Комментарий | 0

Детское и взрослое

 
 
 
 
 

 

                                                                 Напиши мне письмо
                                                                 Подари мне привет
                                                                 Я люблю в тебе то,
                                                                 Чего в тебе нет
                                                                 Из творчества душевнобольных
 
 
 
жук
 
я тебя так любила
что рас
пространялось свеченье
извне
и вокруг всё светилось
и жгло
я теперь позабыла свернула скатила
закрыла в неведомом непознаваемом
одного
но ты не теряйся – отращивай руки
и ноги и глазы и груди
и в гору иди
там встретятся люди и новое счастье
 
скорее всего
 
 
 
 
* * *
 
было время, что море едва до колена,
ветер в лицо и лёгких идей правда,
мне хотелось сбежать в Картахену
а дело не дошло и до Ленинграда
вот бежит сезон за сезоном,
ускоряется юла голубая:
для судьбищи есть особый резон,
никакой другой я не знаю!
станут весны ещё мимолетней
на стекле жемчуга от капели
и дома растут, там где вётлы
на ветру нам секреты скрипели
я бегу, на лету посмеиваясь и плача
дома своего как гнезда не свила я
не кукушкина это задача
мне сказала одна святая
убежала из детства без сожалений,
а теперь осколки жалею
сколько пыла и откровений
в целое ни за что не склеить
не видать в ночи огней Картахены,
нет на карте ни единого Ленинграда
на моей войне не случалось пленных
победителей не нашла награда
 
 
 
 
 
в день рождения
 
                        Ирине Парусниковой
 
рыбка плавает по дну
я люблю тебя одну
я запомнила и помню
как несешь себя к огню
пусть легко идёт с тобой,
что затеяно судьбой
я тебе всегда соломки
припасаю под рукой
и вазон тебе рисую
перламутровых цветов
лошадь с рогом в синей сбруе,
сто узорных поясов
пташки в Раменском галдят
спать как будто не велят
и глагол летит к глаголу
на свиданке танцевать
 
мне б тебя поцелова…
 
 
 
 
 
2014
 
1.
…я занята присутствием Твоим
и всё, что есть,– то всё Твоё, я знаю.
Легко скачу, но очень трудно постигаю
канон любви.
 
2.
Надоело писать – всё суета,
как всяк человек – ложь.
Спасение – дело утопающих,
дело дрейфующих – благодать.
 
 
 
 
 
три февраля
 
плот трамвая идёт в депо
из рая прогноз: «ожидайте тепло»
весна городская, верна ли себе ль?
едва наступает после трёх,
трёх подряд февралей
 
ночи запахи чётче –
пахнет ветер, пахнет асфальт
в каждом из нас то, что волчье
ненавидит февраль!
прочее – слабое, человечье
просит связки сомкнуться – петь
и легкое то – над всем этим –
хочет лететь!
 
 
 
 
 
 
сниться тебе
 
я буду сниться тебе такой,
проваливающейся в финзалив
толчковой ногой
готовой всегда бороздить водоём
любой
 
вместе с ним
доходя до твоих колен
по ним поводя рукой
 
грудастой русалкой
с рыбьим хвостом
нянча земных детей
 
 
 
 
 
* * *
 
ученые подтвердили существование Бога,
математики – наличие дьявола
античные мудрецы в застиранных тогах
придумали разные правила
 
они просчитали повороты сюжетов,
предусмотрели шоколадки в антрактах,
а я дожигаю последнее детское лето
и не иначе – а с именем Гиппократа
 
поэзия не волнует учёных и математиков
(им за своим бы успеть приглядеть)
а мы всё играем-играем-играем в солдатики,
чтоб от запаха скуки не угореть
 
 
 
 
 
тридцать девять и пять
 
…Нет, не спится
страшно
увидеть в каменном зеркале снов
искаженными наши же лица,
 
силиться осознать что-то земное,
"а почему броненосец в огне, что такое?",
"из-за чего за стеною
не слышится человеческих голосов?",
"чем окрашено поле, меж черной и белою полосой"
"из-за чего никак не понять
что же стало с тобой и со мною?"
 
