О розетках Дмитрий Брисенко (20/05/2003)
Потом он сделал так: один конец шпильки обернул ватой, вату смочил одеколоном, железные ручки плоскогубцев обернул обычной белой бумагой А4 в один слой (с пятнами пролитого одеколона: «Тебя ж током е...т!» - «А, х...ня!») и, со второй или третьей попытки, сумел впихнуть этот конструкт в розетку. Розетка сделала пиф-паф, вата загорелась; пробки однако не вылетели. Живой и невредимый, что было несколько огорчительно для нас, Арташес прикурил.
Операция <Тайд или кипячение> Дмитрий Брисенко (17/03/2003)
Виктор, 30 лет, безработный.
Ведущий: "Здравствуйте, это операция "Тайд или кипячение?". Скажите, вы уже попробовали новый Тайд?"
Виктор: "Ну да, пробовали... с Толяном..."
Ведущий: "И что вы можете сказать?"
Виктор: "Ну, чего сказать... нормально. Водки в два раза меньше надо... если на стакан пару ложек развести... И если с пивом утром... нормально так... особенно с балтикой-девяткой... смягчает так... нормально"
Расставание Дмитрий Брисенко (12/03/2003)
Пятно чернил на столе. В ночном небе блестят огоньки звезд. Дом на окраине леса. Чорный лес, из которого сквозит вселенская скорбь. По деревьям прыгают чорные белки. Белки игрушечные, заводные. Кто их завёл - неизвестно. Хотя вот сидит человек у стола, в том самом доме на краю леса. Вот мы у него и спросим.
Поездка Дмитрий Брисенко (09/01/2003)
Игорь подолгу задерживался у окна. Пейзаж не сообщал ничего нового. Квартира ехала куда-то, а пейзажу было все равно: он прилип к окнам, не мытым с прошлой осени. Так и ехали: квартира, Игорь, пейзаж. Вот только вороны и люди: те ли они, или уже другие. Игорь перестал про это думать, он вообще сейчас мало думал. Смотрел телевизор, сидел на земле, спал. Вороны, люди, пейзаж - какая разница.
Осень Патриарших Дмитрий Брисенко (19/12/2002)
В общем, подходят они к нам раскорякой, поправляют автоматы, чтобы руки красиво лежали. Пожилой и юный, точно из рекламы равных возможностей. Пожилой, один в один герой криминальных драм - подтянутый, с коротким седым ёжиком, с глазами, посаженными на разные, что ли, уровни; этакий Гэбриэль Бирн.
Адреса. Чертаново. Дмитрий Брисенко (15/11/2002)
Девочку за что-то наказывают родители, и она уходит в придачный лесок с большим куклой-медведем. И вот она полфильма ходит в унынии, сама с собой и медведем разговаривает, и очень ей от всего этого грустно. Потом у девочки вдруг начинается истерика, она кидает медведя в лужу, прыгает на нём, визжит, потом вытаскивает его обратно, отрывает лапы. Потом начинает реветь, гладит грязное мишкино пузо, просит у него прощения. В этот момент объявляются родители. Девочка начинает от них убегать, родители шпарят за ней, зовут, она опять в слёзы, бежит, ревёт, мишку к груди прижимает, прощения просит, по насыпи вниз, вниз и - под электричку. This is the end.
Рассказ бронзовой статуи. Дмитрий Брисенко (04/11/2002)
Один человек умел доставать из своего носа всякие занятные штуковины. Мальчику Вове он достал из носа гоночный велосипед. Девочке Кате - новенькие сандалики. Двоюродной сестре девочки Кати - дивные фиолетовые очки с голограммой. Папе рыжего Женьки - диоптрический прицел, а маме кривляки Лариски - сногсшибательные бигуди. Он много кому надоставал из носа всяких подарков, и ни один подарок не повторялся. Все были в восторге от этого человека и его подарков. Когда подошла моя очередь, этот человек задумался.
X
Загрузка
DNS