнЕт (inteLnet, сокращение от intellectual
network, интеллектуальная сеть; буква «Л» посередине — прописная,
как выделенный знак отличия от «интернет») — межкультурное и междисциплинарное
сообщество для создания и распространения новых идей и интеллектуальных
движений через электронное пространство.

InteLnet in English

ИнтеЛнет
на русском

ИнтеЛнет — старейший интеллектуальный проект (с июня
1995 г.) и первое интерактивное устройство в области обмена и
регистрации гуманитарных идей в англоязычном
интернете
(награда лондонского Института социальных изобретений
за 1995).

Интернет в середине 1990-х гг. был, да и сейчас в основном остается,
каталогом разных ресурсов, информационной выставкой, а не рабочим
инструментом мышления. В интернет переносится то, что может существовать
и вне интернета, т.е. дублируются традиционные, бумажные средства
коммуникации. Отсюда и необходимость «осEтить» ум,
разбежаться мыслью по древу отсылок, сцеплений — соединить интернет
и интеллект. Так родился интеЛнет — попытка наполнить
интеллектуальным содержанием технические возможности Сети, интегрировать
движение сигналов с движением мысли, чтобы скорость электронных
импульсов множила концептуальные ходы и ассоциативные связи. Тут
уместно вспомнить, что древнегреческая богиня мудрости Афина была
также богиней прядильного искусства, и Паутина в какой-то степени
— дело ее рук.

ИнтеЛнет — интеллектуальная реплика Интернета, его
уменьшенное и углубленное подобие. Скорость электронных связей,
заимствованная у человеческой мысли, должна в мысль и вернуться,
из технической сферы — в гуманитарную. Сеть — новый инструмент
сознания
, гораздо более пластичный, чем ручка, бумага, книга...
Сеть так много говорит уму, потому что сам ум «сетеобразен». Философский
ум обычно мыслит гипертекстуально, мысли ветвятся в пространстве,
и необходимость выстроить их на бумаге, в линейно-временной последовательности,
искажает и уплощает мысль. Бумага — это двумерная плоскость плюс
однонаправленное время, а интернет — это трехмерный континуум,
где можно двигаться в любом направлении и менять написанное раньше,
т.е. обращать ход времени. В руки пишущему попадает как бы колоссальный,
сверхчеловеческий мозг, к которому он может по цепочке нейронов-линков
подключиться своим мозгом.

ИнтеЛнет возник как электронное развитие Банка новых
идей, маленькой московской институции, работавшей с конца 1986
г. в рамках московской междисциплинарной ассоциации «Образ и мысль».
Поначалу это была интерактивная программа приема, регистрации
и публичного обсуждения гуманитарных идей, выходящих за рамки
определенной специальности. Впоследствии интеЛнет вместил
в себя такие проекты, как Книга
книг: Словарь альтернативного мышления
; Дар
слова. Проективный словарь русского языка
; Веер
будущностей. Техно-гуманитарный вестник
и др. В электронном
пространстве возник пункт приема и раздачи новых идей — терминов,
понятий, теорий, которые могут вырастить генерацию новых умов.

На первых порах создания Сети ведущую роль играл образ Паутины
— нужно было ее соткать. С переходом интернета в стадию интеЛнета
выдвигается образ Улья и Сот. Паутина — это красивая, сложно сплетенная
ткань, когда же встает вопрос о наполнении сети, о том, чтобы
ее ячейки не просто сквозили, но держали и копили «мед мысли»,
то нужны соты и ульи, пасеки и пасечники. «Ах, тяжелые соты и
нежные сети!..» (О. Мандельштам). Электронные «нежные сети» уже
сплетены, пора загружать «тяжелые соты».

Мы находимся сейчас в самой ранней стадии электронной «соборности».
Интернет — прообраз того интеЛнета, который может в
конечном счете связать все мыслящие существа в единую интеллектуальную
сеть и стать средством интеграции сознаний, началом новой формы
разума — синтеллектa (соразумa) (см.).


соразум, синтеллЕкт (syntellect; стяжение
приставки «син-» , греч. syn, со-, и корня «интеллект») — соборный
разум, который образуется интеграцией индивидуальных сознаний
через сеть электронных коммуникаций; высшая ступень в создании
всечеловеческого нейро-квантового мозга.

По мере эволюции жизни мозг из крошечного придатка организма (ганглии
у беспозвоночных) превращается в центральный орган. Такая же эволюция
происходит и в истории цивилизации: увеличивается «мыслящий пласт»
в природе; геосфера и биосфера перерастают в ноосферу. Видимо,
будущее человечества — это ноокрАтия (от греч. noos
разум, и kratos власть), т.е. власть не отдельных индивидов или
социальных групп, а коллективного мозга, синтеллекта,
который сосредоточит в себе интеллектуальную потенцию всех мыслящих
существ и будет действовать как на биологической, так и на квантовой
основе.

Нынешний интернет — прообраз того интеЛнета, который
свяжет все мыслящие существа в единую интеллектуальную сеть и
станет средством интеграции множества сознаний, началом новой
формы сознания — соразума, синтеллекта.


палеонОй (paleonoic era; от греч. palaios,
древний + noos, разум) — эра древних форм коллективного разума
и примитивных интеллектуальных машин; одно из названий современной
эпохи.

Как была эра палеозоя (от греч. «zoe» — жизнь), так мы живем в
эру палеоноя, когда появляются первые искусственные
формы мыслящего вещества, когда разум выходит из замкнутого пространства
«черепа» и создает вычислительные машины и другие простейшие самодействующие
мыслительные приборы. В эпоху палеоноя человек, единственное
разумное существо в природе, впервые начинает ставить себя, хотя
бы гипотетически, проективно, в ряд других, внебиологическиx
форм разума: гуманоидов, киборгов (киберорганизмов), андроидов,
роботов.


нейросОциум (neurosociety, neurosociality;
от греч. neuron нерв, жила) — симбиоз мозга и социума; общество,
которое непосредственно управляется мозговыми процессами и в свою
очередь их контролирует. Это церебрально открытое общество
(ЦОО), в котором мозговые процессы технически освоены, выведены
наружу и прямо участвуют в информационных потоках и производственных
процессах. Развитие современных информационных технологий ведет
в перспективе к сращению всех линий коммуникации: церебральных
(между клетками мозга) и социо-культурных (между ячейками общества).
Со временем мозговые сигналы будут прямо передаваться по электронным
сетям.

Наряду с небывалым ускорением всех информационных процессов, нейросоциум
подвержен опасностям тоталитарного контроля. Мысли в принципе
могут читаться. Церебрально открытое общество может
потребовать от своих членов такой умственной аскезы, какой раньше
предавались только монахи и йоги. Ментальная «корректность» или
«гигиена» выработает привычку сурового мыследержания
— дисциплины управления своими мыслями, воздержания от общественно
опасных или греховных помыслов, как способ самоцензуры в нейросоциуме.
По логике антиутопии можно представить, что гражданину нейросоциума
будет позволено лишь иногда отключать свой высокоразвитый мозг
от сигнальной панели, которая станет передавать малейшие возбуждения
его нейронов в центральную диспетчерскую, планетарный или космический
«нус».


нооценОз (noocenosis, от греч. noos — ум
и koinos — общий) — совокупность идей, образов, ментальных предметов,
информационных полей, заполняющих данную материальную среду; характер
их отношений друг с другом и с этой средой, процесс их взаимодействия,
циркуляции. В системе научных понятий нооценоз так относится
к ноосфере, как биоценоз — к биосфере
. Каждая культура и
субкультура, профессиональная среда, общественный союз развивают
свой нооценоз, свой способ обмена идей, выживания и распространения
в ноосфере.

Понятие нооценоза побуждает по-новому осмыслить цели
и методы интеллектуального и, в частности, философского творчества
как строительства ментально-вербальной среды. Это лингвоархитектура,
идеоархитектура
— иной тип деятельности, чем создание отдельного
произведения (литературного, художественного, философского). Произведение
дискретно, а нооценоз непрерывен. Если рассматривать
архитектуру широко, как конструирование искусственной среды обитания,
то «произведение», как единица творчества, соответствует не всему
объему среды, а лишь обитающему в ней организму (в плане биоценоза)
или отдельному зданию (в плане архитектуры). Современная интеллектуальная
практика тяготеет к созданию нооценоза — целостной,
сплошной, серийной, континуальной среды обитания, по-разному сочетающей
многие архитектурные элементы: произведения, идеи, проекты, теории,
образы.

Философские системы прошлого сейчас представляются до-урбанистической
фазой в истории мысли, напоминают одинокие зАмки, торчащие на
поверхности пустыни: крепость Декарта, обнесенный рвом замок Канта,
циклопическое сооружение Гегеля... На рубеже 20–21 вв. меняется
сам тип архитектурного сознания в философии, сама архитектоника
мышления. Уже нельзя строить отдельные здания (системы) — нужно
создавать нооценоз, среду обитания, логические объемы
и переходы, которые часто остаются незамеченными, потому что мы
живем в них, как горожанин — в многоплановой и тотальной искусственной
среде. Здания, построенные раньше, не утрачивают своего значения
и вместимости, но они соединяются тысячами переходов, подвесных
мостов, многоуровневых эстакад и развязок — и уже не выглядят
столь пугающе одинокими и величественными, как раньше.

Концепция произведения как отдельной самодостаточной вещи, артефакта
соотносится с категорией авторства, индивида. Во всемирной сети
растет новая система понятий, где вместо дискретного текста или
произведения фигурируют текстуальные/информационные поля, «паутины».
А вместо авторов — доноры ноосистем, участники нооценоза,
партнеры по созданию ноосреды. Паутина (в том числе электронная)
— это и произведение паука, и среда его обитания. Произведение
перерастает своего автора и становится полем, сетью, средой. Отдельное
произведение как законченный продукт — репрессивная категория
разума, желающего держать все созданное под своим контролем. Ноосферный
автор
видит свою задачу в создании, поддержании, распространении
концептуальной среды, уходящей за горизонт, необозримой для него
самого. Ему мало произведения как достигнутого и владеемого результата
— и мало самого себя как автора. У него много имен, рассеянных
в просторах сети. Он не может собрать их всех воедино и сказать:
«это — я» (см. Гиперавторство).

Идеал «произведения» господствовал над творчеством, когда емкость
информационных средств была ничтожной по сравнению с объемом материальной
среды. Рукописи, книги, библиотеки в своей совокупности занимали
ничтожное место в мире, и разум в них занимался «обобщением»,
сокращением, редукцией мировых явлений, приспособляя их к крайне
ограниченным средствам хранения и передачи информации. Интернет
— это гигантский переворот в емкостях материального и информационного
миров, открывающий новые возможности для ускоренного нооценоза.
Создаются бесконечно емкие носители информации — электронные и
квантовые — и соответственно меняются законы интеллектуального
творчества: от создания законченного продукта — к созданию интеллектуальной
среды обитания.

Электронная сеть — более пластичная среда для выживания и распространения
мысли, чем бумага. Мысль не может осуществлять свою эфирно-скоростную
функцию, если она завязана на процессах вырубки лесов, изготовления
бумаги, издательской волокиты и т.д. Компьютерная среда создает
гораздо более успешный нооценоз — биоценоз мысли, и
эволюционно вытесняет бумажную печать.


Лит.: Marvin Minsky. The Society of
Mind. New York et al.: Simon &Schuster, 1988; Pierre Levy. Collective
Intelligence: Mankind's Emerging World in Cyberspace. NY, London:
Plenum Trade, 1997; Ray Kurzweil. The Age of Spiritual Machines.
NY: Penguin Books, 1999; Howard Rheingold. Smart Mobs: The Next
Social Revolution. Perseus Publishing, 2002; М. Эпштейн. О виртуальной
словесности. «Русский журнал», 10.06.1998; М. Эпштейн. Книга,
ждущая соавторов. Иностранная литература, 1999, #5, 217–228; М.
Эпштейн. От Интернета к ИнтеЛнету, в кн. Русский интернет: Накануне
больших перемен. М., IREX, 2000, 196–204; М. Эпштейн. Из тоталитарной
эпохи — в виртуальную: Введение в Книгу книг. «Континент», #102,
1999, 355–366; М. Эпштейн. Debut de siecle, или От Пост- к Прото-.
Манифест нового века. Знамя, #5, 2001, 180–198.


X
Загрузка