Из-за чего так не хочется спать…
 
 
 
 
 
поэт
 
мне бы влюбиться в тебя
как в чудо
по пути в гастроном из детсада
эти блики на радужке
цвета лесного пруда
тембр с хрипотцой городского надсада
воздух, звенящий в пазухе
пониже левой лопатки
аромат карандашиков "koh-i-noor" и "уже поздно, пора бы"
 
о, силуэты и линии и штриховки
в отцовой тетрадке!
желтые шарики – в мартовской кухне
мимозы!
мне бы влюбиться в тебя безоглядно
как Чкалов влюблён в неба кобальт
он и тысячи тысяч других
летунов неизвестных
 
о милый, огромный мальчик 
мне позарез бы!
так, чтоб тесно душе от счастья!
нектар мёд и дёготь: животворящий улей – 
пасека велеречивого дара
мне бы влюбиться в тебя до потери пульса
чтоб никогда не проснуться старой
 
 
 
 
 
трамвай желание
 
 
рельсы вильнут не влево, а вправо
в тощий засушенный городом сквер,
где плевала история на исконное право
вне сослагательных – мерой всех мер,
а контур решетки резной обнимает плавно
гряду колченогих лип без единого фонаря
из всех несусветных желаний спонтанных
загадаю одно – посмотреть на тебя
 
 
 
 
 
считалка
 
Эпоха кончилась, эпоха умерла
Ты проводил её под ручку до угла,
Небрежно бросил на прощание "пока".
Кто ж мог подумать, что вот это – на века.
И.Болычев
 
 
у эпохи
устойчиво – четыре ноги,
рампа, кулисы и ничего позади
у эпохи четыре конкретно
столпа
по одному
на красных четыре угла,
рудиментарная голова,
на антресолях она,
жуя, ворочает бред
у эпохи пророков в отечестве нет
 
 
 
 
 
бег
 
 
"...Ростральные колонны по традиции украшались рострами вражеских кораблей в честь победы...."
                                                                                      Из словаря.
 
"...Они кричат в честь доллара"
                                                                                       "Бег"  М.А.Булгаков
 
 
Всего какой-то год, а новый век стремительно стареет,
он голову летит сломя и режет глянцевой струной на "ля"
массивный грохотом своим пирог московского сабвея
и ускоряет бег, и топает асфальтовым паркетом февраля.
 
а я читаю "Бег" и вижу: ничего!  Всё – тлен и суетня,
столеткин темп – престиссимо! – тем безнадежней:
лёд сменится на хлябь, а хлябь на лёд – святая простота
ты – ростр, я – ростра. Мы в корму судеб врастаем кожей.
 
Нам функция дана. Да, авангардом в боевом раскладе.
Смешных порук бумажный бой и фельетон – что некролог.
Игрок упрямый не сдается, он таранит антрацита глади,
вдыхает кислород искусства, как распоследний ненадежный антидот.
 
 
 
 
 
единица мощности
 
 
             И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх её касается неба
                                                                                                  Быт.28:12-16
 
ватты эмигрируют в килоджоули
гуманисты легко мутируют в овощи
глядя на действующую форму сознания
общества поклоняющегося
рекламе
слушаю шёпот мистера Кроули
я мечтаю родиться где-то
на Гоа
и сквозь местный бардак
вплестись в солнечное растение
выплавляемое креатурами лета
светосилами откровений
волнами музыкального ветра
температурой вездесущего цвета
 
я мечтаю подняться с поверхности
по нехилой Иаковой лестнице
c голубоватой alma mater-планеты
прямо на сладкую вату, в черничное небо
истинно,
нечем будет измерить
черным по белому, любым измерителем
мощность всего-то одной победы
 
 
 
 
 
букварики
 
под мега-ваттным кругом софита
в стандартной семейной колоде
короли –
и те случаются биты
 
новые слова растут быстрее грибов
в обиходе
«похороны»,  «пухом земля», «поминки»
они вытесняют из моды
«коньки», «леденцы», «царь горы», «лыжи»
и «зе-мля-ника»
 
все умирают
мы на шаг становимся ближе
 
Последние публикации: 
Простые вещи (11/05/2017)
Голоса (11/01/2016)
Одеш вересня (25/10/2013)
Иван-чай (16/10/2012)

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS