Комментарий | 0

Страна Пиония

 

 

 

 

Ночью Алиса спала беспокойно, снились какие-то кошмары. Иногда просыпалась, прислушивалась, как там бабушка. Но она лежала тихо. Спала, нет,– Алиса не знала.

Проснулась Алиса рано, встала, вся разбитая, размышляла, чем заполнить воскресенье. Выглянула из-за занавески на улицу, там было тоскливо-пасмурно. Долго смотрела, как накрапывал дождь, было хорошо видно на фоне дома напротив. Думала, надо ли ей сегодня на улицу. И что вообще ей делать. Бабушка мучается, стонет, ночами не спит, почти ничего не ест.

В общем, день занимался такой, что хотелось отложить жизнь на завтра,– усмехнулась, отошла от окна.

Алиса ещё не позавтракала, сидела на кухне, пила свой кофе, как зазвонил телефон, она подошла, мужской голос в трубке вежливо и тихо спросил:

– Здравствуйте, а можно Алису?

– Я слушаю.

Последовала короткая пауза, словно глубокий вдох.

– Это говорит твой старый знакомый Паша.

Она узнала: это был её прежний друг Саша.

– Какой ещё Паша?– засмеялась.

– Узнала?– заулыбался он.

– Узнала! А ты зачем чужими именами называешься?

– А хотел проверить, помнишь ли ты меня ещё.

– Помню, как видишь. И как поживаешь, Паша?

– Да помаленьку,– своим обычным привздохом ответил он.– А ты как?

– Да по-всякому бывает.

– А я тут подумал: дай, позвоню, может, вспомнит ещё,– знакомо добродушно усмехнулся Саша.

– Что ж, хорошо, что подумал,– поддержала Алиса.– И как ты живёшь, чем занимаешься?

– Да, знаешь, я вот хотел предложить встретиться сегодня, и я тебе всё расскажу, и ты мне всё расскажешь. А, как ты? Занята сегодня?

– Да нет вообще-то, я сегодня не занята...– несколько растерялась Алиса.

– Тогда давай, я тебе позвоню вечером и мы договоримся о встрече. Мне тут нужно ещё с Мишкой кой-куда слетать... Помнишь Мишку?

– Да помню, как же!

– У него второй сын родился.

– Да что ты! Уже?

– Да,– довольно заулыбался Сашка.– А у тебя-то никто пока не родился?

– Да нет пока,– засмеялась Алиса.– А – у тебя?

– Да тоже нет пока. Никто больше. Так давай я тебе позвоню вечером между шестью и семью? Будь дома!– предупредил весело.

– Ладно, буду,– снова засмеялась Алиса.

После его звонка Алиса сидела и думала: что это было? С чего бы это? Уж сколько лет прошло. Но его звонок ей даже немного поднял настроение.

Алиса подошла к бабушке, сказала:

– Помнишь Сашу, что у меня был? Два года назад, большой такой, белобрысый?

– А, этот разведённый?– слабо проговорила бабушка.

– Да, этот разведённый! Это он позвонил сейчас, вспомнил, представляешь?– поделилась Алиса.

– А-а,– безразлично протянула бабушка, закрыла глаза.

У Сашки был сын, он уже ходил в школу, когда они познакомились. Сын родился, когда Саше было 16 лет, Алиса видела его только на фотографии – красивый кареглазый мальчишка, видимо, в мать.

Через некоторое время бабушка попросила:

– Сходи, купи мороженого. И соку моего тоже. Возьми там в кошельке деньги.

– Да у меня есть ещё,– ответила Алиса, стала одеваться.

Алиса бродила по улицам, по-прежнему шёл дождь. Вспоминала Сашу, их блуждания по городу. Вспоминать было легко и приятно, словно давняя мелодия снова припомнилась и прокручивалась в голове. Окно комнаты Саши на Фонтанке, на самом последнем этаже, из него были видны крыши соседних домов, покрытые заплатками железных листов, но если встать на стул или подоконник, то в верхнюю часть окна можно было увидеть Фонтанку, и за изгибом её виднелся даже кусок Аничкова моста, коней Клодта можно было рассмотреть.

Сделав свой круг по городу и магазинам, Алиса вернулась домой, отдала бабушке мороженое, после него ей становилось немного легче. Алиса готовила обед, в душе надеясь на звонок Вити. Тогда она сказала бы Саше, что у неё произошли изменения в планах, и предложила бы встретиться в другой раз. Но что сегодня свершится чудо, и она увидит Витю – в это она вообще-то не верила.

Бабушка есть снова ничего не стала, только попила своего морковного сока.

– Что-то у меня там нарушено, никак не заживает,– повторяла бабушка слабо.

Алиса знала, что было нарушено, ей после операции врач рассказал. Но бабушке они в больнице ничего не говорили, Алиса тоже не могла ей сказать.

Позвонила двоюродная сестра Света и, для видимости спросив о самочувствии бабушки, стала возбужденно рассказывать, как её муж связался с каким-то криминальным авторитетом, при этом пытался его ещё кинуть на деньги.

