Комментарий | 0

Явь. 3. Мечты на мачтах провисают в штиль

 
 
 
 
 
 
 
 
Нетленностью нелепо дорожа
 
Нетленностью нелепо дорожа,
Бессмертные возводят мавзолеи,
Чтоб толпы разъяренные, дрожа,
При виде их восторженно зверели.
 
Чтоб камень, возведённый на кости,
В какую-нибудь вечность прорастая,
Который не снести, не извести,
Имя утратив, сам собой истаял.
 
Чтоб время победить накоротке,
Соперничая с памятью, исчезнув,
Чтобы веселый пёс на поводке
Лапу подняв, обряд исполнил честно.
 
 
 
А смерть в Венеции прочесть наперекор
 
А смерть в Венеции прочесть наперекор,
Наоборот: концом будет начало,
Зоилово, шипя, змеится жало:
Бандит, чудовище, багдадский, словом, вор.
 
О, Господи! При чем же тут Багдад,
Город, в котором не бывал ты сроду,
Хотя, быть может, побывать и рад,
Дивясь гашишно яркому народу.
 
Восток прекрасен звонкой суетой,
Бессмертными тягучими сластями,
Распахнутой открытостию той,
Под коей всё кишмя кишит страстями.
 
О, сказочно восторженный кишмиш!
О, терпкая бескосточная сладость!
А тут который день шумит камыш
И горькая сомнительная святость.
 
В заштатность серую угрюмый путь назад,
Из смерти — в жизнь, в глухую скуку детства,
Где сладкого лишить тебя грозят.
Наперекор! Обратно! В мухоедство!
 
 
 
 
Всё ныне странно не имеет дат
 
И нервность ревности, подвох, переполох,
Ворованная верность, край вороний,
Трон Александра, дерзкий диадох
И отзвук славы мерзко посторонний.
 
Всё ныне странно не имеет дат,
Смысл потеряли все противоречья,
Уродство — красота, умён — богат,
Нью-Йорк — столица Ганы иль Двуречья.
 
Двуручный в мире ныне в моде меч,
Им ныне лишь ленивый не балует,
Вжик — голову вместе со шляпой с плеч,
Неважно где: в театре, на балу ли.
 
Тролля судьбу, забрасывая трал,
Траля фарватер и добыв удачу,
Заглядывая с завистью в астрал,
Пересчитайте непременно сдачу.
 
 
 
Сгорая от стыда, от ревности сгорая
 
Сгорая от стыда, от ревности сгорая,
Как много от чего умеем мы сгорать,
На всём звучащем, коль проймёт, играя,
Умеем — нервы вспомним мы — играть.
 
О, Господи, что только не умеем!
И правду говорить, ну, и, понятно, лгать,
И даже, веселясь, отважно, важно смеем
Изящно, веще глупость излагать.
 
За «мы» так славно, так прекрасно скрыться,
Кто эти «мы», откуда и зачем?
Мы — не они, к чему в вопросах рыться?
А лучше есть. Тогда я глух и нем.
 
 
 
Виолончельная таинственная страсть
 
Виолончельная таинственная страсть,
Задушенная зависть в каждой ноте
К скрипичности, скукоженная власть
Над собственным терпеньем на исходе.
 
Во глубине, в той тесной простоте,
Безлаковой, древесной, изначальной,
Там выкипает ревность к чистоте
Высокой ноты дерзостно банальной.
 
Скользя, сквозит над пропастью смычок:
Возвыситься, воспряв, взлететь над славой
И вторить истерично за плечом,
И кланяться за скрипкой следом. Браво!
 
 
 
 
Здесь статуй полых долгие ряды
 
Здесь статуй полых долгие ряды
Место, назначенное смерти, окружают,
Живые лебеди и мёртвые пруды
Восходят ввысь и горизонт сужают.
 
Всё строится, пока покойный жив,
Лучше его кто смерть предуготовит,
Натянет струны из звериных жил
Для музыки. Что смерти прекословит?
 
Кто смерть верней от жизни отделит,
Щедрей кто одарит посмертно верных?
Кто злоязычие предотвратит?
Остудит славословящих безмерно?
 
Ясен ответ, избыточен вопрос,
Дальнейшее напрасно и злосчастно.
Венки из лавра. Ликованье роз.
Последний путь. Немыслимо прекрасно!
 
 
 
 
Косноязычные окольные пути
 
Косноязычные окольные пути
Подслащены бренчаньем колокольцев,
Пришитых украшеньем на груди
Бесстыже безобразных богомольцев.
 
Куда? Бог весть, свой устремляя шаг,
Чёрт знает где зачерпывая мысли
О том, что тот, кто с ними, тот всеблаг,
А все отставшие в греховном сраме скисли.
 
И тащатся, зломыслием полны,
Души пустынны, а сердца их полы,
Лица от света мёртвого луны
Желты, синеющие ноги жутко голы.
 
Каждый из них жестоко нелюдим,
Брат ненавидит безысходно брата.
Известно им, что путь неотвратим,
Всем ведомо: дорога без возврата.
 
 
 
 
 
Такой нас возвышающий обман
 
Машинки пишущей цикадный перещёлк,
Как дятел, годы жизни предвещает,
От птичьей щедрости изрядно прибавляет,
Так сказочник всё всем всегда прощает,
Забыв, что бабушку сожрёт голодный волк.
 
Прежде всего его бы накормить,
Собачий дух привить бы осторожно,
Заставить позабыть о волчьем прошлом,
Ушлом и пошлом, и голодно тошном,
Прежде чем нынешней жестокостью корить.
 
Шапчонка Красная с лукошком налегке,
Сроков не ведая, с гостинцами несётся,
Не зная, чем прогулка обернётся,
Что с бабушкой доверчивой стрясётся.
Мысли сквозят в летучем ветерке.
 
Да Бог с ней! Нам бы зарядить роман,
От разных сказок вусмерть все устали,
Отплыв от выдумок, к нон-фикшн не пристали.
Героя сочинить из спермы, слёз и стали.
Такой нас возвышающий обман!
 
 
 
 
Мечты на мачтах провисают в штиль
 
Мечты на мачтах провисают в штиль,
Беспарусно без ветра задыхаясь,
Ржавеющими шпагами утиль
Заполонён, как воплем рот, до края.
 
В плену иллюзий сладостно скользя
По льду озерному, не ведая: в глубинах
Ликует жизнь, отвергнутая зря
Скольженья ради по блестящим льдинам.
 
 
 
 
Побредим яростно о том, как побредём
 
Побредим яростно о том, как побредём,
Реку времен прочесывая бреднем,
Улиточно таща свой бренный дом,
Припоминая то, что помнить вредно.
 
Бредём, бредово ощущая брод,
Бессонно, бородато, сумасбродно,
Глумится звучно, видя нас, народ,
Не выбирая слов, простонародно.
 
Сыскав поляну, учредим привал,
Уж мы поберендействуем с устатку,
Сам и получше времена знавал,
Хотя они довольно были кратки.
 
Неупредимо счёт эпох велик.
Аллюром дерзким одолев пределы,
Трудов и дней обозреваем лик
Бредово бодро, шатко ошалело.
 
Ох, надоумит мудрый Берендей,
Нещадно самолюбье наше раня
Бродячим поучением царей:
Песни похабные с вагантами варганить.
 
Во всех эпохах должно местным слыть,
Раз Медный век случился, будь там медным,
С волками жить — невольно волчьи выть,
С героями — геройствовать победно!
 
Когда иссякнет страсть к чужим дымам,
Проймёт, что прежде чувств не бередило,
То побредём обратно, по домам,
Страсть к перемене дней перебродила.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS