Комментарий | 0

Русская философия. Совершенное мышление 347. Что такое когитальность

 

 

 

Что же открыл Декарт? Осознание и сознание, дуализм материи и мышления, достоверность бога и человека? Нет. Декарт открыл (сформулировал) форму действия каждого современного человека, будь это философ, пытающийся понять, что и как он делает, или крестьянин, такими вопросами не задающийся. Основой или действующей причиной каждого действия современного человека является установление индивидуальности существования. Здесь пока не имеет значения, осуществляется ли это установление в форме фиксации собственного существования – «Я», «Я есть» или в форме фиксации существования чего-то – «Что-то», «Мир», «Мир есть». Также не имеет значения, сопровождается ли установление индивидуальности существования его интеллектуальной или словесной интерпретацией, что с таким блеском удалось Декарту и на что совершенно наплевать крестьянину.

Существенна только опора на индивидуальность существования.

При этом Декарт понимал, что разделить индивидуальность и существование в этом установлении невозможно, это одно и тоже: установленное «Я» есть «Мир», а установленный «Мир» есть «Я». Мамардашвили называл такие тождества «плодотворными», а факт установления – «метафизическим апостериори», то есть таким опытом, результатом которого становится установление неких законов, которые теперь будут определять жизнь человека. Далее, Декарт понимал, что конкретное содержание действия не имеет значения, установлением существования может быть любое осознание, воспоминание, восприятие или движение, если оно выполнено вместе с установлением индивидуальности существования или как такое установление, то есть как когитация!

Когитация или когитальность – это любое действие, формой которого является установление индивидуальности существования или просто установление существования. Или, воспользовавшись формулировкой Канта, можно сказать так: должно быть возможно, чтобы установление существования (представление «я мыслю») сопровождало действие человека. Для этого нет никакой необходимости вводить лишнюю сущность, которая являлась бы условием такой возможности.

Однако пылкие философы, похожие на Спинозу, сделали именно это, предположив, что установлением существования должна заниматься особая способность человека или даже особая сила вселенной. Философы возвели мышление в ранг такой силы, для чего им пришлось отделить его от существования (материи), после чего не оставалось ничего, кроме как возведения и материи (существования) в ранг категории. Так возник дуализм Декарта (которого у Декарта не было) и всей последующей философии. Поскольку же термин «мышление» не совсем подходит для вселенской силы, постепенно он был вытеснен со своего трона термином «сознание», который уже устраивал всех философов, поскольку был настолько расплывчат и многозначен, что этим термином можно было обозначать все, что угодно. Каждое направление философии вкладывало в этот термин подходящее ему содержание и, о чудо, термин легко и непринужденно это содержание впитывал!

Когда прошел безудержный энтузиазм философов Нового времени, когда к середине 19-го и, особенно, к началу 20-го веков обнаружились трещины в построенных философами зданиях, родилась новая волна тех, кто решил заделать обнаружившиеся трещины в стенах «сознания», опиравшихся на декартовский «камень во главе угла» - когитацию. Стены рушить не стали, попытались заделать щели, а зря! Как ни старались феноменологи, экзистенциалисты, аналитики, структуралисты, культурологи, но щель между когитацией и сознанием становилась все больше, и больше. Не удалось закрыть этот просвет и Мамардашвили с Пятигорским, в решении этого вопроса не помогает и мета-теоретический подход; не поможет и никакой другой.

За эти века было сделано множество настоящих открытий в различных областях человеческого мышления, открытий, к которым философам стоило не только прислушаться, но и у которых стоило поучиться. Но нет, не давало раздутое «сознание». Человеческое знание ушло далеко вперед, философам и спины его не видно. Где сейчас философы? В академиях, университетах, институтах, на побегушках у администраций, но не на передовом фронте науки, как это было в античности и в Новое время. Почему? Да потому, что философам нечего предложить науке, нет идей, кроме теории всеохватывающего сознания, вот и приходится дышать академической пылью и пресмыкаться перед властью.

Вернемся к когитации. Декарт обозначил когитацией фактическое, происходящее в опыте схватывание, установление, фиксацию существования; ему этого было достаточно, он специально не исследовал виды когитаций, но точно не понимал под когитацией одну, решающую, чистую, высшую, категориальную способность человека, которая отвечает за очевидность и достоверность. Поскольку опыт Декарта был опытом философа, он был сформулирован как «я мыслю, я существую», или просто «я мыслю». В другом опыте могло быть «я помню, я существую» («я помню»), «я бегу, я существую» («я бегу»), «я беру ложку со стола, я существую» и т.д. Более того, местоимение «я» здесь лишнее: точная форма установления звучит так: «мыслю», «помню», «бегу».

Когитация – это не опыт фиксации неким субъектом некоего объекта (содержания), поскольку содержание каждый раз другое, это форма накопления опыта индивидуальности, автономности, атомарности, которая актуальна и для младенца в утробе, и для старика на смертном одре. В жизненном развитии каждого человека отнесение к «я» появляется в определенное время, занимает важную, но не доминирующую роль в структуре личности современного человека, поскольку всегда основывается на опыте установления существования и зависит от него. Как только отнесение к «я» (или просто «я») отрывается от своей основы, развитие личности претерпевает превращения.

Еще раз отмечу, что опыт когитации не несет в себе внутреннего раздвоения на субъект и объект, поскольку любой состоявшийся опыт целостен, единичен и атомарен. Не стоит доверять языку и представлять себе, что Декарт мыслит, Спиноза помнит или Кант бежит, как не стоит представлять себе, что нечто мыслит Декартом, помнит Спинозой или бегает Кантом. Человек как отдельное существо не может производить таких сложных действий, как мышление, воспоминание или бег, действий, требующих синхронизации миллионов элементов. В то же время человек делает это, он мыслит, помнит, двигается! Он делает то, что ему самому не под силу. Об этом поговорим дальше.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка