Комментарий |

Муза Маяковского. Жизнь и судьба Татьяны Яковлевой

Юрий Тюрин. Татьяна. Русская муза Парижа. – М.: Гелеос,
2006, 232 с.

Документальная повесть Юрия Тюрина посвящена Татьяне Яковлевой
– парижской возлюбленной Маяковского. Не будь их встречи поздней
осенью 1928 года, наша героиня, несомненно, разделила бы участь
сотен тысяч русских эмигрантов, безвестно канувших в Лету. В Истории
остаются очень немногие. Татьяна осталась – как Муза, вдохновившая
поэта на такие вот строчки:

«Я все равно тебя когда-нибудь возьму – одну или вдвоем с Парижем».

– Так… взял он? – допытывались у нее на старости лет досужие литературоведы.
– Было это?

– Конечно, было, – невозмутимо отвечала она. – А зачем еще встречаться?

А на следующий день Татьяна Яковлева устало говорила Юрию Тюрину
(русскому литератору, волею случая оказавшемуся в Америке): «Как
они мне все надоели с постельными вопросами. Они не могут понять,
что я все-таки была барышней из приличной семьи…».

– Оставайтесь у меня, – внезапно предложила она. – И я вам все
расскажу.

– Насколько? – спросил оторопевший собеседник.

– Ну, хотя бы, пока я жива.

И Юрий Тюрин остался. На два года, пока жила. А потом, на

основе ее воспоминаний, написал эту книгу.

Отношениям с Маяковским посвящена ее первая глава. Здесь, автор
придерживается традиционной версии о злодейской роли двух сестер:
Лили Брик и Эльзы Триоле, способствовавших их разрыву. Сама же
Татьяна оказывается как бы ни при чем. – Написала поэту, он не
ответил: месяц, второй. Сколько можно ждать? Она и вышла замуж.
Что поделаешь: не ответил же…

Наверно, если бы по-настоящему любила, не стала бы так спешить
с замужеством. Еще бы подождала: и год, и два, и три! Если бы
любила…

Поэт умер, а Муза его осталась. Последующая часть повести описывает
дальнейшую жизнь и судьбу Татьяны Яковлевой. Неудачный брак, новая
любовь, отъезд в Америку. И почти на каждой странице автор говорит
о незаурядности своей героини, по масштабу личности сравнивает
ее и с Маяковским и с величайшими людьми своего времени. «Таких
женщин даже Бог ваяет по заказу», – пишет Тюрин. Возможно. Но
пусть автор ответит: а если бы не было знакомства Татьяны с великим
поэтом – появилась бы его повесть?

Да, она – Муза, вдохновляла других. А – сама? Что нового привнесла
в этот мир? Создавала модели шляпок? Этого мало, очень мало.

Главным для Татьяны Яковлевой было выжить, удержаться на плаву,
достичь безбедного существования. Она вечно ощущала «подспудный
страх перед нищетой и голодным днем». Слишком свежи были воспоминания
о России, откуда с трудом смогла уехать в двадцать пятом. Как,
в одночасье, рухнула жизнь ее семьи, и она руками рылась в мерзлой
земле, выискивая гнилую картошку.

Любовь Маяковского. Вернуться с ним в ненадежную Россию? Конечно,
нет! Муза выбрала обеспеченную жизнь.

А потом, с риском для жизни, без документов, она пробиралась в
оккупированный немцами Париж – чтобы забрать письма Маяковского
из своей квартиры; так рассказывала она биографам. Письма Татьяна
забрала, а в придачу к ним еще и драгоценности, которые тоже оставались
в квартире. И пусть ее биографы и читатели задумаются: а если
бы драгоценностей там не было? Ради одних писем стала бы рисковать?

«Удержаться на плаву», – эта мысль преследовала ее и когда она
перебралась в Америку. «Даже в Нью-Йорке меня беспокоило чувство
ненадежности нашего материального благополучия», – признавалась
автору Татьяна Яковлева.

«Ты одна мне ростом вровень…», – писал о ней поэт. Ростом – да.
А как личность, человек?

У Владимира Маяковского в жизни была Мечта. Пусть несбыточная,
утопическая, но – Мечта. Куда-то за горизонт стремился…

А его возлюбленная хотела лишь удобно устроить свою жизнь: выйти
замуж, родить ребенка, иметь свой дом. Быть обеспеченной. Обычная
женщина с обычными желаниями.

Да, была мила и остроумна в разговоре, обаятельна и добра к людям.
А вот Мечты у нее не было. Совсем не было.

– Зачем она Володе? – решили сестры Лиля и Эля.

Последние публикации: 

Необходимо зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии и подписываться на материалы

X
Загрузка
DNS