Избранные пролегомены к бионике шахмат Александр Чанцев (26/12/2019)
Когда за шахматами никто не следит, они вытворяют такое, что не снилось...
Некрологист на границе Александр Чанцев (23/12/2019)
...Лимонов немного преувеличивает, что он де достиг границ жизни, люди ему перестали быть интересны. Интересны ему люди, и еще как. Возможно, кстати, за счет этого любопытства к жизни он еще не покинул ее...
Капоте, золотой мальчик Александр Чанцев (06/12/2019)
Капоте вечно был на острие – популярности («Завтрак у Тиффани»), надрыва («Другие голоса, другие комнаты»), эксперимента («Хладнокровное убийство» - вся новая журналистика вышла из него и Хантера Томсона). Здесь же он взят в самый (само)разрушительный момент...
Атамандия и радиоaктивные черви Александр Чанцев (12/08/2019)
«Скорбящий киборг» - конечно, не биография и не монография, а пролегомены, введение в мир Галас, распахивание дверей в него, будто эрудированный знакомец рассказывает тебе, ставит диски, вот, послушай еще, а тут с ней был такой случай!..
В кавычках Александр Чанцев (14/06/2019)
Когда тебя предают, важно не предать себя самого. Не возненавидеть их, себя, не поменять толщину кожи, не.
Гитлер, Беньямин и приключения индейцев Александр Чанцев (03/04/2019)
…не только человек сохраняет книги, но и книги сохраняют человека. И это действительно так, видно даже на примере монстра.
Ангелы в шинелях Александр Чанцев (14/12/2018)
Такой анти-Шмелев: там благость и рай, тут грязь и ад. Или это и есть рай. Если внимательно и тайно присмотреться.
Пелевина по осени (с)читают Александр Чанцев (08/10/2018)
...нынешний Пелевин давно простился с молодостью, даже злобой предыдущего романа, и пишет книгу разочарования и нелицеприятной правды.
Архитектор Рублевки Александр Чанцев (31/05/2018)
Глеб Смирнов Вергилием провел нас по всем творениям Палладио, попутно передав привет Веронезе и кому только не.
Седая бабочка Александр Чанцев (28/02/2018)
...Лимонов совсем последних книг необычен и непривычен. Он уже не супергерой (как еще совсем недавно, в почтенном возрасте в книге «Дед», например) и не сверхчеловек. Вернее, он – очень усталый сверхчеловек.
X
Загрузка