Комментарий |

Правила Марко Поло

Глава 1

Я должен был позвонить Айрис, так сказать, по долгу службы, хотя
опасался навязчивости маленькой Монèк. Я старался успокоиться,
вести себя как можно вальяжней. Поставил видеозапись нашего
с Наташей свадебного путешествия в Южною Каролину. Съемки
семилетней давности до сих пор создавали эффект присутствия.
Если особенно не распаляться, можно обойтись без рыданий.
Ничего страшного не произошло. В этой стране без труда
выкармливают и семимесячных младенцев. Нашим шла уже тридцать вторая
неделя.

Я медленно цедил «Мартель» из огромного бокала «Микаса»: этот набор
жена купила мне на день рождения в самом начале совместной
жизни. Бокал сохранился в единственном числе, остальные
побились. Мне казалось, что я веду себя самым правильным образом.
И фильм, и бокал, и сорт коньяка – всё как в нормальной
жизни. Когда мы познакомились, Елке было двадцать четыре года.
Женились через пару месяцев после встречи. Я смотрел на ее
щенячьи восторги на теплом атлантическом берегу: в Нью-Йорке
в начале мая еще никто не купается.

Идея поехать с молодой женой на юг оказалась удачной. Пеликаны
отвесно пикировали в океан, охотясь за рыбой, вдали маячили яхты
и военные корабли. В расщелинах волнорезов, наваленных из
огромных каменных глыб, дети ловили руками крабов. Елка ходила
по берегу в свадебной шляпке потешным спортивным шагом,
училась стоять на волне, барахталась в прибое. Я давно не видел
столь натуральной радости, исходящей от взрослого человека.

Жизнь на Лонг-Айленде превратила океан в обычное место прогулок.
Устрицы, лобстеры и крабы более не казались деликатесами; я
забыл, когда в последний раз ездил на серьезную рыбалку.
Разглядывая картины давних идиллий, я подумывал, что наш роман с
водной стихией хорошо бы возобновить. Я мог бы каждое утро
ездить на берег встречать рассвет, читать утреннюю молитву.
Используя малый флот Джона, можно было выйти в открытое море.
Звонок к Айрис неожиданно подарил мне новую романтическую
затею, связанную с океаном. Поначалу она воспринималась мной
скептически, но потом превратилась в болезненную,
ностальгическую страсть.

Я рассказал Айрис о том, что Наташа очутилась в больнице и что о
сроках ее возвращения мне ничего не известно. Положения дел в
бизнесе это все равно не меняло. У нас в работе сейчас было
несколько контрактов: нужно лишь немного подождать, и
развешанные на стенах ружья рано или поздно выстрелят. За наше
финансовое положение на первых порах после рождения детей можно
было не опасаться. Немного смущала история с землей на Колин
драйв: дистрикт 200, секция 607, квартал 6, лот 7. Участок
земли с проходящей по нему линией электропередач. Уолли
что-то нахимичил с сертификатом. Покупали мы его в складчину, но
он по ошибке оформил участок на свое имя. Документы мы
переделали, но город выяснил, что ним «тянется хвост», долг.
Уолли признавал себя виноватым и говорил, что готов заплатить
незамедлительно. Мы считали, что он не лжет, и ждали, когда
он, наконец, решит свои вопросы с государством, чтобы
перепродать землю еще выгоднее. За время его тяжбы рынок вновь
пошел вверх, мы не ожидали, что разгильдяйство компаньона может
принести дивиденды. Было в этой истории что-то глуповатое и
непонятное, но заподозрить подвох было трудно.

Айрис пообещала мне найти надежного врача. По ее словам, у нее тоже
появились некоторые «женские проблемы», о которых она пока
не хотела бы говорить.

– Главное – вытащить нашу Елочку из застенка, – настаивал я. – Это
не госпиталь, это турецкий зиндан.

– Откуда ты знаешь такие экзотические слова? – смеялась она. –
Хочешь, я пошлю к тебе Монèк? Она хорошо готовит. Постирает,
приберет в доме. У нее отличные навыки в этом деле. К тому же
она, по-моему, в тебя влюблена.

Я поперхнулся, но добродушный смех в трубке развеял мои опасения.

– А что, ты с нею уже договорилась? Она согласна променять общество
юных идальго на брюзжание старика?

– Боб, у нас растет недоразвитый ребенок. Проблемы секса не
интересуют ее совершенно. Я волоком тащу ее на школьную дискотеку.
Потом мне кажется, что ей интересно с тобой. Она часто
вспоминает аквариум, поездку в Бриджхамптон. Ты художник, а она
тянется к интеллигентным людям.

Казалось, Айрис давно уже проработала этот план на случай, если я
останусь без Наташи. Или все это последствия хитрой пропаганды
ребенка? К девице я давно привык, испытывал то ли
товарищеские, то ли отцовские чувства. Ее рябячливость напоминала мне
о том, что и я когда-то был трудным подростком. О
беззаботных временах всегда вспоминаешь с нежностью.

– Сколько ей платить? Давай как-нибудь символически.

– Всегда догадывалась, что ты еврей. Давай я сначала хоть поговорю с
нею. Детки растут. Может, она тебя забыла.

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS