Комментарий |

Анекдоты. Философы 5

Сартр очень любил мух. Особенно хорошо ему работалось жарким летним
днём, когда он открывал окно, намазывал волосы мёдом и садился
за письменный стол, предвкушая сочное жужжание и копошение в своей
голове.

***

В детстве Эйнштейну часто снился один и тот же сон, в котором
бог играл с дьяволом в кости, ставя на кон его душу, и каждый
раз проигрывал.

***

Хайдеггер прославился тем, что совершенно не проводил электричества.
На глазах изумлённой публики он крутил сальто на троллейбусных
проводах, держась за них голыми руками; по вечерам он развлекал
горожан следующим трюком: театрально произнося «з а м ы к а ю»,
он сводил руки и соединял провода, погружая улицу во мрак, через
мгновение декламировал «р а з м ы к а ю», разводил руки, вновь
зажигая фонари, чем приводил в неописуемый восторг толпу вечно
таскающихся за ним ребятишек.

***

Сартр любил дремать в кресле, чувствуя на языке мягкие лапки большой
навозной мухи, которую он аккуратно слизывал с облитого вчерашним
супом рукава.

***

Ни в гимназии, ни в университете Шредингеру совершенно не давалась
элементарная арифметика; сложить дважды два ему было всё равно,
что слетать на луну; он так и не стал бы физиком, если бы однажды
его друг Планк не заметил:

– Не бери в голову, всё не так плохо, твою слабость необходимо
сделать твоим преимуществом; смотри: поскольку результаты производимых
тобою вычислений всегда будут принадлежать множеству всех возможных
результатов … например, сколько будет дважды два?

– …пять?, – неуверенно промямлил Шредингер.

– Итак, пять является элементом множества всех возможных результатов
суммы 2+2, следовательно, тебе нужно разработать математический
аппарат для определения коэффициента, показывающего степень вероятности
полученного тобою результата, в данном случае 5, после чего ввести
этот коэффициент как константу любых твоих вычислений, в соответствии
с чем любые твои вычисления можно будет рассматривать как статистически
возможные и, следовательно, непротиворечивые; например, полученный
тобою результат, а именно: 2 + 2 = 5 принимает форму 2 + 2 = К
5, где К – коэффициент, назовём его коэффициент вероятности Шредингера,
показывающий статистическую возможность 5 как результата суммы
2 + 2.

Такой математический аппарат позволит тебе не только совершенно
не зависеть от конкретных результатов твоих вычислений, но и представить
элементарную арифметику в качестве одного из вариантов математики
вероятностных значений.

– Подожди, кажется я начинаю понимать: дело не в том, что я не
умею считать, а в том, что элементарная арифметика слишком однозначна,
так ведь?, – подхватил веселеющий Шредингер.

– На лету ловишь, на лету, только смотри на ситуацию шире: дело
не в том, что ты не умеешь считать, а в том, что считаешь не как
все!

Так Шредингер смог осуществить свою мечту стать учёным с мировым
именем.

***

У Сартра был полный набор разнообразных способов здороваться;
например, с Камю он здоровался следующим образом: подходил к нему
так близко, что у Камю от резкого запаха мочи начинала кружиться
голова, затем целовал в губы, проталкивая в его рот некоторых
из постоянно ползающих по языку мух, после чего, крепко сжимая
пытающегося отвернуться друга, радостно принимал на грудь всю
ту блевотину, на которую в этот раз тот был способен.

***

Хайдеггер так ловко жонглировал крышками канализационных люков,
что горожане называли его не иначе, как «феномен».

***

Сартр наслаждался бы раздвоением своей личности, если бы знал
об этом.

***

Эйнштейн так прославился своей любовью к бедным и несчастным,
что даже жирные утки, завидев прогуливающегося в центральном парке
гения, вылезали из пруда, катались в пыли, после чего, издавая
напоминающие детский плач звуки, жались к Эйнштейну, причём всегда
с положительным результатом.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS