Фотографии Александр Балтин (22/01/2017)
Фотография бабушки и деда на буфете – огромном, как готический собор: в миниатюре, конечно, украшенном бессчётными завитками; старая фотография, вглядываясь в которую, как будто вспоминаю то, чего не могу вспомнить; либо проникая в тайники общечеловеческой плазмы, представленной крошечной каплей рода…
Новогодняя ёлка Александр Балтин (13/12/2016)
Город плыл и играл огнями, переливался движеньем людей и машин, и всё время кто-то входил и выходил из дворов, как из бесчисленных коридоров. Важные троллейбусы проплывали мимо, неспешно везя скарб различных судеб.
О литературе и литературной жизни -2 Александр Балтин (24/11/2016)
...на воспитание нового поколения высококвалифицированного читателя уйдёт столько же времени, сколько потребуется, чтобы научиться отличать кунсткамеру от художественной галереи.
О литературе и литературной жизни -1 Александр Балтин (19/11/2016)
...линия проколотого нерва, ведомая Леоновым от Достоевского (и цветовая гамма у него часто серо-бело-чёрная, как у Фёдора Михайловича); эта боль – за униженных и оскорблённых, количество которых у ХХ веке увеличилось в геометрической прогрессии.
Братья и снег Александр Балтин (15/11/2016)
Баранки хрустели, и мёд золотился так, что никакая печаль мнилась невозможной.
Как там на твоей планете, папа? Александр Балтин (08/09/2016)
…а было – шёл я в снегопад – яблочный, роскошный, шикарно пахнущий – шёл переулками, и собор, встававший на фоне чернеющего неба, был мистичен и таинственен, и почудилось мне, что обогнал ты меня – да, да, это ты, и твоя кожаная куртка, что мама привезла из Польши, поскрипывает, и я спешу за тобой, и ты оборачиваешься...
Бесконечность лабиринта Александр Балтин (06/09/2016)
Бесконечный лабиринт подразумевает бесконечный тупик, ибо золото смысла теряется в бесконечности. Одиноко ли в лабиринте?
Последние дни августа Александр Балтин (23/08/2016)
Почти осень – август висит на волоске, и нескольким дням не составит труда перерезать его.
Фильм ливня Александр Балтин (21/07/2016)
Дождь сочится, точно плачет о прошлом могуществе: о! византийская мощь ливня! о! имперская роскошь его оснастки! Тут порфирия – зал с пятибашенным грозным шкафом, где хранятся облачения басилевса, иные из которых убраны камнями так густо, что не гнутся даже; дождь плачет над своей судьбой, оплакивает себя.
Дом заселяется... Александр Балтин (13/07/2016)
Дом супит брови – осенними вечерами, зимними сумерками; дом громоздится летом на фоне неба, будто новая Троя...
X
Загрузка
DNS