В мире страшных детей Георгий Хазагеров (12/12/2019)
Но когда отпоет массовик-соловей, \ Их обнимет инстинкт своей львиною лапой. \ Ах, как трудно любить в мире странных людей, \ В мире страшных детей, не умеющих плакать.
Дьяволиада и Хоббитания Георгий Хазагеров (04/12/2019)
Это нас интересуют тираны, садисты, насильники, «звезды», миллиардеры и экстрасенсы и неизмеримо меньше – праведники, художники, ученые или же просто дети, старики, семья, дом. Это мы почти привыкли к тому, что масштаб всего происходящего измеряется не культурной глубиной, а завораживающей слабые души силой кулака: много жертв – большой масштаб, мало – маленький. Но Булгаков не писал романа о насилии...
Осень средневековья в СССР. Приключения студента Георгий Хазагеров (27/11/2019)
Мне хотелось бы обратиться к языку, простому, как стекло, не отвлекающему на себя внимание читателя. Он прямо противоположен эстетической программе, изложенной в некогда знаменитой и действительно замечательной работе «Дегуманизация искусства»…
Сын плаката. Из цикла «Лишние люди» Георгий Хазагеров (18/11/2019)
Талант Пани-Вани обнаружился сразу после войны, когда у магазинов выросли длинные черные очереди. В очередях ссорились, лезли вперед, считались и пересчитывались, обманывали друг друга, выдавали за младенцев завернутое в тряпку полено, изображали хромых и слепых. Паня же Ваня водворял справедливость.
Студентка и шпион (Из цикла «Лишние люди») Георгий Хазагеров (13/11/2019)
Утром он обыкновенно ходил по шпионским делам, разведывал, фотографировал. Днем у него были уроки в общеобразовательной мужской школе, где он вел пение. Вечером он до недавнего времени исключительно вредил. Но любовь смешала все карты...
Ирония (Из "Странных сближений") Георгий Хазагеров (12/11/2019)
Ирония – это всегда этос, «характер», а метафора может лежать сугубо в зоне логоса.
X
Загрузка