– Нет, ты представь, какой дурак!– несколько раз восклицала она про мужа.

Алиса молча слушала излияния сестры.

И теперь бандиты забрали у них в залог машину, чтобы они им деньги вернули,– продолжалась история сестры. И им срочно нужны деньги, а то машину потеряют. Не может Алиса им дать денег в долг?

– Нет, не могу, откуда?– ответила Алиса.

– Ну ты ведь нам одолжила осенью...– пискляво протянула Света.

– Это было осенью. А сейчас у меня бабушка больная.

– Да, конечно. Но может быть, ты займёшь у друзей? Нам срочно надо! Нас поставили на счётчик!

Больше у меня забот нет,– подумала Алиса.

– Нет, мне не у кого занять.

– Не у кого,– повторила Света.– Жаль. Ну, извини тогда.

В голосе её слышалось разочарование.

Алиса села за книгу, бабушка лежала совсем тихо. Алисе стало даже не по себе от её молчания. Она подошла, прислушалась, потрогала бабушку за руку:

– Ты как? Ты даже не вставала сегодня. Может, чего-то хочешь?

Бабушка открыла глаза:

– Ничего не хочу. Так болит, что не могу больше,– слабо сказала.

– Ты ведь от уколов отказалась... Дать тебе обезболивающее?

– Дай, только не помогает, я уже принимала.

Алиса толкла в ложке две таблетки для бабушки, мысленно убеждала себя: поможет, обязательно поможет.

Бабушка приняла таблетки, запила водой, приподнявшись на кровати. Вскоре она стала стонать, видимо, от движения боль разыгралась ещё сильнее.

Около семи вечера бабушке стало совсем невмоготу терпеть боль, Алиса предложила вызвать ей «Скорую».

– Да, вызови мне «Скорую», вызови мне «Скорую»,– повторяла, как в бреду, бабушка.

Алиса вышла в коридор, чтобы бабушка не слышала, набрала номер. От волнения голос у неё прерывался.

– Сильные боли... не может больше терпеть... у неё рак поджелудочной железы, оперировали, ничего не могли сделать... уколы ей делали, но она от них отказалась...

Она повесила трубку и стояла ещё некоторое время в коридоре. Посмотрела на входную дверь, возникло непреодолимое желание убежать отсюда. Куда-нибудь, всё равно куда.

Ничего, я выдержу это,– говорила она себе.

Наконец, вернулась в комнату.

– Они скоро приедут,– обнадёжила она бабушку, хотя ей сказали, что приедут в течении часа. Бабушка ничего не ответила, Алиса даже засомневалась, поняла ли она её.

Села на диван, стала ждать.

Зазвонил телефон. Это был Саша, Алиса забыла про него.

– Так встретимся?– радостно спросил он.

– Нет, у меня бабушка больна, я ей «Скорую» вызвала.

– Бабушка больна? Что-то серьёзное?

– Да,– с нажимом ответила Алиса, чтобы у него не возникло желания расспрашивать.

– Жаль,– протянул разочарованно Саша.– Может быть, в другой раз?

– Да, может быть, в другой раз.

– Ну, извини тогда. Пусть твоя бабушка выздоравливает. Целую,– грустно закончил он.

– Да, пока,– ответила она и положила трубку.

Алиса ждала «Скорую», пыталась отвлечься, чтобы не слышать стоны бабушки. Стала думать о Саше. Как они с ним летом (их первое лето) ездили гулять в Павловск. И когда они ждали обратной электрички, на перроне женщина продавала букет огромных махровых нежно-розовых пионов. И Саша купил ей этот букет. Алиса держала цветы перед собой, а цветы были – нежнейшее облако, и от них шел сладкий одурманивающий аромат. И одна женщина рядом восхитилась:

– Какие цветы!

– Какая девушка, такие и цветы,– ответил Саша.

И Алиса расцвела от счастья, она шла по перрону, и она уже парила, она опускала лицо в цветы, и цветы ласкали её. И этого она никогда не забудет и всегда будет думать с благодарностью к Саше. Через пару дней шикарные цветы осыпались, но в её жизни уже была песня безумная роз. Вернее, пионов.

Когда у них уже всё закончилось, она ходила иногда по подругам, набирала его номер – чтобы АОН не выдал её по номеру. Просто послушать его голос, убедиться, что он есть, и положить трубку. Сказать ему ей было всё равно уже нечего. Это было, конечно, саморастравление, она сама не знала, зачем это делала. Да, они давно разошлись и не подходили друг другу, но ведь он же был уже совсем свой, а от своего отказываться всегда тяжело. Через пару месяцев она написала:

                Я привыкаю жить без тебя.
                Без твоих рук, без твоих глаз,
                без всего того, что было у нас.
                Ни о чём не жалея, никого не кляня.
                Просто жить. Без тебя.

 

Но Саша этого никогда не узнает.

Раздался звонок в дверь.

– Бабушка, это «Скорая»!– воскликнула Алиса, побежала открывать дверь.

Последние публикации: 
Ботаник (10/02/2020)
Наш двор (08/04/2019)
Минька (13/02/2018)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS